Сюжеты

Комментарии

Этот материал вышел в № 43 от 23 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ян Рачинский, «Мемориал»: — Как известно, расследование катынского преступления, проводившееся с 1990 года, было прекращено в 2004 году. Тогда же было объявлено, что большинство томов дела и даже само постановление о прекращении дела...

Ян Рачинский, «Мемориал»:

— Как известно, расследование катынского преступления, проводившееся с 1990 года, было прекращено в 2004 году. Тогда же было объявлено, что большинство томов дела и даже само постановление о прекращении дела засекречены.

В значительной степени именно этим объясняется безуспешность попыток реабилитации польских офицеров, расстрелянных по решению Сталина и его приспешников из Политбюро. Эти попытки предпринимались как самими родственниками убитых, так и «Мемориалом».

В конце 2009 года «Мемориал» подал в Мосгорсуд заявление, оспаривающее действия Межведомственной комиссии по защите государственной тайны, которая в нарушение Закона «О государственной тайне» в 2004 году засекретила постановление Главной военной прокуратуры (ГВП) о прекращении расследования «Катынского дела», а в 2009 году отказалась отменить свое решение. Интересы «Мемориала» в суде представляли Александр Гурьянов и известный адвокат Диана Сорк.

28 декабря 2009 года Мосгорсуд отказал в рассмотрении жалобы общества «Мемориал» по существу.

И вот 21 апреля 2010 года Верховный суд Российской Федерации постановил вернуть дело в Московский городской суд для рассмотрения по существу заявления «Мемориала», оспаривающего незаконные действия Межведомственной комиссии по защите государственной тайны.

В обращении общества «Мемориал» к президенту Д.А. Медведеву рассекречивание материалов расследования было названо в качестве одного из трех основных шагов, которые позволят достичь правового разрешения «Катынского дела». Два других шага — это возобновление прекращенного расследования и поименное признание всех расстрелянных жертвами политических репрессий в соответствии с действующим российским Законом «О реабилитации жертв политических репрессий».

Ждем, что отечественное правосудие сделает эти шаги уже в недалеком будущем.

Анатолий Яблоков, бывший следователь Главной военной прокуратуры, занимавшийся расследованием «Катынского дела»:

— Такое решение Верховного суда России нельзя однозначно расценивать как свершившийся факт отмены засекречивания «Катынского дела». Однако с учетом того, что требования «Мемориала» основаны на нормах Конституции России и Федерального закона «О государственной тайне», запрещающих засекречивание сведений о массовых репрессиях, и того, что в действительности все материалы уголовного дела были ранее рассекречены и в них отсутствует какая-либо государственная или иная тайна, состоявшееся решение Верховного суда внушает оптимизм.

Надеюсь, что при новом рассмотрении заявления «Мемориала» материалы «Катынского дела» Мосгорсудом будут рассекречены.

Открытость окончательного решения послужит восстановлению доверия между российским и польским народами. Это очень важно.

Доктор Иренеуш Каминьский, представитель родственников жертв катынского преступления в Европейском суде по правам человека:

— Конечно, мы видим очевидное польско-российское сближение на уровне обществ, народов. Русские в последних трагических для Польши событиях проявили себя прекрасно. И мы этого никогда не забудем.

Есть и другая возможность: что это сближение народов может повлиять на сближение наших государств в вопросах, связанных с Катынью. Мы как юристы, представляющие интересы «катынских» семей в Страсбургском суде, свою надежду на такое развитие событий положили на бумагу, подготовив заявление совместно со своими российскими коллегами Анной Ставицкой и Романом Карпинским и предоставив его вниманию общественности в Польше и в России.

Теперь о постановлении Верховного суда, принятом в среду. Я пока не могу считать его переломным — надо подождать, что будет дальше. Верховный суд вернул дело в предыдущую инстанцию, Мосгорсуд, но поводом для этого стали ошибки, связанные с оценкой того, имеет ли «Мемориал» право вообще обращаться с требованием о снятии секретности с постановления Главной военной прокуратуры. И суд должен будет теперь решить по существу, может ли секретность быть снята. Пока непонятно, каким будет решение. Другое дело, что если бы Верховный суд не принял этого решения, предоставляющего «Мемориалу» право требовать снятие секретности, то это была бы последняя российская судебная инстанция. Что означало бы, что «Мемориал» может обращаться в Страсбургский суд.

Конечно, если бы Верховный суд отклонил просьбу «Мемориала», то это было бы крайне отрицательно воспринято в Польше как очередное негативное решение российской власти в «Катынском деле», после того как стало очевидным сближение двух обществ в связи с трагедией под Смоленском.

С точки зрения юридической решение Верховного суда значит ровно столько, сколько оно реально значит, и не более, но мы довольны, что оно дает шанс на то, что в России все еще можно что-то сделать судебным путем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera