Сюжеты

Страна на грани драхмы

Этот материал вышел в The New York Times (14.05.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Первого мая Евросоюз и МВФ подписали соглашение о предоставлении финансовой помощи фактически уже обанкротившейся Греции. Приставленный к горлу нож заставил греческое правительство принять жесткие условия, предусматривающие несколько лет...

Первого мая Евросоюз и МВФ подписали соглашение о предоставлении финансовой помощи фактически уже обанкротившейся Греции. Приставленный к горлу нож заставил греческое правительство принять жесткие условия, предусматривающие несколько лет политики строгой экономии.

Тем не менее остаются серьезные сомнения в том, что политической воли, необходимой для сокращения зарплат и социальных выплат, хватит надолго. Эти меры уже вызвали волну насилия, унесшую жизни трех человек, а неизбежная дефляция затруднит Греции расплату по долгам.

Ни у кого не вызывает сомнений то, что греческая экономика нуждается в структурном реформировании. Афины надеются в результате сделки получить пару лет на то, чтобы коренным образом изменить сложившиеся стереотипы поведения греков. Правительство серьезно намерено сократить общественные расходы, поднять до рекордного уровня налоги на потребление и провести реформу налогообложения.

Некоторые влиятельные экономисты опасаются, что такая радикальная терапия может прикончить пациента, и считают, что муки, переживаемые сейчас Грецией, должны послужить серьезным предупреждением другим странам еврозоны и побудить их быстро навести порядок в своих экономиках, прежде чем разгул рыночных спекуляций их обрушит.

Существует риск того, что строгая экономия может затормозить рост экономики и осложнить европейским странам выход из прошлогодней рецессии, последовавшей за масштабным кризисом рынков недвижимости и финансов в США. Слабый или даже отрицательный рост экономики подтолкнет вверх и без того высокий уровень безработицы, увеличит давление на государственное потребление и на банки, усугубит проблему долгов.

«Каким образом Греция сможет расплатиться по долгам в условиях дефляции? — размышляет профессор экономики парижского Института политических исследований Жан-Поль Фитуасси. — Дефляция увеличивает долговое бремя, поэтому принимаемые сейчас меры лишь запускают процесс на новый виток, и ничем хорошим это закончиться не может. Экономике не должно быть дела до добродетели, которая может лишь погубить экономику».

Сомнения вызывает и то, достаточно ли будет выделения в течение трех лет 110 млрд евро, чтобы успокоить рынки, влияние на которые оказывает плачевное положение дел в других странах, например в Португалии и Испании.

Некоторым странам, входящим в зону евро, в частности Германии, для участия в плане спасения Греции потребуется прежде внести изменения в национальное законодательство. Но официальные лица Евросоюза уверены, что необходимые средства будут в полном объеме предоставлены до 19 мая, то есть не позднее той даты, когда Греции предстоит совершить очередной крупный платеж по долгам.

Поскольку Греция перешла на евро и отказалась от своей национальной валюты, ее правительство лишено возможности для облегчения проблемы выплат по долгам прибегнуть к девальвации. У него есть только две возможности: кардинально урезать расходы или объявить дефолт по долгам. Последнее больно ударит по французским и немецким банкам, на долю которых приходится большая часть греческого долга.

Видимо, по этой причине Николя Саркози до сих пор воздерживался от комментариев по поводу кризиса, считает Жан-Поль Фитуасси. Соглашение с Грецией, по его словам, «косвенным образом идет на пользу французским и немецким банкам, и это с самого начала было понятно французскому правительству, но, кажется, не немецкому».

Экономист, заместитель директора лондонского Центра европейской реформы Кейтинка Бейриш считает, что Германия начинает понимать, в чем дело. «Скорее всего, граждане Германии и других европейских стран без энтузиазма воспримут идею спасения Греции. Но идея оплатить убытки банков, владеющих основным объемом греческих облигаций, придется им по вкусу еще меньше», — сказала Бейриш.

Фитуасси признает, что уже принятые некоторыми странами, например Ирландией и Латвией, меры строгой экономии не вызвали больших протестов. «Но греки — это не латыши», — говорит он, имея в виду масштаб протестов греческих трудящихся.

Греция находится в худшем положении, чем другие страны со сравнительно неконкурентной экономикой, например Испания и Португалия. Экономисты, по словам Кейтинки Бейриш, не видят в длительной перспективе решения греческой проблемы. Некоторые считают, что Греции стоило бы вернуться к национальной валюте, последовав примеру Аргентины, отказавшейся в 2002 году от привязки курса своей валюты к доллару и девальвировавшей песо, после чего рост экономики возобновился, несмотря на высокую инфляцию. Другие полагают, что поскольку греческие долги деноминированы в евро, введение национальной валюты обойдется стране слишком дорого и ввергнет ее в еще более глубокий кризис.

Фактически банкротство Греции уже состоялось, считает Бейриш: «Большинство европейских политиков и экспертов думают сейчас не столько о стимулировании роста греческой экономики, сколько о стабильности евро».

В подготовке материала принимал участие Надим Оди

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera