Сюжеты

Москва, стройся!

Генеральный план развития столицы оказался бизнес-планом для инвесторов

Этот материал вышел в № 48 от 7 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

В среду московские парламентарии определили судьбу столицы на 15 лет вперед. В третьем и окончательном чтении был принят актуализированный Генеральный план развития Москвы до 2025 года. Дело осталось за малым — за подписью мэра Юрия...

В среду московские парламентарии определили судьбу столицы на 15 лет вперед. В третьем и окончательном чтении был принят актуализированный Генеральный план развития Москвы до 2025 года. Дело осталось за малым — за подписью мэра Юрия Лужкова. Однако ни ученые и эксперты, ни сами создатели закона не могут ответить на ключевой вопрос: какой же станет столица в 2025-м?

Напомним, история со скандалом вокруг Генплана началась чуть меньше года назад, когда создатели документа вынесли его на общественные слушания. В каждом районе создавались специальные стенды, увешанные картами и схемами, в половине случаев не понятными даже для профессионала — мол, приходите, смотрите, выражайте мнение. Столичные власти клятвенно заверяли: все замечания будут учтены.

С Генпланом тогда удалось ознакомиться меньше чем 1% москвичей — во-первых, потому что проводили слушания в полупустой разъехавшейся в отпуска августовской Москве, во-вторых, потому что власти не так уж и стремились оповестить горожан о предстоящем судьбоносном событии. Но тем не менее слушания признали состоявшимися, Генплан народом одобренным и быстренько, в декабре и марте, приняли документ в двух чтениях и подготовили его к третьему.

В среду к половине десятого утра перед зданием Мосгордумы уже собралась толпа. Активисты общественных организаций и представители политических партий решили все-таки донести до столичных парламентариев свое отношение к Генплану. Собрались не на митинг (разрешение на его проведение не удалось бы получить по времени) — на флешмоб. Воздействовать на не желающих прислушиваться к мнению общественности московских властей (главный архитектор столицы Александр Кузьмин и спикер городской думы Владимир Платонов демонстративно ушли с заседания Общественной палаты, посвященного Генплану) решили не звуком, а картинкой — одевшись в черное и поднимая вверх черные листы бумаги. В акции приняли участие около 200 человек, правда, не одновременно — пока одних забирал ОМОН, перекрывший подходы к зданию думы со стороны улиц Неглинки и Петровки, другие занимали их место. Депутату Госдумы Антону Белякову удалось вручить «черную метку» для самого господина Платонова: «Я передал черный листок главе пресс-службы. После тщательного осмотра сотрудниками службы охраны он скрылся за дверями зала пленарных заседаний. Надеюсь, что он нашел своего адресата». Представитель молодежного крыла «Справедливой России» Дмитрий Гудков пошел еще дальше — вручил сотрудникам Мосгордумы огромную кувалду с надписью «Платонову от жителей Москвы» — подарок, мол, пригодится депутатам в реализации нового Генерального плана.

В общем, все это можно было бы даже назвать политической акцией, если бы она могла состояться не у стен Мосгордумы, а внутри. Но внутри оппозицию представляла только фракция КПРФ в количестве двух человек — таковы результаты знаменитых октябрьских выборов.

Разумеется, ни скандальные заявления членов общественной палаты, сравнивших Москву с личной грядкой мэра, ни протесты двух оппозиционных депутатов Мосгордумы, ни вереница разогнанных пикетов под ее окнами в день финального голосования не помешали одобрению документа членами «Единой России».

Справедливости ради стоит отметить, что в окончательный вариант Генплана действительно было внесено немало, а точнее, если верить спикеру Мосгордумы Владимиру Платонову, 538 поправок, учитывающих жалобы и замечания москвичей. На суть документа это, правда, не повлияло никак — концептуальные вещи не обсуждали в принципе, а потому никаких значимых поправок и не могло быть внесено.

Что несет Москве полторы тысячи страниц и схем, утвержденных на 15 лет вперед? По мнению экспертов, документ не спасает исторический центр столицы от разрушения, не решает набивших оскомину проблем дорожно-транспортной сети, не способствует улучшению экологии. Генплан, вобрав в себя большинство постановлений правительства Москвы последних десяти лет, лишь узаконивает проявившиеся в 90-е годы тенденции развития города. Снос исторических памятников. Уплотнительная застройка. Коммерческое строительство.

Нынешний Генплан не просто так называется актуализированным. Он — доработанная версия Генплана образца 1999 года. Предполагалось, что по нему столица будет развиваться вплоть до 2020 года. Однако в процессе его реализации проявил себя один существенный просчет: резервы территорий, выделенные под жилищное строительство на 10 лет вперед, оказались полностью израсходованными, читай, застроенными, уже к... 2004 году. Не стоит сомневаться — в нынешнем документе этот просчет был учтен. Однако на вопрос о том, выдержит ли столица такие объемы нового строительства, едва ли сможет ответить даже идеолог нового Генплана, главный архитектор Москвы Кузьмин. По крайней мере, в тексте документа нет даже постановки подобной проблемы.

Теперь Генплан может не вступить в силу только в случае, если его не утвердит своей подписью мэр города Юрий Лужков (а на это надеяться глупо) или наложат вето федеральные власти (что чуть более вероятно). Третий путь — обращаться в суд, опираясь на то, что при разработке и вынесении закона на общественные слушания были нарушены нормы городского и федерального законодательства, а некоторые положения уже принятого в третьем чтении Генплана противоречат нормам Градостроительного кодекса. Чтобы надеяться на то, что такое обращение будет хотя бы рассмотрено, нужно быть закоренелым оптимистом.

Комментарии

Михаил Блинкин, научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства:

— У меня сложилось такое впечатление, что если Юрий Михайлович Лужков предложит московским депутатам проголосовать за внесение изменений во второй закон Ньютона или в таблицу умножения, они проголосуют «за», не задумываясь, в трех чтениях сразу.

Как ни странно, созданием Генплана занимались высокопрофессиональные и очень опытные люди. Дело здесь не в Генплане как таковом, дело в гензаказчике. Над исполнителями висит совершенно конкретный невербализованный социальный заказ: главная задача любого планировочного документа города — обеспечить максимальный доход с единицы территории. Если на одном и том же пятачке земли дать разрешение на лишнюю тысячу квадратных метров застройки или употребить ее для развития трамвайной линии, автомобильной развязки или наземной станци метрополитена, мы, конечно, построим там коммерческую недвижимость. Потому что и трамвай, и метро, и кусочек дороги — это вычет из бюджета, а коммерческое строительство — прибавка.

Говорить о новом Генплане целесообразно только в том случае, если оценено, как был выполнен предыдущий. Если поняты ошибки. Однако разработчики нового закона утверждают, что все это время город развивался хорошо и правильно, что и дальше нужно развиваться так же. Но если мы будем развиваться так же, Москву ждет транспортный коллапс!

Я много раз сравнивал первоочередные объекты капитального строительства в Генплане, данные по поводу развития транспортной системы города, и реальные возможности московского бюджета. Дисбаланс не только не устраняется, он усугубляется. Все земельные резервы, запланированные проектировщиками прошлого для наземных линий метрополитена и дорог, сегодня застроены коммерческой недвижимостью. Теперь для развития дорожной сети необходимо будет либо уходить под землю (строить тоннели), либо применять совсем уж экзотические инженерные решения вроде строительства автомобильных дорог над железными. Но это в теории. Нам этого никогда не построить. Я знаю, сколько в Москве стоит километр. Для такого «золотого» дорожного строительства не хватит денег не то что в бюджете Москвы, наверное, в бюджете всего Евросоюза.

Константин Михайлов, эксперт общественной организации «Архнадзор»:

— Москве новый Генплан грозит настоящим перерождением городской ткани. Исторический центр в значительной степени охвачен так называемыми зонами реорганизации, которые предусматривают возможность сноса, нового строительства, реконструкции. А как такие процессы происходят, мы могли наблюдать на протяжении последних двадцати лет. Теперь это будет закреплено на уровне городского закона.

Сейчас судьба большинства памятников будет зависеть от того, попали они в зоны реорганизации по Генплану или нет. Из такой зоны нам удалось спасти порядка 200 памятников, которые были туда внесены без всякого смысла Москомархитектурой. Кроме того, не без нашего участия были приняты две системные поправки. Одна из них позволила ограничить действие общих градостроительных схем на памятники и территории памятников и сделать так, чтобы, несмотря на Генплан, они все-таки подпадали под законодательство о памятниках. Вторая поправка позволит своевременно, не реже четырех раз в год, вносить в Генплан сведения о вновь выявленных памятниках и новых охранных зонах.

Галина Морозова, автор раздела «Основные направления сохранения и развития природного комплекса Москвы» Генплана 1999 года:

— В отношении экологической сети столицы, которую образуют особо охраняемые природные территории (ООПТ), а также озелененные территории, мы ничего хорошего от принятого документа не ждем.

Когда актуализированный Генплан выносили на публичные слушания, мы обнаружили на всех ООПТ цифры-показатели допустимой застройки. Когда мы обратили внимание «актуализаторов» Генплана на этот факт, они заявили, что это техническая ошибка.

Сейчас все цифры заменены звездочками. Это означает, что показатели застройки будут определяться при разработке документов территориального планирования.

Кроме того, ООТП попали в зоны реорганизации (мол, если не включить их в такие зоны, невозможно будет разрабатывать для них проекты планировки), хотя, конечно, никакой реорганизации для их сохранения не нужно. Более того, по Градостроительному кодексу проекты планировки разрабатываются исключительно для застроенных и подлежащих застройке территорий. Так что это прямое нарушение закона, которое отражает давно проявившуюся на практике тенденцию — из-за запрета на строительство коммерческой недвижимости или жилья возводить на землях ООПТ… спортивные объекты. Характерный пример — небезызвестный «Остров фантазий».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera