Сюжеты

Допрос М. Ходорковским М. Ходорковского

Подсудимый задал сам себе вопросы, которые не решилась задать прокуратура

Этот материал вышел в № 41 от 19 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

День сто восемьдесят восьмой — Ну невозможно понять тезисы, которые произнес Ходорковский. Вот сижу и не возражаю — жду, когда хоть слово будет по существу обвинения, — это прокурор Лахтин о подсудимом, который вторую неделю дает показания...

День сто восемьдесят восьмой

— Ну невозможно понять тезисы, которые произнес Ходорковский. Вот сижу и не возражаю — жду, когда хоть слово будет по существу обвинения, — это прокурор Лахтин о подсудимом, который вторую неделю дает показания и разбивает тезисы следствия.

Сегодня критике подверглось утверждение обвинения: «Ходорковский и Лебедев присвоили денежные средств от реализации нефти и нефтепродуктов». То есть, по логике следствия, сначала у ЮКОСа якобы была похищена ВСЯ нефть, а потом каким-то труднообъяснимым способом у «дочек» свистнули еще и выручку от ее продажи.

Ходорковский рассказывает о том, что сделало следствие, чтобы создать видимость похищенных средств. Так, по его словам, нанятые следствием эксперты допустили ряд ошибок при подсчете прибыли. Где-то считали без налоговых выплат, а где-то — без учета расходов, затем сложили все эти странные цифры и получили размер «похищенных средств». При этом в действительности (это было видно из консолидированных отчетностей, которые следствие к делу почему-то не приложило) у ЮКОСа была большая выручка, чем «рассчитанная» следствием.

— Это очень смешно, Ваша честь, — если бы вам представили отчетность добывающих «дочек» ЮКОСа, вы бы увидели: в 98-м году компания ЮКОС в целом получила убыток в 700 млн долларов, а «дочки» по реализации нефти получили прибыль! Сторона обвинения просто не замечает убытка в 700 млн долларов! Так, ради смеха, мы насчитали ошибок в экспертизе на 80 миллиардов рублей. Вот в этих 80 млрд и сидит разница. За 2003 год экспертизой не учтены транспортные расходы (26 млрд рублей), таможенный сбор, расходы на страхование… То же самое по 2001 и 2002 годам. Естественно, надо повторно заказывать судебную экспертизу… Сами подумайте, у следователей выручка совпала, расходы стороной обвинения не отрицаются, прибыль совпала (они ее подтверждают сами в обвинительном заключении), а вся нефть, с точки зрения обвинения, ПОХИЩЕНА… Мне почему-то на ум в этом случае всегда приходят зеленые человечки!

Зал засмеялся, прокуроры молчали. А Ходорковский заговорил о капвложениях:

— Я собственными ножками прошел большую часть крупных объектов, на которых осуществлялись капвложения. Когда я первый раз приехал на Приобское месторождение, там была только забита свая под причальную стенку и разведочные скважины. За три года был построен гигантский завод — и не один. А месторождение, между прочим, к моменту моего прихода в компанию считалось вообще бесперспективным. После этого говорят, что мы все разбазарили? Если стороне обвинения хочется доказать, что это было не так, съездите, сфотографируйте… Добавлю: когда «Роснефть» выступает перед представителями европейских банков, куда она их привозит с телевидением в первую очередь? На Приобское месторождение!

Или вот «Восточно-Сибирская нефтяная компания»! Когда я в Эвенкийский автономный округ прибыл, там нефть практически не добывалась. То же самое касается «Саханефтегаза». А мы должны были вывести добычу там до 10 млн тонн и направить ее в строящийся трубопровод на Китай, мы должны были его заполнить. Откуда делать капитальные вложения? Естественно, из общей прибыли ЮКОСа. Но после моего ареста все эти проекты были заморожены. И сейчас Россия имеет отставание от планового графика ввода мощностей для Восточно-Сибирского трубопровода примерно 3—4 года. Вот цена разрушения ЮКОСа…

Так что, Ваша честь, я прошу вас сопоставить объективные результаты работы ЮКОСа с пониманием обычного здравомыслящего человека. Что должно было произойти с компанией, из которой шесть лет похищается ВСЯ произведенная продукция?! Сравните это с тем, что было на самом деле… — резюмировал подсудимый. Судья продолжал записывать, но за Ходорковским не поспевал — пока разбирался с одной темой, подсудимый с азартом уже перекидывался на другую: запасы нефти, современные технологии добычи, переработка нефти…

— Если вся продукция все эти годы «похищалась», за счет чего объем добычи-то рос? Новые насосы, новые трубопроводы — они что, из космоса прилетели?!

Публика слушала, затаив дыхание.

— Выручка у компании, у которой якобы «похищалась» вся продукция, не только была, она еще и выросла почти в 7 раз! КАК это могло произойти, если вся выручка «похищалась»?! А налоги! В 97-м году налоги, уплаченные до налоговых претензий, составляли 25,7 млрд рублей. А в 2003 году, до налоговых претензий, мы заплатили 162 млрд рублей. Это с «похищенной»-то нефти! А прибыль! В 97-м году прибыль у нас 66 млн рублей, еще никто ничего не похищал. А в 2003 году прибыль с «похищенной нефтью» составила уже 138 млрд рублей…

Зал смеялся. Судья смотрел на прокуроров с какой-то необъяснимой тоской. Те ни на кого не смотрели. А бывший глава ЮКОСа взялся за активы. Результат был тот же — слайд на стене демонстрировал: за 6 лет активы выросли в разы…

— Приобретение активов из прибыли подтверждено последующей их реализацией в ходе конкурсного производства. Распродавали активы варварски! С большим дисконтом… И при всем при этом объем вырученных средств с учетом продажи «Юганскнефтегаза» составил  1 триллион 121 миллиард рублей. То есть активы не мифические! Они все в ходе конкурсного производства были выявлены и проданы от лица ЮКОСа. А я это «похитил»?! Кто что похитил? Объем доходов, недополученных ЮКОСом в ходе варварской распродажи, можно было бы рассчитать — и расследовать: почему российский бюджет, если уж так хотелось раздербанить компанию, недосчитался 400 млрд рублей от ее реализации.

…Что касается обвинения в хищении акций «дочек» Восточной нефтяной компании. Следствие заявляет: ЮКОС незаконно обменял их на свои. Ходорковский доказал: обмен преследовал цель защитить акции от рейдеров — иностранной компании «Биркенхольц», принадлежавшей нефтяному перекупщику Рыбину. Тот сотрудничал с прежним руководством ВНК, да так тесно, что итог их совместной деятельности вылился в фиктивные долги компании. Причем выгоду получала не госкомпания, а кое-кто из прежнего менеджмента ВНК и Рыбин, который, потеряв деньги, обратился в арбитражный суд с просьбой наложить арест на акции.

— Обмен акций изначально носил временный характер, после решения арбитражного суда Москвы, который в 2001 году отклонил иск «Биркенхольц», эти акции были возвращены государству — ВНК, — сказал бывший глава ЮКОСа и добавил, что обмен проводился не тайно — отчитывались и перед Мингосимуществом, и перед Минтопэнерго, и…

— …И лично перед Германом Грефом. И из письма Грефа (оно есть в материалах дела) очевидно, что мы это прямо обсуждали. И потом просто анекдотичная вещь! Вслушайтесь: акции ВНК в 2007 году были проданы от лица ЮКОСа РФФИ «Роснефти», а та половину акций продала «Газпрому». Мне очень интересно, как при публично возбужденном уголовном деле об их хищении и отмывании акции продаются «Роснефти», а потом «Газпрому»?! Если сейчас суд решит, что они похищены и отмыты, о незнании данного факта «Роснефть» и РФФИ говорить не смогут — то есть они соучастники отмывания!

Далее Ходорковский сообщил: он хочет допросить сам себя. Судья признался, что «не совсем понял» эту идею, но запрещать подсудимому давать показания в той форме, в которой он запланировал, не мог.

День сто восемьдесят девятый

Ходорковский задал сам себе 22 вопроса. Из ответов следовало столь много любопытного, что стало понятно, почему прокуроры никогда бы не решились на подобный допрос. Например.

— Где находится имущество, которое сторона обвинения считает «похищенным»? Что касается судьбы активов, то  она отражены в отчете конкурсного управляющего ЮКОСа Эдуарда Ребгуна и сообщении РФФИ. Я не могу не отреагировать на заявление прокуроров о том, что деятельность конкурсного управляющего не относится к теме судебного заседания! Как раз относится! Если сторона обвинения говорит, что что-то было украдено, а потом украденное обнаруживается, это важно! Это все равно, как если бы какого-то человека обвинили в убийстве, осудили, а потом вдруг оказывается, что убитый человек на самом деле жив. Так вот. Денежки не убиты, они в активах, активы обнаружены конкурсным управляющим и проданы от лица ЮКОСа на общую сумму свыше 860 млрд рублей. И перешли в результате продажи одним потерпевшим (РФФИ) другому потерпевшему («Роснефти»).

Вскоре Ходорковский попросил перерыв до завтра, а его защита заявила ходатайство о вызове в суд свидетеля — Путина. Вызов премьера мотивировали следующим: Путин занимал должности председателя правительства и президента и неоднократно встречался с Ходорковским как с руководителем ЮКОСа, обсуждая вопросы стратегии развития компании и нефтегазовой отрасли в целом. Следовательно, не кто иной, как данный свидетель, может пояснить: знал ли он, встречаясь с Ходорковским, о какой-либо противоправной деятельности одной из крупнейших компаний страны…

Судья уже выносил решение по этому ходатайству год назад и отклонил его как «преждевременное». Под этой же формулировкой сделал это и теперь.

День сто девяностый

15 апреля. День компании ЮКОС. Ей бы исполнилось в этот день 17 лет…

Прокуроры опаздывают — писали ответ на «оскорбительные» ходатайства Лебедева, который под занавес вчерашнего заседания сделал заявление о преступлениях, совершенных следственной группой, а также потребовал приобщить к материалам дела госстандарты, раскрывающие понятие «скважинной жидкости», — ее прокуратура считает несуществующей выдумкой. Судья постановил: заявление о преступлении он рассматривать не будет — отправляет его в СКП, а вот ГОСТы к делу приобщил.

На стену зала начали проецироваться цитаты из обвинительного заключения — Ходорковский давал комментарий относительно утверждений, в нем содержащихся.

Цитата: «Ходорковский распределил роли между указанными членами орггруппы…» «Организованная группа»  — это опять пустое пробалтывание юридического термина в расчете на то, что суд забудет об отсутствии описания содержания данного квалифицирующего признака и описания моего личного участия в данном действии. В обвинении вообще не указано ни одного моего конкретного действия — только общие слова. Может быть, мне об этих действиях скажут в прениях или в приговоре?! Но тогда защищаться-то будет поздно! Нужно, чтобы РАЗЪЯСНИЛИ СЕЙЧАС: какие мои конкретные действия обвинение оценило как вхождение в мифическую орггруппу? Ваша честь, как вы вообще обойдетесь при написании приговора без того, чтобы сослаться на описание моего конкретного преступного действия?!

День сто девяносто первый

Ходорковский продолжает постранично анализировать обвинительное заключение. И вновь акцентирует внимание на том, что следствие не описало его действия вообще.

К концу дня бывший глава ЮКОСа остановился на 46-й странице. План подсудимого — разобрать все 150…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera