Сюжеты

Пшеница по цене навоза

Как сибирских крестьян разоряют небывалые урожаи

Этот материал вышел в № 55 от 26 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

Недавно министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник доложила премьер-министру Владимиру Путину о ходе посевной кампании. Все идет, по словам министра, своим чередом: «Темпы сева соответствуют прошлому году». Также Скрынник сообщила о...

Недавно министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник доложила премьер-министру Владимиру Путину о ходе посевной кампании. Все идет, по словам министра, своим чередом: «Темпы сева соответствуют прошлому году». Также Скрынник сообщила о росте показателей в отрасли. Но не затронутой в ее докладе осталась одна важная тема: очень многим сельхозкооперативам и фермерам, особенно тем, чьи поля — за Уралом, сеять нечего и не на что. На этот весенний сев они вышли несостоятельными должниками. Рекордных сборов зерна последних двух лет не хватает, чтобы рассчитаться с банками и элеваторами.

Процесс разложения

В 2008 году было собрано 108 млн тонн зерна (наивысший показатель за 18 лет), в 2009-м — около 100. Эти урожаи стали для российских крестьян сродни стихийному бедствию. Цены на продовольственную пшеницу, не говоря о той, которую скармливают скоту, упали, что называется, ниже колоса. В Сибири — до уровня органических удобрений. В буквальном смысле. В Омской области, скажем, тонну пшеницы 3-го класса в лучшем случае удается продать по 1800 рублей. А тонну навоза в садоводческих товариществах реализуют по 2 тысячи рублей.

— Я вот остатки своего урожая отдал бы вдвое дешевле дерьма, — признается фермер Александр (фамилию просит не называть) из Крутинского района. — Так ведь не берут.

Залежалась у него на складе сотня тонн зерна с хорошей клейковиной (содержание белка), но влажностью выше нормы (20%). Гниет (крестьяне говорят: «Горит»): засунешь руку в кучу — жжет нестерпимо. Значит, активно идет процесс разложения. Еще полежит с месячишко — можно смело выбрасывать.

— Его по-хорошему и не стоило бы на хранение засыпать, — говорит Александр. — А что было делать? Элеваторы не берут с такой влажностью: у них сейчас строгие правила: если выше 16% — гуляй Вася, ищи сушилку. А их у нас на весь район штуки две. Сбывать надо было всю пшеницу сразу после уборки — тогда б хоть какие-то деньги за нее получил. Но понадеялся на авось: думал, доживет до весны, а там цены поднимутся…

Так бывало всегда, но нынче вышло наоборот: цены упали еще ниже, чем осенью. Утешить Александра может только то обстоятельство, что если бы он сдал на элеватор свое зерно, то оказался бы в еще большем прогаре.

У главы КФХ из деревни Терпение Петра Шумакова сложилось об элеваторах четкое представление: «Это — мафия, которая сдирает три шкуры с крестьян. Берут дикие деньги за каждый чих: отдельно за приемку, отпуск, очистку, снятие влажности… Остаемся без денег и без зерна… и еще перед элеваторами в долгу. Все как будто специально придумано для разорения фермера».

По сравнению с теми, кто доверился элеваторам, крестьяне Алтайского края поступили рациональнее. В конце марта предприниматель Александр Егер снял видеосюжет об «официальной свалке» города Славгорода, куда КамАЗами каждый день свозится сгоревшее на складах зерно. «Только на этой свалке, — обращается автор ролика к пользователям интернета и президенту РФ, — десятки тысяч тонн невостребованного урожая. А сколько таких свалок в регионе и по стране?»

Аграрии Омского Прииртышья нашли решение еще более креативное. «Про все районы не скажу, но точно знаю: в Нововаршаке и Любине зерном топят печи, — рассказывает вице-президент областной Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Сергей Скрипаль. — Прикинули: сжигать его выгоднее, чем дрова. Кидают уголь, сверху подбрасывают зерно.

Дороговатое получается топливо: себестоимость производства зерна в Сибири — в среднем 4 тысячи рублей за тонну.

Жертвы интервенции

«Мы понадеялись на обещания Министерства сельского хозяйства РФ, — пишут фермеры Москаленского района президенту Д.А. Медведеву. — 27 марта 2009 года министр Елена Скрынник озвучила цены на проведение государственной закупочной интервенции. Предполагалось, что в нашем регионе пшеницу 3-го класса можно будет реализовать по 6 тысяч рублей, 4-го — по 4800. На основании этих цен мы взяли кредиты на приобретение сельхозтехники, семян, минеральных удобрений, ГСМ, запасных частей, ядохимикатов и выдачу заработной платы… Но даже продав весь свой урожай, рассчитаться с кредитами мы не в состоянии».

Что-то тогда с интервенцией не срослось: на Сибирской межбанковской валютной бирже, где проходили торги, предполагаемые цены упали вдвое. С учетом затрат на перевозку зерна благодеяние государства вышло совсем невыгодным для крестьян. Но перекупщики, которым удалось сбить цены, неплохо на нем заработали.

В апреле этого года Минсельхоз объявил новую интервенцию — уже с минимальными ценами, ниже которых покупать зерновые культуры нельзя. Для Урала, Сибири, Дальнего Востока и Оренбургской области на пшеницу 3-го класса — 4400 рублей. Такая цена могла бы стать спасительной для многих сельхозтоваропроизводителей.

— Никто не поставил омских фермеров в известность об этом мероприятии, — говорит Скрипаль. — Совсем не для них оно проводится, а для агрофирм, посредников и крупных землевладельцев — людей, приближенных к власти. Хотя им и без интервенции есть где хранить зерно и куда сбывать.

Глава КФХ «Днепр» из Москаленок Василий Борисенко случайно услышал об интервенции по телевизору. Пошел в областной Минсельхозпрод оформлять документы. 2 тысячи рублей за них заплатил, однако в список участников торгов его не включили. Кто попал туда — неизвестно: секретные документы не разглашаются…

Зерно сдают в металлолом

Сколько помню себя (а живу я в Омске от рождения — полвека уже), областные ТВ и печать информируют жителей Прииртышья о напряженных буднях страды — посевной и уборочной. Карта области разбита на районы, в каждом — цифирки: где сколько посеяно, скошено. Впечатление, что зерновой клин Омской области непрерывно растет, «каравай», собранный омскими земледельцами, безудержно прибавляет в весе. В минувшем году он действительно был небывалым: 4,2 миллиона тонн. Но если в советские времена все эти нескончаемые вести с полей имели какой-то смысл, то ныне лишены его начисто. Судьба «каравая» (он, кстати, мог быть и больше, но многие крестьяне, узнав о цене зерна, оставили его на полях) уже никого не интересует — ни прессу, ни областную власть. Покроется плесенью, наполовину сгниет, не важно: уже отрапортовали. А были бы, к примеру, у омских крестьян сушилки и зернометы (для перебрасывания зерна, поскольку в застое оно начинает преть), они могли бы дожить и до лучшей цены. Кто знает, какая она будет в следующем году? В 2008-м, например, пшеница 3-го класса стоила 8 тысяч рублей за тонну.

— Цена через год-два может резко повыситься, — предполагает Сергей Скрипаль. — Кто сохранит урожай, будет на коне. Но большинство омских фермеров разорятся за это время: у них даже примитивных условий для хранения нет. Хотя еще в 90-е были в хозяйствах и сушилки, и зернометы, и фермеры могли их арендовать. Потом совхозы стали банкротиться один за другим. Я хорошо знаю Крутинский район: в нем кончились за десятилетие десяток крупных хозяйств. Всю технику, в том числе комбайны, разрезали и сдали в металлолом.

Государство без важности

А вот у Шумакова зерно не пропало. «Я же хитрый, — говорит Петр Федорович, — чувствовал, что наступают трудные времена, и скотины прикупил: она все лишнее скушает».

Именно так поставил вопрос глава государства перед первым вице-премьером Правительства РФ Виктором Зубковым во время рабочей встречи 19 апреля с.г.: «Многие эксперты, во всяком случае те, с которыми я говорил, считают, что избыток зерна связан с тем, что у нас еще недостаточно развито животноводство».

Это эксперты верно подметили. А применительно к Омской области можно сказать и жестче: повсеместно вырезается скот. Один из ярких тому примеров: процветавшее еще лет пять назад село Желанное Одесского района, где ликвидаторы свезли на убой в течение полугода больше тысячи крупнорогатых голов.

Так что Петр Шумаков и другие омские фермеры, о которых писали мы много раз — Виктор и Светлана Осеевы, Сергей и Анастасия Гордиенко, — выращивая коров, овец и свиней, решают задачу государственной важности. И требуют от государства, чтобы и оно ею озаботилось. Поэтому каждую неделю, по вторникам, митингуют у стен регионального Минсельхоза. Против коррупции и приписок: министерство, по их словам, заставляет директоров хозяйств показывать в своих сводках рост поголовья и продуктивности. А могло бы давать кредиты на развитее животноводства тем, кто хочет и может его развивать. Но лучшим фермерам Омской области почему-то их не дают. Поэтому Петр Шумаков, когда недавно понадобились деньги, отвез в город 5 тонн ячменя высокого качества. В итоге, за минусом расходов на топливо, выручил 2,5 тысячи рублей.

«Нас опустили ниже дерьма, — говорит Петр Федорович, — а мы все стоим на своем».

…Кстати, о «дерьме»: ячмень стоит в два с лишним раза дешевле навоза.

Комментарий

Заместитель министра сельского хозяйства РФ Александр Беляев:

— В целях стабилизации ситуации на рынке, повышения рентабельности производства зерна, совершенствования системы закупочных и товарных интервенций Министерством сельского хозяйства принят комплекс мер.

Для увеличения внутреннего потребления зерна, прежде всего в животноводстве, в этом году на 22% расширены площади под кормовыми культурами. Таким образом, изменена структура посевных площадей. Уже в ближайшее время за счет опережающих темпов развития животноводства (в 2009 году производство продукции животноводства увеличено на 6,6%) потребление зерна может увеличиться на 5—7 млн тонн.

В последние годы устойчиво растет экспорт зерна, что позволяет снять с рынка излишки и стабилизировать цены. Осуществляются экспортные поставки зерна по гуманитарной линии (Куба, Монголия), на коммерческой основе (Бангладеш и др.).

При этом мы сталкиваемся со значительными инфраструктурными ограничениями, что существенно влияет на экономику производства. В целях решения этой проблемы разработана программа логистического обеспечения зернового рынка, которая в том числе включает развитие мощностей по хранению, переработке зерна, экспортные портовые мощности. Это позволит и в дальнейшем наращивать объемы экспорта и поддерживать конкурентоспособность российского зерна на мировом рынке, обеспечить высокую рентабельность производства.

Для наращивания мощностей по хранению зерна уже с этого года осуществляется субсидирование процентных ставок по кредитам, привлеченным для реконструкции и строительства элеваторов. Срок кредитов определен до 10 лет.

В целях повышения эффективности закупок зерна в интервенционный фонд повышены прозрачность и уровень конкуренции в ходе биржевых торгов. Это позволило стабилизировать цены на рынке и обеспечить рентабельность сельхозорганизациям на уровне 10%.

В прошлом году наиболее сложная ситуация сложилась в Сибирском федеральном округе, где были получены рекордные урожаи. Для стабилизации ситуации в этом регионе были проведены дополнительные государственные закупочные интервенции в отношении зерна урожая 2009 года в объеме 66 150 тонн на сумму 226 млн рублей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera