Сюжеты

Излишки? На здоровье

Медицинская реформа Путина: полис станет электронным, бесплатные услуги — виртуальными. Но деньги вперед!

Этот материал вышел в № 45 от 28 апреля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

Всему бизнесу на фонд зарплаты накинут с 2011 года еще 8% страховых взносов. Это заявил Владимир Путин, отчитываясь перед Госдумой. Вообще-то закон о повышении ставки страховых платежей (на пенсионное, обязательное медицинское и социальное...

Всему бизнесу на фонд зарплаты накинут с 2011 года еще 8% страховых взносов. Это заявил Владимир Путин, отчитываясь перед Госдумой. Вообще-то закон о повышении ставки страховых платежей (на пенсионное, обязательное медицинское и социальное страхование) с 26 до 34% принят еще в 2009 году. 2010-й был подарен предпринимателям, чтобы выжили в кризис. В феврале этого года Минфин предложил увеличить страховые выплаты и в 2011 году, не полностью — только до 32%. Минфин мотивировал свое предложение облегчить жизнь работодателям тем, что реформа ОМС не готова, подо что будут изъяты у бизнеса эти деньги — непонятно. Но В. Путин заявил, что ставка взносов пересматриваться не будет, повышение грядет до 34%, а эти спорные 2%, которые за два года составят 460 млрд руб., заберут в федеральный ФОМС, но в особый резервный фонд.

Как потратят, Владимир Владимирович тоже рассказал, а на следующий день после отчета правительства в Госдуме это решение прокомментировала Татьяна Голикова.

Как перенесет бизнес увеличение нагрузки на фонд зарплаты почти на треть — это отдельный разговор. А мы попытались разобраться, как улучшится от этого медицинское обслуживание.

На что же планируют потратить деньги?

Совсем не так, как все ждали. Президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский рассказывает: «В последнее время все понимали, что мы идем к одноканальному финансированию медицины, и бюджетные средства и средства ОМС будут собраны в одних руках. (Пока одна клиника получает отдельно деньги бюджета, отдельно — ОМС, отдельно финансируется наука, из особого источника — высокие технологии.) Предполагалось также, что поскольку учреждения медицины будут получать за каждого пролеченного больного полный тариф (то есть все, что потрачено на лечение по существующему стандарту, плюс зарплата медперсонала, амортизация оборудования, здания, коммунальные расходы, налоги, желательно еще и прибыль), то они сами будут решать, куда эти деньги тратить. Надо — на реконструкцию здания, надо — на оборудование, на лекарства. Теперь говорят: деньги не пустят на наполнение тарифа, они пойдут в особый фонд внутри фонда. Расходы больниц опять не покроют. Чиновник будет решать, какую больницу починят, какую — нет».

А чинить надо много: Татьяна Голикова привела такие цифры: «32% медицинских стационаров и 30% амбулаторных учреждений находятся в аварийном состоянии или требуют капитального ремонта. Многие стационары без горячей воды, без автономного энергоснабжения».

Наряду со зданиями в ветхость пришла и значительная часть оборудования здравоохранения. Сегодня 57% оборудования со сроком эксплуатации больше 10 лет, сказала Голикова. При этом норматив — обновление через 5 лет. Это при том, что парк медоборудования обновлялся в рамках нацпроекта. Новый резервный фонд должен довести обеспеченность новым оборудованием до 80% за два года.

Путин уверил депутатов: «Было бы неразумно просто вбросить эти ресурсы (460 млрд руб. — Ред.) в неэффективно работающую систему, «размазать» на текущие расходы». Это объяснение для создания фонда внутри фонда.

Татьяна Голикова, в свою очередь, объясняет, что, принимая в прошлом году решение об увеличении страховых взносов на 2%, исходили из того, что система здравоохранения дефицитна. По 2009 году дефицитна на 213 млрд руб. Хотя регионы сводят бюджеты без дефицита. Это значит, что ряд регионов урезает объемы медицинской помощи населению, не обеспечивая даже минимальных обязательных.

Министр подчеркнула, что кроме недофинансирования есть и неправильная организация медицинской помощи внутри регионов. Часто структура коечного фонда и структура организации помощи не соответствуют структуре заболеваемости и смертности, которая есть в регионе.

Голикова так пояснила мысль премьера о том, что нельзя 460 млрд «размазать на текущие расходы»: идет работа над унификацией порядков и обновлением стандартов оказания медицинской помощи, но внедрять их в существующей системе неправильно. Надо сначала модернизировать систему здравоохранения.

Не похоже ли это на бассейн в дурдоме, где обещают налить водички, когда пловцы научатся прыгать с вышки?

На здания и оборудование планируется истратить за два года около 300 млрд руб.

Еще 24 млрд — на информатизацию. Полис ОМС станет электронным.

136 млрд руб. — на то, чтобы поднять стандарты оказания помощи. Из этих средств можно будет повысить зарплату, они пойдут на лекарства, расходные материалы в больницах, питание больных. Все это решено сверху. Сами учреждения и уж подавно тех, кто в них лечит, не спросят, на что же им нужны деньги, — «размажут» по-своему чиновники, хотя в глаза пациентам смотреть и что-то объяснять — именно врачам.

Голикова уточнила, что среднюю зарплату врача за два года планируется повысить до 23—25 тысяч рублей. Эта средняя температура по больнице пугает: будет 40 тыс. у главврача и 10 — у того, кто нас лечит? Ситуация с кадрами врачей по регионам разная, но в целом, по словам Голиковой, дефицит — 27%. «Новой» известны больницы, в которых закрыты целые отделения: врачи бегут. И такое повышение их вряд ли удержит.

Часть денег нового фонда должна пойти на программу «Здоровье» для неработающих пенсионеров. Каждому — по 1 тыс. руб. в год. Обратился пенсионер в поликлинику — с ним пришли эти деньги. А если врач ему за год ни разу не потребовался, тысяча уходит на его пенсионный счет. Голикова объясняет, что это должно простимулировать медицину внимательнее относиться к пожилым.

Как будет работать новый фонд? Сначала планировалось, что половина средств поступит в региональные фонды ОМС, половина — в федеральный. Теперь, как разъяснила глава Минздравсоцразвития, с начала 2011 года все средства пойдут в федеральный фонд. Чтобы получить оттуда средства, регионы должны подготовить программы, расписав, что хотят построить, отремонтировать, оснастить. Голикова выразила уверенность, что участвовать захотят все, при этом подчеркнула, что регионы должны не только не сократить свои средства на здравоохранение, но и сами «участвовать деньгами в реализации этих мероприятий».

Законодательство об ОМС изменится. К концу мая — началу июня законопроект должен быть внесен в Госдуму. Но вот следующую фразу министра Голиковой понять нельзя, ее надо запомнить: «Мы в течение этих двух лет должны перейти на полный тариф в системе обязательного медицинского страхования. Это не значит, что туда должны быть погружены инвестиции. Инвестиции останутся за этим тарифом пока, но основные статьи затрат должны попасть в полный тариф».

Как тариф может стать полным без инвестиций — загадка, но посмотрим. Очень хотелось бы, чтобы со сменой нашей зелененькой карточки ОМС на электронную мы одновременно поняли бы, что нам по ней действительно положено. Не просто по Конституции, которая гарантирует бесплатную медицинскую помощь, а реально? Какой объем обследований можно получить в поликлинике, как и чем нас пролечат в больнице, как обеспечат лекарствами? Деньги-то работодатели за нас вложат, только останутся они пока где-то «за тарифом». Правда, Голикова подчеркнула, что «главный результат, который мы ждем: повышение удовлетворенности качеством оказания медицинской помощи». Почему-то на ум приходит дурацкий стишок из других времен: «Спасибо партии родной, что отменила выходной».

В конце еще несколько слов о том, что для такой чувствительной сферы, как медицина, небезразличен источник денег. Эксперты давно кричат, что у нас медицина страшно недофинансирована. Мы тратим на нее около 4% ВВП (в 2005 году было всего 2,8%). По данным Организации экономического сотрудничества и развития, США расходуют на цели здравоохранения 13,9% ВВП, или $4887 на душу населения. Это самый высокий показатель в мире. В первую пятерку наиболее щедрых в этом плане стран вошли: Швейцария (11% ВВП, или $3322), Норвегия (8%, или $2920), Германия (10,7%, или $2808) и Канада (9,7%, или $2792).

У нас новое вливание в медицину 460 млрд руб. в ближайшие два года должно произойти не за счет перераспределения ВВП в пользу медицины, а за счет того, что каждый работник в любой сфере станет обходиться работодателю дороже. Эксперты утверждают, что абсолютные цифры не так важны. Для того чтобы в здравоохранении концентрировались умные, компетентные, обязательные люди, на нужды этой отрасли необходимо отдавать минимум 6% ВВП. Иначе эти люди убегут в другие отрасли, где платят, а здесь останутся необязательные, некомпетентные и не только слабые профессионально, но еще и нечестные люди. По экспертным оценкам, и сегодня у нас в медицину идет около 12% ВВП. Только платят большую часть сами больные из своего кармана непосредственно врачу или сестре, или за лекарства.

Не для кого не секрет: то, что за тебя заплачен страховой взнос, не освобождает от платы врачу в конверте. И этот конверт вовсе не порыв благодарности. Сегодня хирург часто открыто говорит цену операции даже при наличии квоты на высокотехнологичную помощь. Это и есть цена недофинансирования.
Подтекст

Под текст

Статистика — не подчиняется нацпроекту

Татьяна Голикова утверждает: нацпроект нацелен на то, чтобы выявлять заболеваемость и лечить, не доводя до смертности. По логике, говорит Татьяна Голикова, «в регионах, где высокая заболеваемость, смертность должна снижаться». Выявили — вылечили. Не во всех регионах это получилось.

По данным, которые привела министр Голикова, в 2009 году самая высокая заболеваемость в стране —  в Ненецком автономном округе, Алтайском крае, Чувашской Республике, Санкт-Петербурге, Владимирской области, Республике Карелия, Новгородской области. Здесь показатели на 30—53% превышают средние российские.

Самая низкая заболеваемость — в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ставропольском крае, Еврейской автономной области, Республике Тува, Республике Северная Осетия-Алания.

При этом самые низкие показатели смертности в Ингушетии, Ямало-Ненецком автономном округе, Чеченской Республике, Республике Дагестан, Ханты-Мансийском автономном округе, Тюменской области. Здесь смертность ниже общероссийской на 39—74%.

Мнение экспертов

Олег Смолин, депутат Госдумы:

— У нас действительно отчисления в фонд медицинского страхования ниже, чем в Европе, в 1,5—2 раза. Но я не понимаю, зачем нужно создавать фонд в фонде? Недофинансирование медицины столь серьезно, что вкладывать дополнительные по-ступления, которые образуются от повышения страховых взносов, надо немедленно. Если образование недофинансировано наполовину, то медицина профинансирована не более чем на треть. Бесплатной для пациента медицины в России почти не осталось. Есть такая грустная шутка: платная медицина нас грабит, а бесплатная гробит. И не потому, что бесплатная плоха, а потому, что ее почти совсем не осталось. Люди стоят в очереди за бесплатной медицинской помощью, за обследованием, и не все доживают.

Нельзя допустить, чтобы деньги, которые сейчас будут аккумулироваться в новом фонде внутри старого ФОМС, не были пущены в оборот и чтобы кто-то сделал на них крупный бизнес.

Александр Саверский, президент Лиги защиты пациентов:

— У нас нет концепции развития здравоохранения. Нет картины желаемых перемен. В этом плане каждое новое заявление правительства — странное и пугающее подпрыгивание. А таких заявлений в последнее время немало. Например, отмена лицензирования в медицине, перестройка «скорой помощи» по американской модели, усиление платного сектора в медицине. В проекте постановления правительства по платным услугам просто абсурдная формулировка: основанием для платной медицинской услуги является желание гражданина, информированного о том, что он имеет право на бесплатную услугу… А еще в эти дни принят ужасный законопроект об изменении статуса государственных (муниципальных) учреждений. По этому закону у нас не будет ни одного учреждения, которое по уставу не имело бы права оказывать платные услуги.

А чего стоит принятие закона «Об обращении лекарственных средств» на его обсуждении в Госдуме. Один из депутатов в конце обсуждения спросил: есть в этом зале хоть кто-нибудь, кто поддерживает проект закона? Из 50 экспертов никто не поднял руку. Однако закон принят.

Новые заявления — парадоксальны. Эта инициатива противоречит действующему законодательству: часть собранных средств будет оторвана от тарифа, аккумулирована в отдельном фонде. 2% в структуре налогов (взнос был 3,1%, будет 5,1%) составит примерно 40% всех средств ОМС, и ими будут распоряжаться чиновники. Это дополнительная возможность для коррупции. Прозрачнее точно не станет. ФОМС, имея только то, что имел и в этом году, не сможет покрывать лечебным учреждениям полный тариф.

Как будут распределяться средства на ремонт, строительство, оборудование?

Произошло это подпрыгивание, когда все уже ждали, что медицина получит деньги, близкие к нижнему европейскому пределу, — 6% от ВВП.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera