Сюжеты

Станционный смотритель

Орган творческой эмиграции г. Волобое

Этот материал вышел в № 56 от 28 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Пора на вилы! ХРЮН: Блюстители Дум и властители порядка! Все в сад, в бассейн, в отпуск! СТЕПАН: Хрюн, ты чего развыступался? ХРЮН: Степа, эти слуги, нами управляющие, явно переутомились. Им всем точно пора отдыхать! Когда это было, чтобы...

Пора на вилы!

ХРЮН: Блюстители Дум и властители порядка! Все в сад, в бассейн, в отпуск!

СТЕПАН: Хрюн, ты чего развыступался?

ХРЮН: Степа, эти слуги, нами управляющие, явно переутомились. Им всем точно пора отдыхать! Когда это было, чтобы рядовой мент избил не честного гражданина, а своего начальника?!

СТЕПАН: А может, начальник — честный гражданин?

ХРЮН: Тогда пора отдыхать тебе. А вот эти менты из Мытищ? Задержанным обливали кипятком яй…

СТЕПАН: Давай так: задержанным обливали кипятком интимные части тела.

ХРЮН: И писали при этом тоже, небось, кипятком от удовольствия.

СТЕПАН: Короче, сауна какая-то, а не отделение милиции. Может, ты и прав — стосковались по отпуску.

ХРЮН: А с другой стороны, после того как по этим штукам кипятком прошлись,  никакой Египет не страшен! Спасибо, менты, за адаптацию!

СТЕПАН: Слушай, а как тебе это последнее постановление, что в столкновении пешехода с мигалкой виноват пешеход?

ХРЮН: Ясен пень, виноват!

СТЕПАН: Допустим, что пешеходов можно давить, если на машине с мигалкой. Только ж и сотрудник может спешить пешком! Как тогда быть?

ХРЮН: А уже все придумано! Надо выдавать малиновые штаны. Те, кто в штанах, имеют право всех распихивать локтями и давать пендель.

СТЕПАН: У меня ни мигалки, ни малиновых штанов. Хоть у Карлсона одалживай труселя с моторчиком.

ХРЮН: Мощно задвинул.

СТЕПАН: А что скажешь по поводу нашумевшей аварии на Тверской? Представляешь, тот, кто номера и мигалку скручивал, объяснения давать отказался. Говорит: я в шоке!

ХРЮН: Ага. Представляю, скручивает номера и мигалку, а сам: «Боже, что я делаю?! Я в шоке!»

СТЕПАН: Видишь, Хрюн? Как авария — они снимают мигалку. Сами! Значит, есть на них управа! Слушай, Хрюн, может, не так кардинально — в сад? Может, пусть лекарства попьют. Тем более и Владимир Владимирович это советует.

ХРЮН: Где? Кому?

СТЕПАН: На встрече с академиками Российской академии наук. Они ему: мол, наука загибается, выделенных средств не хватает. А он им: «Пейте лекарства и не размазывайте масло по хлебушку!». В переводе с кремлевской фени, типа, сконцентрируйтесь на прорывных областях.

ХРЮН: Согласен. Ученым надо сконцентрироваться на прорывных направлениях — на Олимпиаде, на Силиконовой долине, на коррупции. И, конечно, пить лекарства для мозговой деятельности. Вот Путин, чувствую, пьет. Хотел, наверное, сказать «сопли по котлетам» или там «пыль по унитазу», но получилось «масло по хлебушку».

СТЕПАН: Ласково так.

ХРЮН: Не ласково, а устало. Шутка ли — 10 лет на галерах. Нет! Надо всем в отпуск, я прав!

СТЕПАН: Хрюн, я понял, почему хлеб всегда падает маслом вниз. Упал, подняли и уже не проверишь, сколько стырили. В общем, я за то, что надо размазывать масло по хлебушку. Речь ведь идет о нанотехнологиях. Размазывать тонким нанослоем.

ХРЮН: Когда академикам ставит задачу подполковник КГБ — это называется шарашка. Скоро появятся институты, государственные комиссии и прочие бюджетные организации, следящие, чтобы масло лежало плотно, не размазывалось, и в то же время не было комочков, которые бы хотелось слизнуть. Хлебушек — отдельное направление работы. Какой хлебушек считать хлебушком, как его нарезать, как сделать так, чтобы не крошился.

СТЕПАН: Ничего, Хрюн, этого не будет. Всем нашим начинаниям мешает коррупция. Вот и Дмитрий Анатольевич недавно сказал, что коррупция на Северном Кавказе — угроза национальной безопасности.

ХРЮН: А любая другая коррупция — не угроза?

СТЕПАН: Нет. Она — системообразующая. Она, собственно, и есть государство.

ХРЮН: Тады надо коррупцию на Кавказе привести в соответствие с федеральной. И кампанию назвать: «Размазывание коррупции по Кавказику». Короче, сам видишь: все в шоке, все устали, всем надо отдохнуть.

СТЕПАН: Я тебе больше скажу. Все, похоже, были готовы сойти с ума, только ждали сигнала. А тут вдруг Ходорковский потребовал прислать повестку Путину. И понеслось! Судьи придумали, как обходить медведевский закон об экономических преступлениях, Грабовой затеял дело против прокурора, мент избил своего начальника. Скоро пожарные будут поджигать, доктора пойдут в киллеры, а спасатели начнут закапывать живьем.

ХРЮН: Я в шоке! Путина в наш обычный суд! Да он на наш и не посмотрит! Ему Страсбургский или Гаагский подавай!

СТЕПАН: И я в шоке, Хрюн! Чтобы Вексельберг спокойно занимался Силиконовой долиной, главный санитарный врач Онищенко должен заняться «Нестле». Кофе и микросхемы — какая связь?

ХРЮН: Ну, ты когда-нибудь кофе на клавиатуру выливал? Вот тебе и связь.

СТЕПАН: А может, другая связь? Бизнесмены хранят бабло в векселях, а Кремль — в Вексельбергах. Поэтому Онищенко в «Нестле». В смысле в шоколаде. То есть в шоке, я хотел сказать.

ХРЮН: Что и требовалось доказать. Все в шоке! Пора в отпуск!

СТЕПАН: Пора вам на виллы!

ХРЮН: Да на вилы пора, а не на виллы.

СТЕПАН: Ладно, утихомирься! Давай по 30 грамм, чтобы тему смазать!

ХРЮН: 30 грамм — это размазывание водочки по стаканчику! Давай сразу по 200! И в отпуск!

В заграницу — с чистой совестью!

И не надо переживать за судьбу экстремистов, несогласных, террористов и шахматистов! Ну, не поедут они в круизы! Так им и тут аттракционов — хоть отбавляй!

Филипп Шариков

 наш собакор:

Глаза у меня в жизни раскрылись дважды. Один раз — через две недели после рождения, второй — после прочтения документа, который подписал замгенпрокурора Гринь. Ну, там, где клеймятся пособники шахтеров, прихвостни шахматистов, правозащитствующие элементы, журналиствующие молодчики и прочая закулиса.

Одно меня расстроило. Правозащитники, либералы… Это как-то все общо. Почему ни в одном из списков не фигурируют вполне себе конкретные Х. Моржов и С. Капуста? Без них список безликий! Я бы сказал, безрылый! А ведь не за горами отпуска, друзья мои! И нам как никогда надо задуматься, какой увидят Россию зарубежные товарищи? Увидят ли они приветливо напомаженное лицо сливок генофонда нации, или им явится в правозащитном кошмаре отвратительное свиное рыло демократического экстремизма? Я не утрирую! Ведь гражданина Моржова я знаю не понаслышке! Буквально на майских праздниках мне довелось «отдыхать» вместе с ним на море. Вот кто любит раскачивать лодку! Вот тот контингент, без которого заграничные курорты вполне могут обойтись. Да и не нужны им курорты! Вы посмотрите, как они живут! Дач нет, шенгена нет, работы нет. У них только и радости — на площадь выйти, повторюсь, лодку пораскачивать! А повод им искать не надо! Подорожала нефть, пришло лето, наступило 31 мая, отобрали синее ведерко… Вот, к слову, опять про мигалки! Дались им эти мигалки! Ведь не с тем борются! Едет человек с мигалкой — значит, никакой он не правозащитник, не шахтер, а значит, и не террорист. Значит — честный. И если собьет какую-нибудь автомобильствующую или пешеходную мразь — ничего страшного, ведь сбитый вполне может оказаться террористом, или того вкуснее — журналистом-правозащитником! Что, господа оппозиционеры, не нравится, когда к террористам причисляют? И шахтерам не нравится, что к наркоманам приравняли? А нечего суетиться! Во-первых, если суетишься, значит, что-то тут нечисто. А во-вторых, это не утверждение, как сказал суд в случае иска Минкина к Грызлову, а оценка. Возьму труд объяснить. Подходит один дядя к другому и говорит: «Ты муд…». Второй сразу в адреналин: «Ах, так?!» А первый и добавляет: «Это не утверждение, а оценка». И тут же второй заулыбался, от сердца отлегло.

Но что-то я отвлекся. Я ж про Х. Моржова и С. Капусту. Кстати, никакие они не Моржов и Капуста. Самые настоящие Моржоев и Капустоев. Подрыватели наших устоев. Вот их попрошу ни в какие заграницы не пускать. Я ведь не просто так говорю! Я ведь еще до Гриня и Грызлова за ними следить начал! «Как это они, — думаю, — террористам помогают? Журналисты ведь, значит, прихвостни». А они из дому выходят — только в гастроном и обратно. Ни в какие горы не идут. Ежу понятно — помогают террористам дома. Вот пусть и сидят там до прихода органов, а мы с вами — на море! И не надо за господ Моржоева и Капустоева волноваться, равно как и переживать за судьбу прочих экстремистов, несогласных, террористов и шахматистов! Ну, не поедут они в круизы! Так им и тут аттракционов — хоть отбавляй! Небось, у Кати ничего там не стерлось, работает организм!

Новости

— Волобойский ученый Петрик да Винчи подал в суд на журналистов, которые наломали ученому весь базар с его фильтрами. И в самом деле, журналисты сами должны фильтровать и следить за базаром.

— Как стало известно, выпущенный на свободу экстрасенс Грабовой требует возбудить дело против прокурора. В противном случае он грозится тем, что оживит судебную систему.

— Мы, волобойчане, не понимаем, почему в Волгограде закрыли для эксплуатации раскачивающийся мост. Подумаешь, водителей там тошнило! А нас в родном городе тошнит безо всяких мостов. Так что теперь, город закрывать?

— Главный санитарный врач Волобого Гонищенко предупреждает об опасности шоколадок фирмы «Нестля». При чрезмерном употреблении продукции этой вражеской компании возможно слипание тыльной части верхнего отдела ног, что мешает отправлению гражданами больших и малых конституционных прав.

— Роза Отунбаева стала временным президентом Киргизии до конца 2011 года. При этом она не будет выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах осенью следующего года. «Просто случится очередной переворот, и ее полномочия автоматически продлятся!» — считают волобойские аналитики.

— Мало кто знает, что после инцидента с падением венка на Януковича президент Медведев сам подошел и ударился о свой венок для сохранения дружественных отношений между нашими странами.

— Евро продолжает свое падение. Волобойские астрономы успокаивают, что падение евро все равно произойдет не в районе Волобого.

— Учитывая специфику Волобого, в закон о недопустимости пьянства за рулем внесены региональные изменения. Например, жителям Волобого нельзя за рулем мешать водку и шампанское, понижать градус и пить на брудершафт.

— Волобойские адвокаты считают, что из списка: Греф, Христенко, Кудрин и Путин только Владимир Владимирович сможет явиться в суд для дачи показаний по делу Ходорковского. Однако для этого нужно, чтобы суд записался на прием к лидеру нации. Что касается всех остальных, у них нет шансов явиться в суд, потому что суд будет на приеме у премьер-министра.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera