Сюжеты

Хайле Герима: Они были рабами, а я - нет

Этот материал вышел в The New York Times (21.05.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Один из курсов, которые ведет Хайле Герима в Университете Говарда в Вашингтоне, называется «Кино и социальные перемены». Для Геримы, режиссера и сценариста из Эфиопии, который живет в Америке с 70-х в «самоизгнании», эта тема представляет...

Один из курсов, которые ведет Хайле Герима в Университете Говарда в Вашингтоне, называется «Кино и социальные перемены». Для Геримы, режиссера и сценариста из Эфиопии, который живет в Америке с 70-х в «самоизгнании», эта тема представляет не только научный интерес. Она вдохновляет его на создание фильмов на африканские и афроамериканские темы.

Его последнее творение, «Теза» (переводится как «утренняя роса») снято на родном языке режиссера — амхарском. Возможно, это самая автобиографичная из работ Геримы.

В ней показан тяжелый путь молодого интеллектуала по имени Анбербер: детство в деревне, годы, проведенные за изучением медицины в Европе, возвращение в родную Эфиопию, марксистский военный переворот 1974 году, изгнание в Западную Германию, где он становится жертвой расизма.

«Я из поколения, которое действительно хотело создать лучшее общество, сделать что-нибудь для бедных и униженных людей. Но оно было ослеплено, потеряло путь и предало собственную человечность, — говорит 64-летний Герима в интервью. — Это фильм о покинутом доме».

Иногда ощущение потерянного дома в его фильмах находит буквальное выражение, иногда возникает на уровне метафор.

Так, в фильме 1993 года «Санкофа» американская модель-негритянка, приехавшая на съемки в Африку, оказывается в XVIII веке и превращается в рабыню на плантации в Вест-Индии. А в «Золе и углях» (1982) Герима разрабатывает тему вьетнамской войны, изображая разочарованных ветеранов-афроамериканцев, возвращающихся домой — к нищете и безнадежности.

Хайле Герима впервые попал в США в 1967 году, когда приехал изучать театральное искусство в известной театральной школе Гудмана в Чикаго. Преподаватель из Корпуса мира в Эфиопии, впечатленный его талантом, помог ему получить это место.

Герима оказался не готов к американской модели межрасовых отношений, поэтому поначалу испытывал отчужденность не только по отношению к белым, за чьими лужайками и садами он ухаживал, чтобы заработать на жизнь, но и к афроамериканцам.

«Я никогда не сталкивался с такими проблемами, как чернокожие в США, и встреча с расизмом стала для меня настоящим шоком, — вспоминает режиссер. — Но я не хотел быть черным американцем, не хотел отождествлять себя с ними. Они были рабами, а я — нет. Я не верил, что они прибыли из Африки. Мне казалось, они были отдельным биологическим видом, зародившимся на плантации. Интеллектуальная дистанция была слишком велика».

Герима был недоволен ролями, которые ему отводили белые, — все негры «были просто садовыми скамейками и фонарными столбами». Он перевелся в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе. Там он получил награду за актерское мастерство и завел связи с движением черных националистов.

Герима перешел на отделение кино после того, как познакомился с работами латиноамериканских режиссеров Глаубера Роша, Фернандо Соланаса, Мигеля Литтина и др. По его словам, они помогли понять, что его собственная история была так же важна и ценна, как и те, которые он привык видеть в голливудских постановках.

В качестве режиссера Герима получил известность в середине 70-х. Его фильм «Урожай: 3000 лет» был посвящен крестьянской семье, пытающейся выжить в условиях феодализма. Фильм снимался тогда, когда императорский режим в Эфиопии доживал последние дни.

Этот же фильм привел и к первому столкновению Хайле Геримы с Дергом — коммунистической военной хунтой, занявшей место императора. Новый режим был готов разрешить ему снимать следующий фильм на родине только в том случае, если бы он согласился принять их «юрисдикцию» над его работой. «Когда они это сказали, мне захотелось улететь на первом же самолете, потому что я знал, что моей свободе конец», — вспоминает Герима.

Он называет «Тезу» «страстным», но «несовершенным» фильмом. Из-за сложностей с финансированием съемки заняли дольше десяти лет.

В «Тезе» он смог показать величественность африканских пейзажей, и это, по словам Франсуазы Пфафф, коллеги Геримы из Университета Говарда и автора книги «Двадцать пять черных африканских режиссеров», придает фильму «исключительную силу и красоту».

«Речь больше не идет о голодающих Эфиопии, — прибавляет она. — Эта история о покинутом доме и потерях, история, имеющая универсальную ценность».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera