Сюжеты

Отстойник Европы

Мэттью Карр — автор книги «Кровь и вера: чистка мусульманской Испании»:

Этот материал вышел в The New York Times (30.04.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Последние тридцать лет европейские государства ведут все более безжалостную кампанию, чтобы предотвратить пересечение и даже достижение их границ мигрантами без документов. Город Уджда на северо-востоке Марокко стал одним из многих мест,...

Последние тридцать лет европейские государства ведут все более безжалостную кампанию, чтобы предотвратить пересечение и даже достижение их границ мигрантами без документов. Город Уджда на северо-востоке Марокко стал одним из многих мест, где эта борьба имеет губительные последствия.

Уджда — шумный современный город с населением в 500 тысяч человек — находится всего в 15 километрах от алжирской границы. Его роль в европейских пограничных войнах определяется стратегически важным положением на миграционном пути, пересекающем Сахару и достигающем Мали, Нигера, Нигерии и еще более далеких африканских стран. С 1994 года граница рядом с Удждой закрыта по политическим причинам, но для многих мигрантов, каждый год пересекающих Сахару, город остается жизненно важным перевалочным пунктом на пути к европейской земле обетованной. От Уджды до прибрежного города Мелилья всего около 150 километров. Однако для марокканской полиции и служб безопасности близость Уджды к пустыне делает город подходящим местам для депортации мигрантов, задержанных по всей стране. По сути, Уджда стала микрокосмом ситуации в целом. Мечты мигрантов здесь сталкиваются с безупречными механизмами крепости под названием Европа.

Осенью 2005 года тысячи африканцев из стран, южнее Сахары, совершили групповую попытку преодолеть укрепленные ограждения вокруг испанских анклавов в Марокко — городов Сеута и Мелилья на севере страны. Они были депортированы сюда и оставлены в пустыне без еды и воды. Многие погибли, прежде чем марокканские власти смилостивились и провели спасательную операцию.

Ответом Европейского союза на эти ужасающие события стало ужесточение режима вдоль южных границ. Около десяти тысяч мигрантов застряли в Марокко. Из них около 700 живут в Уджде и ее окрестностях. Некоторые поселились на обширной территории Университета Мохаммеда I в палатках из пластмассы и одеял. Другие живут в лесах за чертой города или ближе к границе.

Проезжая с сотрудниками «Врачей без границ» по заброшенной дороге, ведущей от Уджды к алжирской границе, мы видим покинутые детские площадки, отели и рестораны среди цветущих лугов. Контрабандисты пересекают границу в обоих направлениях на мопедах, погребенных под невероятным количеством пластиковых бутылок с алжирским бензином. Этот сюрреалистический приграничный пейзаж — зона насилия, страдания и изоляции. Мужчины, женщины и дети-мигранты живут здесь в отчаянной нищете. Почти никто из них не работает, и люди выживают за счет попрошайничества и мелкой торговли. В ветхих лагерях регулярно проводит облавы полиция, вывозящая их обитателей на край пустыни. Там их зачастую насилуют или избивают бандиты, а алжирские пограничники посылают их обратно — безжалостная игра в человеческий пинг-понг.

«Мы живем здесь, как совы, — говорит молодой нигериец по имени Энтони. — Днем мы прячемся, а ночью выползаем». Некоторые живут так уже несколько лет. Среди них парикмахеры, косметологи, автомеханики, сварщики и несостоявшиеся футбольные звезды. Они бежали от нищеты и насилия в поисках все менее доступной европейской мечты. Многие пережили кошмарные и невероятные странствия, чтобы добиться того, что европейцы принимают как данность: безопасности и финансовых перспектив. Теперь они проводят свою жизнь в лесах, а их навыки никому не нужны.

В одном из лагерей я встретился с женщиной по имени Долита, приехавшей из Киншасы в Демократической Республике Конго, чтобы искать убежища в Европе. Два месяца назад она была депортирована вместе с тремя детьми, включая новорожденного младенца, на край пустыни. Ее спасли лишь усилия упрямого местного правозащитника Хичама Барака.

Такие вмешательства редки. Не считая усилий местной организации «Барака» и «Врачей без границ», мигранты никому не нужны. Европа и Марокко предпочли бы, чтобы они исчезли. Большинство из них — христиане, и в лагерях часто звучат молитвы, псалмы и барабанный бой.

Теоретически европейские власти, чья политика привела к бедам этих людей, должна сделать хоть что-то, чтобы с ними обращались гуманно и уважительно. Но Европа молчит. И подобно тем, кто жил в снесенных мигрантских трущобах французского Кале и греческого Патмоса, не имеющих гражданства африканцев из Уджды лечат от их европейской мечты жестокими методами.

«Мы все верим в Бога, — сказал мне один нигериец, — и призываем его помочь нам».

Пока что, похоже, Бог их не слышит. Не слышит их и остальной мир.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera