Сюжеты

Мнения экспертов

Этот материал вышел в № 47 от 5 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов: — Есть ряд неразрешенных проблем украинской газовой экономики, которые давно выглядят неразрешимыми. Первое: инженерное состояние газотранспортной системы Украины, которая...

Леонид Григорьев, президент Института энергетики и финансов:


— Есть ряд неразрешенных проблем украинской газовой экономики, которые давно выглядят неразрешимыми.

Первое: инженерное состояние газотранспортной системы Украины, которая требует срочной модернизации. Второе: долги «Нафтогаза», в первую очередь перед украинским правительством, которые день ото дня только накапливаются, угрожая банкротством. Отсюда ежемесячная паника: как и чем заплатит он «Газпрому»? В-третьих, в условиях кризиса промышленность «лежит» и за газ не платит, а населению, в свою очередь, так же все труднее платить. Украинские граждане хотели бы платить за газ, как белорусы, то есть по достаточно низким тарифам. А это противоречит общей идеологии «Газпрома», который стремится перейти на принцип «нетбека», то есть равной прибыли от продаж газа на всех рынках (в России — к 2015 году), — разумеется, с корректировкой на транспортные издержки. Наконец, украинское законодательство, в том числе конституция, по которой газотранспортная система объявлена неотъемлемой собственностью государства, фактически парализует любые попытки сотрудничества не только с Россией, но и с Европой.

Но при этом очевидно, что вариант создания некоего консорциума с «Газпромом» помог бы решить срочные проблемы украинской экономики в условиях тяжелейшего кризиса.

С российской стороны — это, пожалуй, действительно экспромт, если хотите, корпоративная инновация. Но она вполне в духе борьбы с кризисом того же европейского бизнеса, где многие крупные компании объединяются друг с другом под угрозой банкротства. Посмотрите: даже Volvo продали (с согласия профсоюзов!) китайцам!

Итак, для Украины подобное решение было бы крайне выгодным. Как осуществить его политически и технически, пока не понятно: это предмет переговоров на уровне как правительств, так и компаний. Еще раз повторим: это помогло бы украинской промышленности выйти из тяжелейшего кризиса!

Есть свои выгоды и для России. Во-первых, это выход из тупика, из перманентного конфликта с соседом, предупреждение самой возможности газовых войн. Во-вторых, это гарантия нормальной работы украинских газотранспортных сетей. Да, в их модернизацию придется вложить деньги, но они окупятся. В-третьих, это возможность зарабатывать на продаже газа конечным украинским потребителям.

Я не думаю, что речь пойдет о тотальном объединении компаний. Они несопоставимы друг с другом. У «Нафтогаза» — нет ничего, кроме долгов. А «Газпром» — дорогая европейская компания, которая получает прибыль даже на внутреннем рынке.

А вот обмен различными активами, доступ «Газпрома» к украинской трубе, а украинцев  — даже к российским месторождениям (мечта всех в Европе) вполне возможен и даже необходим для выхода соседей из тяжелого экономического кризиса.

Алексей Навальный, миноритарный акционер «Газпрома»:

— Я бы поддержал такое решение.  Объединение с «Нафтогазом» позволило бы более четко определить экспортную стратегию. Очевидно, что длина экспортной трубы по территории Украины и инвестиции в ее модернизацию несоизмеримо меньше, чем у нынешних мегапроектов, и в первую очередь «Южного потока», полезных только с точки зрения возможности попилить огромные деньги на строительстве. Но проблема в том, что едва ли эта идея будет реализована из-за сложной политической обстановки в Украине.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera