Сюжеты

Залезть в чужую бутылку

Этот материал вышел в The New York Times (28.05.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Николас КристофНовая газета

 

Когда дело касается борьбы с бедностью, благотворительные организации и отчеты ООН редко говорят об одной из ее ужасных сторон. Эта неприятная, душераздирающая истина идет против политкорректности, от нее опускаются руки, она повсеместна....

Когда дело касается борьбы с бедностью, благотворительные организации и отчеты ООН редко говорят об одной из ее ужасных сторон. Эта неприятная, душераздирающая истина идет против политкорректности, от нее опускаются руки, она повсеместна.

Заключается она в том, что если бы беднейшие семьи тратили столько же денег на образование своих детей, сколько они тратят на вино, сигареты и проституток, перспективы их детей были бы намного лучше. К их бедам приводит не только низкий уровень дохода, но и недальновидные траты главы семьи.

Это может звучать ханжески, высокомерно и цинично, но эта мысль не покидала меня в ходе путешествия по Центральной Африке с университетским студентом в рамках моей ежегодной призовой поездки. Здесь, в конголезской деревне Монт-Бело мы встретились с умным учеником четвертого класса Джовали Обамзой, которого должны были вот-вот выгнать из школы, так как его семья три месяца не платила за его обучение. (Теоретически государственные школы в Республике Конго бесплатны. На самом деле в каждой из школ, которые мы посетили, за образование берут деньги.)

Мы попросили о встрече с родителями Джовали. Его папа, Жорж Обамза, делает плетеные табуретки и продает их по $1 за штуку. Он, конечно, очень беден. Он рассказал, что его семья уже восемь месяцев не платит за жилье ($6 в месяц) и находится под угрозой выселения. Идти им некуда.

В семье Обамза нет москитной сетки, хотя двое из восьми детей умерли от малярии. По их словам, они не могут позволить себе купить сетку за $6. Не могут они позволить и плату за обучение своих троих детей школьного возраста — $2,50 в месяц за каждого.

Но у Жоржа и его жены Валери есть мобильные телефоны, и в месяц они тратят на звонки в общей сложности $10.

К тому же Жорж несколько раз в неделю ходит выпить в деревенский бар, где тратит около $1 за вечер на самогон. По его расчетам, за месяц получается около $12 — почти столько же, сколько плата за жилье и образование детей вместе взятые.

Я спросил у Жоржа, почему он предпочитает алкоголь образованию своих детей. Он сделал страдальческое лицо.

Другие жители деревни рассказали, что Обамза пьет меньше большинства мужчин в деревне (женщины пьют еще меньше). Другие мужчины, говорят они, пьют каждый вечер и тратят деньги еще и на сигареты.

«Когда получается, я пью каждый день», — прямо рассказал 43-летний Фулберт Мфуна, чьи дети были вынуждены уйти из школы или оставаться на второй год из-за отсутствия платы. Его старший сын Джуд все еще в первом классе — из-за неуплаты он оставался в нем уже пять раз. При этом Фулберт признался, что тратит $2 в день на алкоголь и сигареты.

По традиции этой страны молодой человек платит семье невесты выкуп. Обычно это была пара коз, но теперь минимальный «калым» — большие кувшины вина и две бутылки виски.

Двое экономистов из MIT, Абхиджит Банерджи и Эстер Дуфло, выяснили, что нищие по всему миру, как правило, тратят около 2% от семейной прибыли на образование детей и зачастую гораздо большее количество денег на алкоголь и табак: 4% от доходов в сельской местности Папуа — Новой Гвинеи, 6% в Индонезии, 8% в Мексике. Бедняки также тратят значительные суммы на газировку, проституток и расточительные празднества.

Я не хочу портить всем настроение. Но я видел слишком многих детей, умирающих от малярии из-за отсутствия москитной сетки, которая, по словам отца, слишком дорого стоит, хотя он тратит большие суммы денег на спиртное. Если мы хотим, что дети Обамзы получили образование и спали под навесом от комаров... что ж, самый простой способ — это чтобы их папа меньше вечеров проводил в баре.

Все больше данных свидетельствует о том, что матери чаще тратят деньги на образование своих детей, чем отцы. Одним из возможных решений было бы дать женщинам больший контроль над семейным бюджетом и больше юридических прав на имущество. Некоторые благотворительные организации и учреждения ООН уже работают над этим.

Другой подход — микросбережения, помощь бедным в накоплении сбережений тогда, когда это не интересует банки. Становится ясно, что самый влиятельный элемент микрофинансов — это не микрокредиты, а микросбережения.

Программы микросбережений под эгидой CARE и других организаций пытаются превратить культуру потребления в культуру сбережений. Программы часто записывают домашние сбережения на женщин, чтобы матери имели большее право голоса в решении вопросов о трате денег, и я видел, что такие программы работают в Африке, Латинской Америке и Азии.

Гуманисты из лучших побуждений иногда представляют страдания более благородными и величественными, чем они есть на самом деле. Если мы хотим, чтобы у детей вроде детей Обамза было образование и москитные сетки, мы должны не бояться смотреть в лицо неудобным истинам, а затем пытаться перенаправить семейные деньги, тратящиеся на вино и проституток.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera