Сюжеты

Если врач-онколог становится пациентом

Как назначить лечение самому себе?

Этот материал вышел в The New York Times (30.04.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Доктор Линда Гриффит обнаружила у себя опухоль молочной железы в январе этого года, когда принимала участие в конференции, проходившей в Сингапуре. Сначала она предположила, что это просто киста. Но только выйдя из самолета дома в США, она...

Доктор Линда Гриффит обнаружила у себя опухоль молочной железы в январе этого года, когда принимала участие в конференции, проходившей в Сингапуре. Сначала она предположила, что это просто киста. Но только выйдя из самолета дома в США, она немедленно сделала маммографию, УЗИ и биопсию. Результат был самый неблагоприятный: рак.

Затем начались осложнения. Доктор Гирффит, директор Центра исследования гинекопатологии при Массачусетском технологическом институте, сделала анализ, который должен был показать, присутствуют ли в ее опухоли дополнительные копии белка HER2. Если бы ответ был положительным, для лечения можно было бы применить герцептин — препарат, блокирующий этот белок и останавливающий рост опухоли.

Многие онкологи уверены, что будущее в лечении рака принадлежит препаратам, блокирующим белки, ответственные за рост клеток. Пока что таких препаратов немного, но почти все новые разработки действуют именно так.

Однако так называемая «целевая терапия» эффективна только в том случае, если анализы верно определили тип белка, который необходимо блокировать. К сожалению, результаты этих анализы порой крайне ненадежны, хотя пациентов об этом не предупреждают.

Результат анализа опухоли доктора Гриффит был негативным. Но можно ли ему доверять? Одна небольшая область опухоли была шоколадно-коричневого цвета (что указывало на наличие большого количества HER2), остальная — кремового, а это означает, что HER2 в ней нет.

От результата анализа на HER2 зависел успех лечения. Опухоли, содержащие HER2, до сих пор лечению не поддавались, но появление герцептина изменило эту ситуацию, снизив риск возобновления роста опухолей на 50%, а вероятность летального исхода на 40%.

Однако герцептин, годичный курс которого стоит в розничной продаже $42 тыс, вызывает побочные эффекты, схожие с симптомами гриппа, а в отдельных случаях серьезно вредит сердцу и даже может привести к смерти.

Так что если опухоль не содержит HER2 в большом количестве, то герцептин, по словам доктора Антонио Волффа, специалиста по раку молочной железы из мэрилендского университета Джонса Хопкинса, оказывается просто «токсичным и дорогим плацебо».

Так доктор Гриффит оказалась лицом к лицу с приобретающей все большее значение, но редко обсуждаемой проблемой современных методов диагностики и терапии рака.

Анализы на HER2 дают ошибочный положительный результат в 20% случаев. В  результате женщинам прописывают лекарство, которое им не нужно. И наоборот, примерно 5—10% анализов показывают, что применение герцептина не показано, когда на самом деле он необходим.

Другие молекулярные анализы, используемые при раке молочной железы, также не надежны. Например, анализ эстрогенных рецепторов, на основании которого делается заключение о том, показано ли применение лекарств, перекрывающих поступление эстрогена. Эти анализы дают неверный результат как минимум в 10% случаев. Антиэстрогенные препараты в целом достаточно безопасные, тем не менее увеличивают риск заболевания остеопорозом, а некоторые вызывают боли в суставах и повышают риск инсульта и рака эндометрия.

Лечащий врач доктора Гриффит, доктор Эрик Уайнер из Института рака им. Дэны Фарбер, подверг ее опухоль другому исследованию в надежде, что оно поможет им с доктором Гриффит определить, показано ли ей лечение герцептином. До этого времени доктор Гриффит оставалась в неизвестности.

«Как ученому мне все это очень интересно», — признается доктор Гриффит. Но, по ее словам, глазами пациента все это выглядит несколько иначе.

Результаты обоих исследований на HER2 совпали, но оба оказались половинчатыми: часть ее опухоли не содержит HER2, а другая содержит, но немного.

В конечном итоге результаты исследований и клинические наблюдения доктора Уайнера подтолкнули доктора Гриффит к решению отказаться от применения герцептина. Сейчас доктор Гриффит получает обычную химиотерапию. «Я думаю, что приняла правильное решение», — говорит она.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera