Сюжеты

Плов в казане и плен в Казани

Президента Узбекистана и рядового жителя этой страны Россия встретила по-разному

Этот материал вышел в № 44 от 26 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

Что такое дружба народов? В идеале это видится так: один народ в полном составе пакует чемоданы и самолетами, поездами и пароходами направляется в гости к другому народу. А тот народ все бросает и устремляется с цветами в аэропорты, на...

Что такое дружба народов? В идеале это видится так: один народ в полном составе пакует чемоданы и самолетами, поездами и пароходами направляется в гости к другому народу.

А тот народ все бросает и устремляется с цветами в аэропорты, на вокзалы и причалы. После встречи все остальное само собой происходит за столами, и лишь бы хрен к холодцу не забыли поставить.

В реальности же все ездят в гости по отдельности, и график дружбы из-за этого выглядит ломаным и зубчатым, как вилка, которой пытались открыть бутылку вина.

Вот недавно приезжал в Москву на два дня президент Узбекистана, и наш президент принимал его в Барвихе. Все нормально: чем богаты, тем и рады. А до Ислама Каримова посетил Россию житель Узбекистана Отабек Юлчибоев. Приезжал он в Казань, и оказалось, что этот российский город богат спецприемниками. В одном из них, в спецприемнике УВД, гостя из страны Содружества и приняли. На сорок пять дней.

Сразу скажем, что этот прием в Казани уже признан не только не радушным, но и незаконным, и на отношения двух стран решающего влияния он не окажет. И если Ташкент по-прежнему не хочет возвращаться в наше родное Евразийское экономическое сообщество, то это вовсе не из-за того, что Отабека Юлчибоева беспричинно задержали на даче возле Казани, когда он помешивал в казане мирный плов.

Эта нелепая и затянувшаяся история заслуживает того, чтобы ее изложили с некоторыми подробностями. 37-летний Отабек Юлчибоев приехал в Казань погостить и, как полагается, зарегистрировался в миграционной службе. В Казани живут его родственники, имеющие российское гражданство, и гость чувствовал себя вполне уверенно. После нескольких дней ознакомления с городом он был приглашен на дачу двоюродного брата Шавкатбека, где намечались плов и баня. До этих радостей дело, однако, не дошло: на даче неожиданно появились сотрудники УФМС Татарстана и составили протокол о том, что приезжий из Узбекистана уличен в незаконной трудовой деятельности в данном садовом обществе.

Отабек между тем всего лишь готовил национальное блюдо и, как потом подтвердили председатель садового общества и охранник, ничего другого не делал: крыш не крыл, сараев не строил. Правда, по профессии он повар, и приготовление плова (даже на даче родственников) при желании можно отнести к трудовой деятельности. Был бы он банщиком, ему, возможно, приписали бы незаконное махание на даче березовым веником.

Невиданную оперативность проявили не только сотрудники миграционной службы. Уже через два с половиной часа, основываясь на их рапорте и протоколе, Советский районный суд Казани решил оштрафовать нарушителя на 2 тысячи рублей и выдворить из России. «До разрешения вопроса» (видимо, до вступления решения суда в законную силу) не знающего русского языка и не понимающего, что происходит, Юлчибоева отправили в спецприемник.

Вопрос «разрешался» 177 дней, из которых в спецприемнике Отабек, к счастью, провел лишь 45. Было три решения Советского суда (они то смягчались, то ужесточались) и три рассмотрения дела в кассационной инстанции. Дважды Верховный суд Татарстана отменял решение районного суда и направлял дело на новое рассмотрение, а на третий раз наконец прекратил его «в связи с отсутствием состава правонарушения». Всем стало ясно, что повар Юлчибоев не нарушал ни законы, ни рецепты блюд.

С помощью юристов Казанского правозащитного центра Отабек обратился в Вахитовский суд Казани с иском о возмещении ущерба и компенсации морального вреда. Повара сильны в калькуляции, и сумму иска Юлчибоев подсчитал с завидной точностью: 112 500 рублей. Однако суд удовлетворил иск лишь частично и постановил взыскать с Минфина России в пользу Юлчибоева 22,5 тысячи в качестве возмещения издержек на услуги адвоката и 20 тысяч — как возмещение морального вреда.

— На наш взгляд, эти 20 тысяч не соответствуют переживаниям, которые испытал Отабек, — говорит юрист правозащитного центра Артур Шакиров. — Мы обжалуем это решение.

Спецприемник, в котором полтора месяца размышлял о превратностях судьбы Отабек Юлчибоев, не так давно посетили члены республиканской Общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. Они отметили, что здесь тусклое освещение, нет вентиляции, места общего пользования «в отвратительном состоянии»… В общем, не Барвиха.

Ислам Каримов, надо полагать, остался доволен приемом и при случае приедет в Россию снова. Отабек Юлчибоев, тоже вернувшийся на Родину, хорошенько подумает, ехать ли к нам еще раз. С нашими достопримечательностями он уже неплохо ознакомился.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera