Сюжеты

Внаглую

У меня есть подозрение, что как они эти суды выигрывают, так они и выборы свои выигрывают

Этот материал вышел в № 54 от 24 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Новая газета» обратилась к Александру Минкину за подробностями. Он ответил в привычном для него формате — «Письма президенту». С привычным для этого формата рисунком Алексея Меринова. Г-н президент, как вы знаете, Олимпий¬ские игры стали...

«Новая газета» обратилась к Александру Минкину за подробностями. Он ответил в привычном для него формате — «Письма президенту». С привычным для этого формата рисунком Алексея Меринова.

Г-н президент, как вы знаете, Олимпий¬ские игры стали нашей национальной идеей. Воинственный лозунг России: «ВСЁ ДЛЯ СОЧИ — ВСЁ ДЛЯ ПОБЕДЫ!» Но не во всех видах спорта нам везет, как вы знаете. И каждая страна старается включить в олимпийскую программу тот вид, где ей нет равных.

Предлагаю немедленно и официально зарегистрировать совершенно новый вид спорта: быстрота юридического мышления. Команды (мужская и женская) готовы: на черных судейских мантиях медали будут смотреться роскошно. Все призовые места будут наши.

В четверг судья Максимкин (с виду совершенно обычный человек, довольно молодой) три часа слушал наши доказательства по моему иску к председателю Госдумы Грызлову. Потом Максимкин удалился в совещательную комнату, через четыре минуты вышел и зачитал страницу, в конце которой стандартное решение: «В иске отказать».

Г-н президент, в чем в чем, а в писанине я профессионал. Но даже мне было бы не по силам за четыре минуты накатать такой гладкий текст, соблюдая падежи и спряжения. Впрочем, это мелочь; у профессионального судьи юридические формулировки отработаны, он может их штамповать не думая.

Но мы во время судебного заседания приобщили к делу (как юрист, вы, конечно, понимаете смысл этих слов) несколько документов: статьи из газет, аудио- и видеозаписи. И ни один обычный человек на планете не успел бы даже бегло все это прочитать, не говоря о том, чтобы обдумать, проанализировать, взвесить. А ведь в совещательной комнате ему следовало еще и советоваться с собственной совестью.

Так в Законе сказано: «Судья <…> оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью».

На это тоже время надо. Впрочем, может, и совещание с совестью у профессионалов отработано до автоматизма и совершается мгновенно. Встречаются (порой) люди бессовестные, но, видимо, так редко, что само слово «бессовестный» вышло из употребления. (Оно давно не встречается ни в речах, ни в текстах; и в словарях скоро будет сопровождаться пометкой «устар.».)

Пардон, отвлекся от высоких достижений. Помните первое мое письмо к вам, г-н президент, — оно называлось «Дворец типа сортир». Там вы (тогда — начинающий борец с правовым нигилизмом) прочли, как мы пытались в суде защитить права всех пенсионеров России. Коллегия Московского областного суда (три человека) удалилась на совещание, дверь закрылась, открылась, они вышли и сказали: «В иске отказать». Я посмотрел на хронометр: их не было 18,49 (восемнадцать и 49 сотых) секунды. Так что Максимкину еще учиться и учиться.

Короче говоря: включаем в Олимпиады (и зимнюю, и летнюю) состязание на скорость правового мышления и всех мочим на раз. Единственное смущает. Вдруг проигравшие потребуют какой-нибудь экспертизы, вскроют нашим героям черепные коробки, а там нанопроцессор и штамп Made in China? Да авось проскочим; надо только поглубже засовывать, чтоб не торчало.

О том, как себя вела представитель Грызлова, напишу вам подробно когда-нибудь. А пока скажу только, как она терпеливо держала на лице довольно противную, как я подозреваю (за подозрения у нас не судят), улыбочку; как она упрямо отказывалась признать, что Грызлов говорил эти слова. Тогда мы включили аудиозапись, а она отказалась узнать его голос. Тогда — чего она не ожидала — мы включили видеозапись совещания в Кремле, и Грызлов с телеэкрана опять повторил свою (как мне кажется) злобную клевету.

— Узнаете Грызлова? — спросили мы его юристку. Но она и тут отказалась это сделать. Может быть, в душе или еще где-нибудь внутри себя узнала, но виду не подала — молодец!

На прощание добавлю: у меня есть подозрение, вполне обоснованное, что как они эти суды выигрывают, так они и выборы свои выигрывают. Внаглую.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera