Сюжеты

Обама пойдет по миру

Президент возьмется за международную политику

Этот материал вышел в The New York Times (23.04.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Придя в прошлом году в Белый дом, президент Обама объяснил своим советникам по международным делам, что у него есть два вида дел: во-первых, проблемы, оставшиеся в наследство от предыдущей администрации, такие как Ирак, Афганистан и...

Придя в прошлом году в Белый дом, президент Обама объяснил своим советникам по международным делам, что у него есть два вида дел: во-первых, проблемы, оставшиеся в наследство от предыдущей администрации, такие как Ирак, Афганистан и пошатнувшийся в глазах мирового сообщества образ Америки; и во-вторых, его собственная повестка дня, обращенная в будущее.

Первые 15 месяцев президент посвятил в основном решению проблем, полученных им в наследство. Теперь же он начинает активно продвигать свое видение внешней политики и утверждать на мировой арене собственную позицию. Созванная им конференция 47 стран по ядерной безопасности дала ему шанс утвердить свое лидерство, а не просто продемонстрировать, что он не Джордж Буш.

«Он приступает к выполнению задач своей предвыборной программы, — говорит Нэнси Содерберг, в прошлом дипломат, а ныне президент независимой организации The Connect U.S. Fund, продвигающей внешнеполитические вопросы. — Во внутренней политике его самым заметным достижением, скорее всего, останется реформа здравоохранения. Во внешней политике он останется в памяти прежде всего своими усилиями в области нераспространения ядерного оружия».

Конференция по ядерной безопасности проходила после нескольких недель решительных внешнеполитических действий президента Обамы, направленных на опровержение бытующего за океаном представления о его слабости. Он не поддался давлению России, требовавшей ограничить развитие систем противоракетной обороны, и добился заключения соглашения о сокращении вооружений, которое, несмотря на свою ограниченность, закладывает основу для развития отношений. Он вступил в получившую широкую огласку полемику с руководством Афганистана и Израиля. Теперь же перед ним стоит судьбоносная задача создания коалиции для введения санкций против Ирана.

Разногласия Обамы с афганским президентом Хамидом Карзаем в конце концов были разрешены. Но по окончании встречи по ядерной безопасности президент дал понять, что намерен играть активную роль в израильско-палестинском урегулировании.

Назвав этот застарелый конфликт угрозой американской безопасности, он фактически присоединился к мнению командующего американскими силами на Ближнем Востоке, генерала Дэвида Петреуса, недавно сказавшего, что эта проблема ставит в опасное положение американские войска, находящиеся в Ираке и других странах региона. «Снижение интенсивности этих конфликтов является жизненно важной задачей с точки зрения безопасности Соединенных Штатов, поскольку, нравится нам это или нет, мы остаемся доминирующей военной сверхдержавой, — сказал президент. — Если где-то разгорается конфликт, мы так или иначе оказываемся в него вовлечены и в конечном счете платим за него кровью и ресурсами».

Обычно какую-то часть первого срока новый президент тратит на приобретение внешнеполитического опыта. На то, чтобы почувствовать себя уверенно в роли мирового лидера, уходят долгие месяцы. Советники говорят, что Обама уже готов справляться с международными делами не менее уверенно, чем его предшественники.

Однако он понял и то, как ограничены его возможности. Например, теперь он признает, что недооценивал всей сложности израильско-палестинской проблемы, а в отношениях с Ираном ему пока удалось добиться не большего успеха, чем Джорджу Бушу.

Если мы действительно наблюдаем рождение «доктрины Обамы», то она кажется значительно более реалистической и прагматичной, чем у его предшественников, ориентированной прежде всего на отношения с великими державами и отводящей второстепенное значение таким вопросам, как права человека и распространение демократии,. После долгих лет роста напряженности в международных делах во времена правления Джорджа Буша Обаме удалось вызвать значительно большую поддержку во всем мире, но похоже, что у него до сих пор не установились прочные личные отношения с мировыми лидерами.

«Политика характеризует пропорция идеализма и реализма в его действиях, — говорит директор аппарата Белого дома Рам Эмануэль. — Если попытаться оценить Обаму с этой точки зрения, то он скорее близок к тому, что называется «реалполитик», и к 41-му президенту США Джорджу Бушу-старшему. Он понимает важность личных отношений с политическими лидерами, но в вопросах интересов своей страны готов быть  циником».

После того как ему удалось осуществить план реформы здравоохранения, Обама получил возможность сосредоточиться на претворении в жизнь своих внешнеполитических воззрений. «Его позиции укрепились, и он получил большую свободу действий», — считает Ричард Хаасс, занимавший ответственный пост в Государственном департаменте во время правления администрации Джорджа Буша, а сейчас возглавляющий Совет по международным отношениям.

Заключение соглашения по контролю над вооружением с Россией, проведение конференции по ядерной безопасности — все это для Обамы только начало, считает Хаасс. «Эти события нельзя назвать эпохальными, — говорит он. — Но в международных делах важно начать и поддерживать движение в нужном направлении, и мы видим, что это происходит».

Питер Бейкер

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera