Сюжеты

Надзаконники

Признать невиновной прокурора Иванову, насмерть сбившую ребенка, мешает интернет

Этот материал вышел в № 55 от 26 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений Титовсобкор по ЮФО

 

Видеообращение Татьяны Колокольцевой, чей сын был насмерть сбит прокурором Ивановой, уже посмотрели около ста тысяч пользователей. В интернет-блогах гибель шестилетнего мальчика стала одной из самых громких тем. Трагедия случилась почти...

Видеообращение Татьяны Колокольцевой, чей сын был насмерть сбит прокурором Ивановой, уже посмотрели около ста тысяч пользователей.

В интернет-блогах гибель шестилетнего мальчика стала одной из самых громких тем. Трагедия случилась почти год назад, и почти год правоохранительные органы работают над тем, чтобы сделать прокурора Иванову невиновной. Одиннадцатого мая уголовное дело по факту ДТП было прекращено в связи с «отсутствием признаков преступления в действиях Ивановой». Это событие вызвало бурную реакцию интернет-сообщества. Очевидно, именно эта реакция подтолкнула центральный аппарат Следственного комитета РФ затребовать материалы уголовного дела для проверки.

Напомним, трагедия случилась в Волгограде 21 июня прошлого года. Саша Колокольцев перебегал дорогу напротив Волгоградского цирка, когда его сбил автомобиль «Опель Корса», которым управляла прокурор областного отдела по надзору над уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельностью Елена Иванова.

Расследование этого случая «Новая газета» проводила непосредственно в Волгограде, где выяснила важные детали (см. «Новую», № 80 от 27.06.2009). Трагедия произошла около пешеходного перехода в ясную погоду. Тормозного пути у автомобиля не было: «Опель» ударил мальчика и продолжил движение. Саша сначала оказался на капоте, потом упал на дорогу, и машина переехала его голову передними и задними колесами. Лишь через 18 метров от места удара прокурор Елена Иванова остановилась. Увидев умирающего ребенка, она позвонила по мобильнику, а потом подошла к ларьку, где купила и съела несколько порций мороженого. При этом, как рассказали «Новой» свидетели, Иванова выглядела абсолютно спокойной.

Перед ДТП Иванова сидела в волгоградском кафе «Объект» в компании замдиректора ГТРК «Волгоград» Юрия Носова и местного тележурналиста Алексея Серова. В момент аварии оба, Носов и Серов, находились в машине прокурора. Примерно через час после трагедии они появились в кафе вместе со следователем, который изъял счет. Официантка Екатерина Озерина, которая обслуживала Иванову, вскоре была уволена. «Новой газете» удалось ее разыскать и выяснить, что теплая компания заказывала шампанское и водку.

Медицинскую экспертизу на алкоголь Иванова прошла спустя почти два часа после ДТП. Алкоголя в крови обнаружено не было. Дело возбудили не в отношении прокурора, а по факту ДТП. В документах следователи указали, что Иванова ехала со скоростью 20 км/ч. Только потом под давлением родителей мальчика эксперты «увеличили» скорость до 35 км/ч.

Затем странным образом изменились результаты следственного эксперимента, на котором отец погибшего мальчика Владимир Колокольцев присутствовал лично. «Было установлено, что в поле зрения водителя ребенок попадал за 34 метра до места удара. Это снято следствием на видео. Но потом в описании эксперимента появилась уже другая цифра — 19 метров», — говорит отец.

Потом началась свистопляска с медицинской экспертизой. Согласно первоначальному заключению судмедэксперта Ю. Головкиной, смерть Саши Колокольцева наступила именно от наезда колесами. То есть потому, что прокурор Иванова вовремя не затормозила. Однако позже суд-медэксперт внезапно изменила показания и заявила, что смерть наступила от первого удара, а торможение уже ничего не решало. Но родители Саши настаивают: у сына был раздроблен череп, тогда как все остальные органы остались целы.

Оправдать Елену Иванову мешала свидетель Наталья Стрельцова — водитель трамвая, очевидец трагедии. Она четко показала: скорость прокурорского автомобиля была 50—60 км/ч, и малыша было отлично видно задолго до того, как он выскочил на дорогу. Удар, по ее словам, произошел уже за знаком «пешеходный переход».

Первая автотехническая экспертиза, проведенная в Саратове, рассматривала в том числе показания водителя трамвая Стрельцовой и пришла к обтекаемому выводу: прокурор «могла не иметь возможности остановиться». Вторая экспертиза, выполненная Министерством юстиции РФ, вообще не приняла во внимание показания водителя трамвая из-за «нехватки данных». Для версии же прокурора Ивановой, согласно которой малыш выскочил на дорогу внезапно, данных хватило. Поэтому эксперты после определенных расчетов пришли к выводу: возможности остановиться у прокурора не было. «Мы посмотрели приведенную формулу, взяли калькулятор и нашли в экспертизе ошибку», — говорит отец погибшего ребенка Владимир Колокольцев.

Это вынудило родителей провести независимый расчет в Автотехническом центре Волгоградского государственного технического университета. Он показал, что возможность остановиться у прокурора Ивановой была. Между тем из следственного комитета Волгоградской области дело передали в СК по Южному федеральному округу, где его вел следователь Павел Глебкин. «Следователь сказал, мол, его не волнуют наши расчеты, потому что есть официальная экспертиза», — говорит Владимир Колокольцев. Получить комментарий самого Глебкина не удалось. «Новая» направила запрос в Следственный комитет при прокуратуре РФ с конкретными вопросами, в том числе и об ошибке в официальной автотехнической экспертизе. Увы, ответа мы не дождались. А вскоре Павел Глебкин вынес постановление о прекращении уголовного дела. Родители намерены его обжаловать в Генеральной прокуратуре РФ. Параллельно они готовятся к проведению акций протеста в Волгограде и Москве.

Зато 35-летняя Елена Иванова теперь может вернуться в прокуратуру, чтобы по-прежнему надзирать за исполнением закона.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera