Сюжеты

Запад не может позволить себе воевать с Ираном

Этот материал вышел в The New York Times (21.05.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Совсем не важно, будет ли выполняться новый ядерный договор, заключенный 17 мая Бразилией, Турцией и Ираном. Дело в том, что это — предвестник грядущего постзападного мира. Эпоха доминирования англосаксонских стран подходит к концу....

Совсем не важно, будет ли  выполняться новый ядерный договор, заключенный 17 мая Бразилией, Турцией и Ираном.

Дело в том, что это — предвестник грядущего постзападного мира. Эпоха доминирования англосаксонских стран подходит к концу.

Реакция США на заключение этого соглашения была негативной: Америка заявила, что добилась согласия на четвертый раунд санкций в отношении Ирана в Совете Безопасности ООН. Но санкции не работали. Нынешние заявления вызывают вопрос, почему схема, предложенная американскими дипломатами в октябре, не устраивает их теперь.

Жестокость, проявленную иранским режимом по отношению к собственному народу после нечестных выборов 12 июня 2009 года, нельзя оправдать. Однако международная изоляция только помогает сторонникам жесткого курса в Иране, которым есть что возразить на американскую риторику об «оси зла». Чем меньше иранцы будут чувствовать себя изгоями, тем больше шансов появится у реформаторов.

Турция и Бразилия — региональные державы с растущими экономическими интересами в Иране и с дипломатическими амбициями. Сотрудничество с ними порадовало власти Ирана, которому нравится представлять себя лидером нового мирового порядка. Эта поза раздражает Запад, но в данном случае это не важно, если удастся достичь главного: получить время на переговоры, убрав со сцены обогащенный до 3,5% уран, произведенный Ираном в центрифугах Натанза.

Договоренность в принципе повторяет условия соглашения, достигнутого при посредничестве США прошлой осенью, но так и не выполненного. Разница только в том, что у Ирана теперь больше низкообогащенного урана. Это значит, что 1200 кг, которые отправятся в Турцию, представляют меньшую долю общих запасов — хотя все равно это больше половины.

Не думаю, что это имеет значение: если Иран выполнит условия договора, он продемонстрирует готовность сотрудничать с международным сообществом и лишится большей части низкообогащенного урана, необходимого для производства высокообогащенного урана (без него ядерное оружие сделать нельзя).

Учитывая двуличное и нечестное поведение Ирана в прошлом, стоит сохранять осторожность. Но в жесткой первой реакции Запада я чувствую плохо скрытое презрение к усилиям президента Бразилии Луиса Инасиу Лулы да Силвы и турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана.

Это неверно: для Ирана хорошие отношения с Турцией и Бразилией очень важны, и он будет менее склонен выставлять эти страны дураками, отказавшись от сделки.

Бараку Обаме предстоит принять непростое решение. Он всегда стремился к сближению с Ираном, считая, что тупиковая ситуация в ирано-американских отношениях, сложившаяся 31 год назад, опасна и несвоевременна. Однако конгресс пообещал «сокрушительные» и «жесточайшие» санкции. США потратили много усилий, чтобы привлечь на свою сторону членов Совета Безопасности ООН и прийти к соглашению по четвертому раунду санкций между пятью основными членами Совбеза, обладающими правом вето, — США, Великобританией, Францией, Россией и Китаем, а также Германией.

Вместо того чтобы сказать, что Иран вроде бы готов послать низкообогащенный уран за границу, администрация Обамы, похоже, решила занять жесткую позицию. Напомню, это уже попробовал Буш, и это ни к чему не привело. Иран показал, что к санкциям он безразличен. Если они снова не поменяют поведение Ирана, Обама столкнется с вопросом, что делать дальше. Он знает, что Запад не может позволить себе начать третью войну подряд на мусульманском Востоке.

Так что соглашение Бразилии и Турции стоит того, чтобы его поддержать. В прошлом году Обама заявил, что США покончили с односторонностью во внешней политике, однако другие страны должны разделить ответственность: «Те, кто критиковал Америку за односторонние действия, не могут теперь отойти в сторону и ждать, пока Америка в одиночку будет решать мировые проблемы… Вместе мы должны создавать новые коалиции, наводящие мосты через старые пропасти, — коалиции разных верований и убеждений, севера и юга, востока и запада, черных, белых и коричневых».

Новые коалиции, наводящие мосты через старые пропасти? Напоминает то, как Бразилия и Турция объединяются, чтобы помочь Ирану и США преодолеть разделяющую их пропасть. Это, в свою очередь, дает шанс сделать Ближний Восток безопаснее.

Присылайте комментарии на адрес: intelligence@ nytimes.com

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera