Сюжеты

Грабеж для «белых воротничков»

Этот материал вышел в The New York Times (23.04.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Полгода назад я видел карикатуру, нарисованную Майком Питерсом, на которой преподаватель просит ученика составить предложение с глаголом «sacks» (разграблять, разорять, прикарманивать). Ученик отвечает: «Goldman Sachs».Действительно, 16...

Полгода назад я видел карикатуру, нарисованную Майком Питерсом, на которой преподаватель просит ученика составить предложение с глаголом «sacks» (разграблять, разорять, прикарманивать). Ученик отвечает: «Goldman Sachs».
Действительно, 16 апреля комиссия по ценным бумагам и биржам США обвинила работающих в Goldman парней в мокасинах от Gucci в грабеже для «белых воротничков».

Слово «грабеж» я применяю так же, как экономисты Джордж Акерлоф и Пол Ромер в своей статье 1993 года «Грабеж: экономическое «дно» и банкротство ради прибыли». В этой статье, написанной по следам ссудно-сберегательного кризиса времен президент Рейгана, говорится, что многие из потерь того кризиса были результатом сознательной аферы.

А как насчет нынешнего финансового кризиса?

Разговоры о роли афер в возникновении кризиса в основном крутились вокруг «хищнического кредитования» и утаивания рисков. Несомненно, некоторых заемщиков заманили в ловушку сложных, дорогих кредитов. Этому способствовали федеральные регулятивные органы эпохи Буша, показавшие неспособность ограничить «хищническое кредитование» и не дававшие штатам бороться с ним своими силами. И, как правило, банки, выдававшие субстандартные кредиты, быстро от них избавлялись. Они не оставляли их себе, а продавали инвесторам. Во многих случаях они наверняка знали, что вероятность получения убытков выше, чем думают люди, покупавшие эти кредиты (или обеспеченные ими ценные бумаги).

Теперь мы видим обвинения в третьем виде аферизма.

Мы довольно давно знаем, что Goldman Sachs и другие фирмы рекламировали ценные бумаги с ипотечным покрытием, в то время как хотели заработать, ставя на понижение их ценности. Такая практика была предосудительной, но не противозаконной. Но теперь комиссия по ценным бумагам обвиняет Goldman в создании и продаже пакетов ценных бумаг, обреченных на провал. Делалось это с тем, чтобы важный клиент мог заработать на этом провале. Вот это я бы назвал грабежом.

Goldman не единственная финансовая компания, которую в этом обвиняют. По данным известного своими журналистскими расследованиями и получившего Пулитцеровскую премию интернет-сайта ProPublica, продавать предназначенные для провала инвестиционные пакеты в интересах фонда хеджирования Magnetar, ставившего на этот провал, помогали несколько банков.

Так какую роль сыграли аферисты в возникновении финансового кризиса? Ни «хищническое кредитование», ни нечестная продажа ипотек не вызвали кризиса. Но нет никаких сомнений, что они его ухудшили. Что касается обвинений в создании инвестиционных пакетов, предназначенных на провал, то они  могли увеличить потери банков, проигрывавших на этих сделках, и таким образом обострить банковский кризис, благодаря которому лопнувший ипотечный пузырь стал экономической катастрофой.

Один из основных вопросов заключается в том, помогла бы предлагаемая сейчас финансовая реформа частично или полностью предотвратить аферы, проводившиеся, как теперь выясняется, в последние десять лет. Ответ на этот вопрос — «да».

Например, независимое агентство защиты потребителей могло бы ограничить «хищническое кредитование». Другой пункт законопроекта, находящегося в сенате, требует от кредиторов сохранять 5% от стоимости выданных заемов. Это ограничило бы практику выдачи невозвратных кредитов и быстрой продажи этих кредитов ничего не подозревающим инвесторам.

С другой стороны, неизвестно, насколько предложенная реформа рынка производных ценных бумаг помогла бы предотвратить нарушения, в которых обвиняется Goldman. В основном реформа основана на требовании об открытой и прозрачной торговле финансовыми инструментами вроде кредитного дефолтного свопа — подобно рынку обычных акций и облигаций. (Скорее всего, такое требование не дало бы страховщику A.I.G. пойти на столь крупные риски, в результате которых государство было вынуждено его спасать.) Но мы точно можем сказать, что итоговый проект финансовой реформы должен включать пункты, препятствующие такому грабежу.

Главная мораль истории об обвинениях, выдвинутых против Goldman, впрочем, не касается тонкостей реформы, она касается неотложной необходимости поменять поведение Уолл-стрит. Если послушать, что говорят лоббисты финансового сектора и политики-республиканцы, встретившиеся с ними, можно подумать, что все будет хорошо, достаточно того, чтобы государство обещало больше никого не спасать. Но это совсем не так — и не только потому, что такое обещание невыполнимо.

Дело в том, что в большой степени финансовый сектор стал бандой, игрой, в которой небольшая группа получает огромные деньги за обман и эксплуатацию потребителей и инвесторов. И если мы не будем наказывать за подобные действия, банда продолжит свои игры.

Пол Кругман

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera