Сюжеты

Преступление «Катынь»

За чем летела делегация президента Польши

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 38 от 12 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Олег Хлебниковредактор отдела современной истории

Зло порождает зло. Преступление, до тех пор пока не наказано, влечет за собой новые преступления. И жертвы, жертвы, жертвы… 17 сентября 1939 года вслед за гитлеровцами Красная армия — в соответствии с Секретным протоколом к Пакту Молотова...

Зло порождает зло. Преступление, до тех пор пока не наказано, влечет за собой новые преступления. И жертвы, жертвы, жертвы…

17 сентября 1939 года вслед за гитлеровцами Красная армия — в соответствии с Секретным протоколом к Пакту Молотова — Риббентропа, поделившим Европу, — вторглась в Польшу. Поляки верили, что она идет оказать сопротивление фашистским захватчикам. Но даже когда стало ясно, что это не так, польская армия практически не оказывала сопротивления. И в сталинский плен попали десятки тысяч поляков — в основном офицеров и полицейских. Они оказались в лагерях НКВД в качестве военнопленных.

Это было первое преступление — преступление советско-польского договора о ненападении.

А 70 лет назад совершилось второе, самое страшное преступление — катынское. Начало ему положила записка Л. Берии в ЦК ВКП (б) Сталину от 5 марта 1940 года. В ней содержалось такое предложение:

«1) Дела о находящихся в лагерях для военнопленных 14 700 человек бывших польских офицеров, помещиков, осадников и тюремщиков,

2) а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11 000 человек членов различных к-р шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков

— рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела».

(Пунктуация оригинала сохранена.)

На первой странице этого документа стоят размашистые подписи: И. Сталин, К. Ворошилов, В. Молотов, А. Микоян. На полях, мелко: т. Калинин — за, т. Каганович — за. Собственно, так и состоялось решение Политбюро ЦК ВКП (б) (от 5 марта 1940 г.) во главе со Сталиным, по которому в апреле-мае были расстреляны без суда почти 22 тысячи поляков, находившихся в лагерях и тюрьмах НКВД.

В обращении общества «Мемориал» к Д. А. Медведеву от 2 марта 2010 г. говорится:

«Катынь, до 1991 г. бывшая единственным достоверно установленным местом гибели части казненных, стала символом этого злодеяния. Катынское преступление — это не только убийство весной 1940 г. почти 22 тысяч польских граждан. Это еще и полвека лжи и фальсификаций, когда Советский Союз вопреки очевидным фактам отрицал свою ответственность за уничтожение польских военнопленных и пытался убедить весь мир и собственных граждан, что преступление — дело рук гитлеровцев».

Даже в самый разгар «оттепели» — 3 марта 1959 года — появляется такой вот документ: записка Председателя КГБ СССР А. Шелепина товарищу Хрущеву Н.С. В ней, в частности, пишется:

«Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21 857 человек <…>. Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5 марта 1940 года. <…> Какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции со всеми нежелательными для нашего государства последствиями. Тем более в отношении расстрелянных в Катынском лесу существует официальная версия, подтвержденная произведенным <…> в 1944 году расследованием Комиссии, именовавшейся «Специальная комиссия по установлению и расследованию расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров» (т. н. Комиссия Бурденко. — О. Х.) <…> Исходя из изложенного, представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году, по названной выше операции».

Президиум ЦК КПСС просьбу КГБ удовлетворил. И это стало очередным преступлением, жертвами которого на сей раз оказались родственники безвинно казненных поляков — они, родственники, хотели и хотят реабилитации своих убиенных, а «все учетные дела» уничтожены.

Но дело не только в этом. После передачи в 1990 г. президентом СССР М. Горбачевым президенту Польши В. Ярузельскому поименных списков военнопленных, отправленных на казнь, возбуждения тогда же уголовного дела № 159 («Катынское дело») и обнародования в 1992-м президентом России Б. Ельциным документов, изобличающих руководство СССР в совершении катынского преступления, казалось, что лжи о Катыни пришел конец…

Снова — цитата из обращения общества «Мемориал» к  Д. А. Медведеву:

«Однако в 2004 г. уголовное «Катынское дело» № 159 Главной военной прокуратурой было прекращено. При этом основные материалы дела, включая и постановление о его прекращении, были засекречены <…>

Засекречивание материалов «Катынского дела» очевидным образом нарушает действующий российский Закон «О государственной тайне» <…>. По сей день Главная военная прокуратура отказывается исполнять действующий российский Закон «О реабилитации жертв политических репрессий», утверждая вопреки очевидности, что политический мотив и даже сам факт расстрела в отношении каждого отдельного военнопленного не может быть установлен.

Ссылаясь на секретность, Главная военная прокуратура отказалась назвать имена тех, кого она признала виновными, сообщив позже лишь то, что это «отдельные лица из числа руководства НКВД СССР», действия которых квалифицированы по п. «б» статьи 193-17 УК РСФСР (1926 г.) как «превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств».

Таким образом, Сталин и члены Политбюро, принявшие решение о массовом расстреле польских граждан, признаны невиновными в катынском преступлении, которое ранее в заявлении ТАСС от 13 апреля 1990 г. было названо «одним из тяжких преступлений сталинизма». А само преступление, совершенное по указанию руководства СССР и фактически являющееся актом государственного терроризма, теперь квалифицируется как превышение власти отдельными руководителями ведомственного уровня <…>.

В результате тень преступлений и лжи сталинского режима ложится на сегодняшнюю Россию».

Чтобы сегодня, после случившейся трагедии, нам не принять на себя преступление и позор Катыни, и в память о погибшем президенте Польши Лехе Качиньском и всех членах польской правительственной делегации (ведь они летели именно в Катынь — не только на траурную мессу, но и наградить наших соотечественников, говоривших правду о катынском преступлении), необходимо:

— рассекретить все засекреченные тома «Катынского дела» № 159 и ознакомить с ними польскую сторону;

— возбудить новое уголовное дело по катынскому преступлению, с тем чтобы назвать его реальных виновников;

— реабилитировать всех невинно расстрелянных весной 1940 года польских военнопленных.

Чтобы окончательно не стать врагами с соседним народом, близким по крови — в том числе и пролитой, — одних, пусть искренних, соболезнований сейчас недостаточно. Катынское зло породило зло. Прервать эту страшную цепочку необходимо. Для этого хотя бы надо назвать и осудить всех преступников Катыни поименно. В том числе и тех, кто виноват «только» во лжи.

Под текст

Арсений Рогинский, председатель правления Международного общества «Мемориал»:

— Это большая трагедия, которая не пройдет бесследно для нашего народа. Сейчас, когда вы мне позвонили, я в Катыни. Идет поминальная служба по жертвам 1940 года и по погибшим сегодняшним утром.

Боюсь, мы не сможем убедить польское сознание в том, что это несчастный случай, что виной всему ошибка пилотов, хотя, вероятно, это действительно так. Польша не будет верить, будет искать какие-то происки. Проблема Катыни между польским и русским народами может стать намного острее.

Катынский вопрос должен быть осознан как Россией, так и Польшей как преступление Советского Союза и сталинского руководства, а не как преступление русского народа. Очень боюсь, что случившееся помешает нашему сближению.

Сегодня были запланированы различные церемонии в Катыни на мемориале, а затем президент Качиньский должен был встретиться с польской общиной в Смоленске.

Ян Рачинский, член правления Международного общества «Мемориал»:

— Я сейчас в самом центре событий, в Катыни. Идет служба, настроение отчаяния. Никто не может скрыть слез. Отпевают не только жертв Катыни, но и погибших в сегодняшней катастрофе. Послу Польши предоставили слово, и он сообщил, что среди погибших — президент Польши Лех Качиньский с женой. Ком в горле стоит, страшная трагедия.

Какие теперь отношения будут складываться между нашими народами? Мы много лет пытались наладить дружеские связи, а этот несчастный случай… Неужели народ Польши опять будет смотреть на нас как на врагов?

P.S. Всего несколько дней назад премьер-министры В. Путин и Д. Туск встали на колени в Катынском лесу перед польскими могилами и Путин назвал расстрелы поляков преступлением тоталитаризма. Оказывается, и встав на колени, можно сделать большой шаг. Появилась надежда, что в отношениях России и Польши прибавится искренности и взаимопонимания.

Президент России Дмитрий Медведев объявил траур.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera