Сюжеты

Папа ответит за запретный плод

Появились свидетельства того, что обвиненный священник имел сторонников в Риме

Этот материал вышел в The New York Times (07.05.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

По мере того как разворачивается скандал с сексуальным насилием в Римско-католической церкви — новые жертвы обнаруживаются по всему миру, а трое епископов недавно ушли со своих постов, — становится очевидно, что этот кризис не просто...

По мере того как разворачивается скандал с сексуальным насилием в Римско-католической церкви — новые жертвы обнаруживаются по всему миру, а трое епископов недавно ушли со своих постов, — становится очевидно, что этот кризис не просто преходящий эпизод в истории церкви или проблема информационной политики Ватикана.

Нет, в церкви происходит не что иное, как эпохальная перемена. В ходе нее те, кто ставит превыше всего защиту епископов и священников, вступают в противоборство с теми, кто призывает к большей открытости и ответственности. Линия фронта прошла как между церковью и обществом (которое однозначно выступает за открытость), так и внутри самой церкви.

Кризис также противопоставил наследие двух Римских Пап: выдающегося модернизатора Иоанна Павла II, все же крайне мало делавшего для искоренения сексуального насилия, и его преемника Бенедикта XVI, который в последние годы более серьезно подошел к проблеме священников-педофилов.

Защищая Бенедикта XVII, его сторонники косвенно подвергают критике Иоанна Павла и то, как реагировало на преступные действия целое поколение епископов и высших лиц Ватикана.

«Церковь понимает, что проблемы не исчезнут до тех пор, пока она не начнет воспринимать их как нечто взаимосвязанное, — говорит Альберто Меллони, директор либерального Католического фонда религиозной науки им. Иоанна XXIII в Болонье, Италия. — Вопрос в том, сошлется ли Ватикан на старые оправдания, что педофилия — побочный продукт сексуальной революции, с которой он всегда боролся, или признает, что несостоятельность церковных лидеров позволила преступникам остаться безнаказанными».

В опубликованном 20 марта пасторском послании ирландским католикам Бенедикт выразил оба этих взгляда. Этот документ содержит самые подробные высказывания понтифика о скандале с сексуальным насилием. По его словам, контекст совершенных преступлений составляют антиклерикализм и «ошибочные» интерпретации либеральных реформ, проведенных Вторым Ватиканским собором.

Но он также выступил против «стремления общества отдавать предпочтение священникам и другим авторитетным лицам; и неуместного желания сохранить репутацию церкви и избежать скандала».

Недавно представитель Ватикана отец Федерико Ломбарди заявил, что «таинственность и скрытность не считаются ценностями современной культуры. Мы должны научиться не иметь ничего, что надо было бы скрывать».

Однако церковная культура десятилетиями была настроена против раскрытия информации и сотрудничества с гражданскими властями.

Политика скрытности была подробно описана в письме, написанном высокопоставленным кардиналом в 2001 году. Он заявил, что такую политику поддерживала вся церковная иерархия, начиная с Иоанна Павла. Только в апреле Ватикан подтвердил, что епископы должны следовать гражданскому законодательству в странах, где оно требует сообщать властям о педофилах и других преступниках.

В апреле 80-летний кардинал Дарио Кастрильон Ойос, бывший глава Конгрегации по делам духовенства, попал на первые страницы газет, заявив, что Иоанн Павел одобрил его письмо французскому епископу в 2001 году. В этом письме кардинал хвалил епископа за то, что тот предпочел отправиться в тюрьму, но не выдать гражданскому суду священника-педофила.

Священник был осужден за развращение малолетних мальчиков, а епископ приговорен к трем месяцам заключения условно за то, что не донес на него властям. По сообщению Associated Press, в недавнем радиоинтервью кардинал повысил ставки, заявив, что письмо было написано по результатам совещания, на котором также присутствовал будущий Папа Римский, кардинал Йозеф Ратцингер.

Отец Ломбарди подтвердил существование такого письма. Однако в его заявлении прозвучала редкая для церкви, но типично уклончивая критика кардинала. Он отметил, насколько «вовремя» Ватикан в 2001 году передал контроль над разбирательствами, связанными с сексуальными скандалами, в руки влиятельной Конгрегации доктрины веры, которую тогда возглавлял кардинал Ратцингер. Действительно, даже наиболее ярые критики Бенедикта признают, что случаи насилия с тех пор разбирались намного более эффективно, хотя они верят, что в этом отношении церковь еще далека от совершенства.

Иоанн Павел, возможно, привел церковь в соответствие с духом времени, но в случае с сексуальным насилием он занимал позицию, которая, по словам критиков, ставила церковную иерархию выше жертв. Понтифик ни разу не встречался с жертвами и не приносил извинений за преступления священников.

Напротив, Бенедикт четыре раза встречался с жертвами сексуального насилия, но только наедине и лишь под давлением со стороны СМИ.

В прошлом году Бенедикт подтвердил, что Иоанн Павел обладал исключительными добродетелями. Это заявление приблизило покойного понтифика к канонизации, но эксперты по политике Ватикана считают, что усиленное внимание к истории его понтификата может задержать процесс.

Критики и сторонники Бенедикта считают, что излечение церкви потребует активных действий и полного признания ошибок прошлого. Это вряд ли хорошо скажется на наследии Иоанна Павла. А для защиты церкви, за которой он приглядывал большую часть жизни, Бенедикту, возможно, придется последовать призывам критиков и объяснить собственную позицию в прошлом. Этим он мог бы показать, что понимает: церковные правила не противоречат власти закона.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera