Сюжеты

Комментарии

Этот материал вышел в № 52 от 19 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»

Людмила Алексеева, председатель МХГ: — Я очень болезненно отношусь к решению Михаила Борисовича голодать. Потому что последствия голодовки могут сказаться, не дай бог. Это ведь не первая его голодовка. Но в то же время я понимаю мотивы,...

Людмила Алексеева, председатель МХГ:

— Я очень болезненно отношусь к решению Михаила Борисовича голодать. Потому что последствия голодовки могут сказаться, не дай бог. Это ведь не первая его голодовка. Но в то же время я понимаю мотивы, которые побудили его обратиться к такому крайнему методу. Это — символичная голодовка. Он требует соблюдения законодательства не ради себя, а ради тех остальных, кто мог бы выйти из мест заключения до приговора, если бы этот закон соблюдался. Он прибегает к голодовке, потому что ну нет другой возможности обратить внимание на эту проблему. Знаю, что наш президент часто заглядывает в интернет. А сейчас, в свете новостей о голодовке Михаила Ходорковского, наш интернет просто взорвался! Не заметить эту новость можно, только очень захотев. Но я надеюсь, что президент все же заметит…


Марина Филипповна Ходорковская:

— Я, конечно же, очень переживаю за здоровье своего сына. Но я полностью поддерживаю его сегодняшнее решение.









Яна Яковлева
, председатель некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность»:

— Голодовка — очень серьезная мера, однако нельзя быть уверенным, что и она сможет что-то изменить. Однако любое привлечение внимания к этой проблеме очень важно. Обвинительная система не готова отступать ни на секунду. Работа милицейско-судебной системы направлена на то, чтобы репрессировать и подавлять, а не разбираться и выпускать. Люди лишены возможности обратить внимание властей на нарушение или прямое неисполнение закона простыми действиями, и потому приходится прибегать к самым крайним мерам. Думаю, никому не хочется, чтобы повторилась трагедия, случившаяся с Сергеем Магнитским или Верой Трифоновой. Общество должно сейчас обратить внимание на эту проблему и попытаться добиться, чтобы закон исполнялся. Вне зависимости от отношения власти к обвиняемым.

Стоит добавить, что случай с Ходорковским — не единственный, когда обвиняемым по экономическим статьям отказываются смягчить меру пресечения.

Георгий Удальцов, предприниматель:

— Полагаю, Ходорковский правильно сделал, что объявил голодовку. К этой проблеме обязательно нужно привлекать внимание, другое дело — будет ли результат? Ходорковский не впервые объявляет о голодовке, до этого его действия принесли успех в деле с Василием Алексаняном, заключенным, больным СПИДом, которого не хотели класть в больницу.

Суд же не безгрешен, он в первую очередь ориентируются на политическую волю, и данный случай лишь более наглядно демонстрирует отношение власти к происходящему, несмотря на принятые поправки. Тем не менее изменения в закон внесены, и суд их исполнять обязан.


Елена Лукьянова
, член Общественной палаты, профессор юрфака МГУ:

— Мы дошли до того, что заключенные должны голодать, чтобы в стране исполнялись законы даже не по отношению к голодающему, а по отношению ко всему бизнес-сообществу, которое наполовину сидит в тюрьме. Я слышала, что Лебедев (председатель Верховного суда. — Ред.) в курсе, и он собирается разобраться в ситуации и проинформировать нас всех. Насколько мне известно, в среду Элла Памфилова, Владимир Лукин и Людмила Алексеева встречаются с президентом по вопросам ситуации правозащитников на Кавказе, и я думаю, что и об этой ситуации там тоже будет идти речь.

Это была инициатива президента, более того — в проекте она была вплоть до отмены всей 174-й прим., статьи об отмывании. Даже правительство дало положительное заключение, но не получилось: слишком велик коррупционный интерес к этой схеме, которая успешно работает. А сейчас в Думе и Совете Федерации начался возврат к прежней схеме — о выведении из-под экономических преступлений по 159-й статье о мошенничестве. По статистике, такого количества мошенничества не бывает. Это заказная, коррупционная схема. То, что мы дошли уже до такого состояния, что блокируются президентские инициативы в таком громком процессе, — это действительно прецедент, который отразится потом на всех.

Сам Ходорковский все равно не выйдет, потому что у него общий режим по первому приговору, он ходатайствует за других.

Борис Макаренко, директор общественно-политическим программ Института современного развития (ИНСОР):

— Это не официальная апелляция к суду, а политическое по своей сути заявление, что конкретный суд в Москве действует вразрез с инициативой, которую предложил лично президент. Обращает внимание, что председатель Верховного суда моментально отреагировал, заверив Ходорковского, что рассмотрение будет. Очевидно, что его будут держать в заключении со всеми возможными строгостями. Позиция обвинения понятна, так ведет себя российское обвинение, в случае с Ходорковским — особенно.




Пресс-служба Верховного суда:

— Все должно быть соблюдено с процессуальной точки зрения. Мы не в праве вмешиваться, пока это не дойдет до нас законным путем. То, что касается заявления Ходорковского, председатель проинформирован и принял к сведению. Когда наступит его компетенция, безусловно, Вячеслав Лебедев разберется и донесет до общественности свою позицию.

На момент сдачи номера в печать пресс-служба Генеральной прокуратуры ситуацию прокомментировать не смогла, потребовав письменный запрос.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera