Сюжеты

Пограничники охотятся на людей

Любой гражданин РФ может быть обстрелян при пересечении границы «и за ее пределами». Читаем официальный ответ Погранслужбы ФСБ

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 54 от 24 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Имеют ли право защитники рубежей нашей Родины стрелять в безоружных граждан? На какое расстояние от границы (в глубь территории РФ) распространяются полномочия ее охранителей? Такие вопросы и ряд других были поставлены перед руководством...

Имеют ли право защитники рубежей нашей Родины стрелять в безоружных граждан? На какое расстояние от границы (в глубь территории РФ) распространяются полномочия ее охранителей? Такие вопросы и ряд других были поставлены перед руководством пограничного ведомства в публикации «Пограничники устроили джип-сафари» (см. «Новую» от 19.03.2010).

Напомним, в ней рассказывалось о том, как бойцы одной из застав в Исилькульском районе Омской области, граничащей с Казахстаном, преследуют «нарушителей границы» вдалеке от нее (иногда за 18—20 км), открывая огонь по джипам, после чего конфискуют их. Один из них, с 32 пулевыми отверстиями, обстрелянный год назад, до сих пор стоит на заставе. А его владелец, 37-летний Владислав Николаев, перенесший после ранения (одна из пуль раздробила позвонок и выбила два других) 4 операции, продолжает бороться за жизнь.

Иногда пограничники забирают джипы без единого выстрела. Попытки вернуть изъятое в судебном порядке ни одному исилькульцу пока что не удались. О том, что эти автомобили пересекали границу, свидетельствуют только командование и бойцы погранзаставы. И только их показания принимают суды во внимание. Напомним также, что никакой контрабанды и вообще ничего, что можно квалифицировать как товар, в конфискованных джипах не обнаружено.

Поскольку еще до выхода публикации в свет Пограничное управление ФСБ по Омской области отказалось отвечать на наши вопросы, мы отправили запрос на имя директора ФСБ РФ Александра Бортникова, переадресованный им в департамент пограничной охраны. Первый заместитель руководителя этого подразделения А. Забродин прислал нам ответ, начинающийся со слов: «По существу заданных вопросов сообщаем следующее…» Далее следует 5 пунктов (столько вопросов и было задано), но «существо» в большинстве из них как раз отсутствует, на наш взгляд. Поэтому считаем необходимым прокомментировать каждый в отдельности.

«1. О любом факте применения оружия сотрудниками пограничных органов в соответствии с требованиями Устава внутренней службы Вооруженных сил Российской Федерации немедленно докладывается в Пограничную службу ФСБ России, а также информируется военная прокуратура. По всем фактам применения оружия проводятся разбирательства».

Выходит, федеральная Погранслужба в курсе, что на заставе «Украинка» время от времени пограничники стреляют в мирных людей. Как следует из второго пункта ответа, «оружие в отношении граждан Николаева В.Л., Демина А.В. и Карева В.В. было применено в соответствии со статьей 35 Закона Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. № 4730 «О Государственной границе Российской Федерации». В связи с пересечением ими государственной границы в нарушение установленных Законом правил, когда прекращение нарушения и их задержание невозможно было осуществить другими средствами».

Г-н Забродин, как и районный суд, верит на слово служащим погранзаставы. Свидетельства пострадавших и их односельчан (к примеру, учителя из села Кудряевка Анатолия Попова, утверждающего, что Николаев и его приятель Вагапов приехали к нему домой, что в 5 км от границы, из Исилькуля и поехали обратно в сторону от нее) ни судом, ни Пограничной службой ФСБ не учитываются. Отсутствие мотивации в действиях «нарушителей» (какой смысл им был так отчаянно убегать от погранотряда, если ничего криминального в их машинах при обыске не нашли?) также не берется в расчет.

Но если даже предположить, что только пограничники говорят правду (а все остальные свидетели лжесвидетельствуют), неясным остается, что заставило их вести огонь на поражение (по словам потерпевших, без предупреждения): почему стреляли по людям, а не по колесам (как предписывает им, по нашим сведениям, внутренняя инструкция), ведь никто из этих людей не оказывал и не мог оказать им вооруженного сопротивления?

Далее: «Военной прокуратурой Омского гарнизона применение оружия пограничным нарядом было признано правомерным». Аргумент во всех смыслах убийственный: если бы дело обстояло действительно так, то, пожалуй, из этого следовало бы, что прокуратура выдает пограничникам санкцию на отстрел, без особого разбора, российских граждан. Но это не совсем так. Возможно, А. Забродин не знает того, что известного нам: 15 апреля с. г. военный следственный отдел по Омскому гарнизону возбудил уголовное дело по факту обстрела внедорожника Владислава Николаева в связи с «нарушением правил несения пограничной службы», ст. 341 УК РФ (подробностей пока сообщить не можем, поскольку допросы еще не начались).

Вот еще одно примечательное место в ответе: «В отношении гражданина Вагапова К.Р. оружие не применялось». Значит, пограничники вели прицельный огонь по сидевшему за рулем Николаеву? А Вагапов, ехавший рядом с ним, не догадывался в тот момент, что пули адресованы не ему. Если бы знал, то, возможно, не стал бы сползать под сиденье и выпрыгивать из машины. Но это незнание могло ему дорого обойтись: в автомобиле, изъятом погранзаставой, где он до сих пор и стоит, — 32 пулевых отверстия.

«3. В 2009 году в отношении сотрудников пограничных органов при исполнении ими обязанностей по охране государственной границы Российской Федерации имело место более 10 случаев противоправных действий, в том числе: с применением оружия, взрывных устройств, подручных средств, транспортных средств и физической силы. В результате один сотрудник погиб».

Г-н Забродин, похоже, невнимательно прочитал наш вопрос. Мы спрашивали о том, сколько случаев нападения на стражей границы (и с какими последствиями для них и для нападавших) было зафиксировано в 2009 году в Исилькульском районе, где пограничники довольно часто стреляют в людей: нам важно было узнать, какой степени риска подвергаются они сами. При всем уважении к погибшему сотруднику ПС, статистика в целом по стране, приведенная первым замом руководителя департамента пограничной охраны, свидетельствует о том, что рискуют они значительно меньше, чем, например, водители в Омской области, оказавшиеся поблизости от границы.

«4. Конфискация имущества, в том числе транспортных средств, в компетенцию пограничных органов не входит». Коротко, но не ясно: почему в таком случае джип Владислава Николаева стоит до сих пор на территории погранзаставы? Мы спрашивали о том, сколько было изъято автомобилей у исилькульцев, задержанных пограничниками, и о судебных решениях, определивших судьбу этой собственности. Как следует из ответа, пограничное ведомство не знает, сколько оно изымает машин, и не интересуется тем, насколько законно оно это делает.

И последнее. Вопрос: «На какое расстояние от границы в глубь российской территории распространяется «зона ответственности» сотрудников Пограничного управления ФСБ России по Омской области?» Ответ, признаться, нас поразил.

«5. Согласно статье 3 Закона, деятельность по защите и охране Государственной границы РФ осуществляется в пределах приграничной территории, к которой относятся пограничная зона… а также территории административных районов и городов, санаторно-курортных зон и другие, прилегающие к приграничной зоне».

Вот, оказывается, как далеко простирается ответственность пограничников. Какой смысл тогда эту зону обозначать, если к ней относятся и все, что «а также»?

Но и это еще не все. В следующем абзаце ответа горизонты ответственности расширяются. «При реализации полномочий, определенных статьей 30 Закона, пограничные органы могут использовать предоставленные им права и за пределами, установленными частью второй названной статьи».

«Таким образом, — заключает Забродин, — Пограничное управление ФСБ России по Омской области может реализовать свои полномочия в пределах всей Омской области, а при проведении пограничных поисков и операций — и за ее пределами».

То есть если вы живете в Калининграде или, к примеру, в Хабаровске, омские пограничники могут вас настигнуть и там, предъявив обвинение в пересечении границы с Республикой Казахстан. Возможно, вы ее когда-то пересекали, может, и нет. Это не имеет значения, поскольку у пограничников есть свидетели, которые тоже являются пограничниками, и, как показывает судебная практика (по крайней мере в Исилькульском суде), свидетельства их имеют решающее значение. Обычному гражданину России не доказать своей правоты.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera