Сюжеты

Подачка из архива

К 65-летию Победы прошла очередная акция дозированного рассекречивания документов войны

Этот материал вышел в № 48 от 7 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр МеленбергНовая газета

 

На этот раз документальная правда о войне снизошла на всех ее жаждущих из Архива Президента РФ. Был рассекречен блок документов из фондов Политбюро. Это материалы, поступавшие на имя Верховного главнокомандующего товарища Сталина, с...

На этот раз документальная правда о войне снизошла на всех ее жаждущих из Архива Президента РФ. Был рассекречен блок документов из фондов Политбюро. Это материалы, поступавшие на имя Верховного главнокомандующего товарища Сталина, с которыми он лично работал.

Здесь нет высоких стратегических выкладок, глубокого анализа оборонительных либо наступательных операций. По большей части информация, призванная удовлетворять любопытство вождя народов.

Частично ее поставляли специально для этой цели командированные на фронт тыловые военачальники. Вот фрагмент из «Записки» начальника артиллерии Красной Армии генерал-полковника Воронова на имя товарища Сталина от 15 августа 1941 года:

«Опыт боев частей 24 армии в период 20 июля — 5 августа 41-го года в районе Ельня со всей очевидностью выявил следующие основные недостатки в подготовке наших войск:

Пехота. Части имеют большой процент плохо подготовленных в тактическом и стрелковом отношениях бойцов и младших командиров; отделения, взводы и роты во многих частях не были сколоченными. Очень плохо отработаны вопросы сочетания огня своего оружия и движения. Плохо с перебежками и переползанием под огнем противника, при движении вперед вместо установленных цепей быстро сходятся в группы (а иногда и толпы) и подставляют себя в таком виде под огонь противника <…>

Наша пехота очень болезненно реагирует на появление самолетов противника, на стрельбу и разрывы артиллерии и минометов противника даже в весьма ограниченном количестве. Привито понимание, что мы можем стрелять и бомбить, нас же обстреливать и бомбить не имеют права».

Этот документ рисует, скажем, так, среднестатистическое состояние Красной Армии в период первого для нее за войну реального наступления под Ельней. Бойцы и командиры все еще находятся под чарами предвоенной сталинской пропаганды. Когда «от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней».

А вот «Записка» начальника Автобронетанкового управления Красной Армии генерал-полковника Федоренко на имя товарища Сталина от 21 октября 1941 года:

«Докладываю, что автоматическое оружие ППД и ППШ, предназначенное для войск, на практике в большинстве находится не в войсках, ведущих непосредственно бой, а в тылах дивизий, армий и фронтов. Причем в таких учреждениях, как: трибунал, прокуратура, особые отделы и политические отделы, большинство начсостава вооружено этим автоматическим оружием. Докладывая о вышеизложенном, считаю необходимым издать приказ, запрещающий иметь автоматическое оружие в тыловых частях и учреждениях».

Никто, конечно, не собирался изымать ППШ у особистов и трибунальцев. К концу 1944 года, по самым оптимистическим подсчетам, лишь каждый четвертый пехотинец Красной Армии был вооружен автоматом (то бишь пистолетом-пулеметом).

В октябрьские дни 42-го товарищ Сталин получил «Записку» от начальника Совинформбюро и одновременно начальника Главного политического управления Красной Армии Щербакова:

«При сем прилагаю данные о потерях воюющих сторон за 16 месяцев войны (с 22 июня 1941 г. по 22 октября 1942 г.). Данные за 16 месяцев получены следующим путем: взяты потери воюющих сторон за год войны, опубликованные в сообщении Совинформбюро, и к ним прибавлены потери за 4 месяца (с 22 июня 1942 г. по 22 октября 1942 г.).

Людские потери:

Германия (убитыми, ранеными и пленными) не менее 12 миллионов. Из них убитыми не менее 4 млн 200 тыс
СССР (убитыми, ранеными и пропавшими без вести) — 5 млн 443 тыс 614».

Приведя заведомо сфальсифицированную статистику потерь, Щербаков следом дает другие цифры:

«Фактические данные о потерях воюющих сторон за 16 месяцев войны по подсчетам Генштаба.

Людские потери:

Германия — 9 млн 330 тыс
СССР — 10 млн 406 тыс 79

Примечание. В число наших потерь не вошло 339 767 человек, умерших от болезней и несчастных случаев, не связанных с выполнением боевой задачи».

Всевозможные фальсификации и приуменьшения, идущие от первых лиц государства, привели к тому печальному факту, что из всех воевавших во Вторую мировую государств только в России (СССР) до сих пор неизвестны точные цифры потерь. А они, действительно, представляют собой статистику не для слабонервных. По разным оценкам, потери в войне колеблются между 25–32 млн человек. То есть на каждый день войны приходится около 20 тыс погибших.

Еще одна тема, к которой было приковано пристальное внимание маршала Советского Союза Сталина. Сводка №22 Управления Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации генерал-полковника Голикова от 19 мая 1945 года:

«Сов. секретно экз. №1

Бывших советских военнопленных и гражданского населения СССР, подлежащих репатриации, освобождено и учтено 2 398 478 чел., из них репатриировано 1 782 642 чел.

Репатриированные советские граждане направлены: в распоряжение НКВД 145 838 чел., в Главупраформ КА 553 831 чел. и по месту жительства 1 082 973 чел., всего 1 782 642 чел.

(Главупраформ КА — Главное управление формирования и укомплектования войск Красной Армии, т.е. полмиллиона перемещенных лиц вот таким явочным порядком были призваны на военную службу. — А.М.)

Подлежат репатриации из иностранных государств 589 006 чел. и из прибалтийских республик 26 830 чел., всего 615 836 чел.

По неполным данным, количество советских граждан, уведенных фашистскими захватчиками в период временной оккупации, составляет 4 705 777 чел. <…>

Подготавливается к отправке в Западную Германию 9 групп представителей Уполномоченного СНК СССР в составе 155 офицеров для приема от союзного командования советских граждан и отправки их в лагеря. При 1 и 2 Белорусских, 1, 2, 3 и 4 Украинских фронтах формируются 100 лагерей емкостью по 10 тысяч человек каждый для размещения, содержания и дальнейшей отправки репатриантов».

Всего Архив Президента РФ рассекретил около 200 документов. Они отражают взгляд на войну с самой верхней ступени управления государством, из Политбюро ЦК ВКП(б). И, конечно, являются каплей в мертвом море особо важной секретности. Представляете, жаждущие правды о Великой войне подставили кружки, баклажки, ведра… А им капнули каплю.

Потому что и здесь у нас налицо печальный факт единственности. В настоящее время Россия является единственной страной, где огромная часть военных архивов по-прежнему засекречена и доступ к ним историкам запрещен. Большую часть своих военных фондов рассекретили РГАСПИ (Российский архив социально-политической истории, бывший Центральный партархив) и ГАРФ (Госархив Российской Федерации). Теперь вот приоткрыл двери Архив Президента РФ (бывший архив Политбюро ЦК КПСС). Но ведь не они являются основными носителями документов войны 1941—1945 гг. На них в лучшем случае выпадает 10% данного массива информации.

Основные хранители войны — архивы Министерства обороны, МИДа и ФСБ — вовсе не настроены делиться с кем-нибудь информацией почти 70-летней давности. Хотя какая уж такая страшная тайна, способная перевернуть устои государства, скрывается в документах войны? Скорее, сказывается привитая этим государством традиция чванства и неумной напыщенности.
Эта особо секретная жадность породила яркий абсурд всего 65-летнего отрезка времени, отделяющего нас от майской Победы 45-го. Начальники Советского Союза требовали от историков показать руководящую роль партии в победе советского народа над немецко-фашистскими захватчиками. Нынешнее начальство требует от историков всемерно бороться с фальсификацией истории Великой Отечественной войны. И тогда, и сейчас нет недостатка в специалистах, готовых выполнять госзаказ. Но выдать приличный продукт они не могли прежде, не могут и теперь по очень простой причине. У них нет достаточного количества документов. Архивы-то закрыты!

Ни о каком всеобъемлющем, полном и окончательном многотомнике истории войны 1941—1945 гг. и речи быть не может. Да и как можно объективно и адекватно отразить любое крупное сражение Красной Армии, если в Архиве Министерства обороны исследователь имеет доступ к документам на уровне роты-батальона. А дальше (полк-дивизия, не говоря уже об армии-фронте) начинается зона секретности, и многое зависит от доброй воли местного начальства. А уж уровень фронт-Ставка не доступен никому, кроме г-на Сердюкова.

Совершенно потешный случай происходит ныне с уже упоминавшейся проблемой подсчета потерь. По поручению президента РФ создана и действует Межведомственная комиссия, которой вменено в обязанность подсчитать и огласить окончательные цифры потерь СССР и России во Второй мировой войне. Но как это сделать, когда львиная доля документов засекречена? Ведь цифры столь авторитетной комиссии должны обязательно быть подтверждены реальными документами…
Шеф-редактор издания «Вестник Архива Президента РФ» Сергей Кудряшов, презентуя освобожденные от грифов секретности важные бумаги, пообещал к 70-летию Победы рассекретить еще пачку документов Великой войны, содержащих страшную государственную тайну.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera