Расследования

Список Магнитского. Расшифровка

Часть 1. Подполковник Кузнецов

Этот материал вышел в № 56 от 28 мая 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Сергей СоколовДарья ПыльноваДмитрий Шкрылёв«Новая газета»

 

В прошлом номере «Новой» мы начали рассказ о том, какую роль в деле погибшего юриста Сергея Магнитского сыграл подполковник ГУВД Москвы Артем Кузнецов, а также о том, откуда вообще взялось «дело Hermitage Capital». Напомним краткое...

В прошлом номере «Новой» мы начали рассказ о том, какую роль в  деле погибшего юриста Сергея Магнитского  сыграл подполковник ГУВД Москвы Артем Кузнецов, а также о том, откуда вообще взялось «дело Hermitage Capital».

Напомним  краткое содержание предыдущей серии:

— Сотрудник компании Firestone Duncan Сергей Магнитский осуществлял юридическое сопровождение компании Hermitage Capital, которую возглавляет Уильям Браудер и которая занимается консультированием иностранных инвесторов по поводу российских акций. Среди этих инвесторов существует и «родной» фонд Hermitage, имеющий в России несколько «дочек», в том числе — ООО «Рилэнд», ООО «Махаон» и ООО «Парфенион». Все эти компании платят налоги и показывают большую прибыль. А еще у Hermitage Capital есть партнер — ООО «Камея», оно находится под управлением Hermitagе Capital, но к «дочкам» фонда Hermitage не имеет никакого отношения.

— С 2006 года управление по налоговым  преступлениям ГУВД Москвы, скорее  всего по чьей-то просьбе, начинает  интересоваться бизнесом Hermitage Capital. 28 мая 2007 года в отношении ООО «Камея» возбуждается уголовное дело. А 4 июня подполковник Кузнецов проводит обыски в рамках этого дела почему-то в Hermitage Capital и в Firestone Duncan. В ходе обысков изымаются печати и уставные документы «дочек» фонда Hermitagе — ООО «Рилэнд», ООО «Махаон» и ООО «Парфенион» (их мы в дальнейшем, для простоты восприятия, будем называть «махаонами»).

— С уставными документами и  печатями, изъятыми сотрудниками  милиции, начинают происходить  странные вещи. С их помощью некие мошенники меняют у «махаонов» собственников и учредителей, заключают фиктивные договора с компаниями, созданными ими же самими, сами себе вчиняют иски за неисполнение этих договоров, сами же себе эти иски проигрывают в арбитражных судах Казани, Санкт-Петербурга и Москвы, а на основании решений судов просят налоговые органы вернуть им налоги, уплаченные еще настоящими владельцами «махаонов». И налоговые органы в последние дни декабря 2007 года переводят на счета мошенников 5,4 млрд рублей. При этом номинальными директорами украденных «махаонов» числятся ранее судимые граждане из числа милицейской агентуры.

— Юрист  Сергей Магнитский в рамках  своих обязанностей начинает  разбираться в том, на основании  чего были проведены обыски  и изъятия в его фирме и  фирме его клиента, а также — кто похитил компании у его клиента и провернул мошенническую сделку с возвратом налогов. «Я считаю, что именно сфабрикованное по инициативе К[узнецова] уголовное дело позволило изъять учредительные и регистрационные документы похищенных обществ <…> Именно К[узнецов] фактически определял ход расследования <…> О прямой личной заинтересованности К[узнецова] в осуществлении моего незаконного уголовного преследования говорит и то, что практически все документы, которые были сфабрикованы для оправдания моего заключения и содержания под стражей, были составлены сотрудниками УНП, являющимися подчиненными К[узнецова]: Дрогановым, Кречетовым, Топчинским, и сфабрикованы, очевидно, по указанию Кузнецова. <…> Я считаю, что К[узнецов] и другие вступившие с ним в сговор сотрудники правоохранительных органов могли быть причастны к хищению ООО «Р[илэнд]», «М[ахаон]», «П[арфенион]» и последующему хищению 5,4 млрд рублей из бюджета и были крайне заинтересованы в пресечении моей деятельности <…>», — напишет в своем заявлении Сергей Магнитский, уже находясь в СИЗО.

Окончание. Начало в №55

Как все вскрылось

Когда в декабре 2007 года все это вскрылось, в адрес Генпрокуратуры, СКП и МВД посыпались заявления о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества от реальных владельцев «махаонов», они же обжалуют и решения арбитражных судов. Hermitagе открыто обвиняет сотрудников ГУВД Москвы, в том числе и Кузнецова, в пособничестве мошенникам.

5 февраля 2008 года СКП возбуждает-таки уголовное дело №374015 по этим заявлениям. Однако оперативное сопровождение расследования, как утверждал Магнитский, осуществляет все тот же подполковник Кузнецов и его люди. Хотя оперативники, если соотнестись с буквой закона, должны были давно поменять процессуальный статус как минимум на свидетельский. Но оперативники все равно обиделись.

8 февраля 2008 года «империя наносит ответный удар»: три краденых «махаона» перепродаются за 18 тысяч рублей некоему гражданину из Новочеркасска, который моментально их ликвидирует. А сотрудники подполковника Кузнецова вылетают в Калмыкию (где ранее были зарегистрированы компании фонда Hermitage и ООО «Камея»), итог поездки: в течение одного дня — 27 февраля — было возбуждено два уголовных дела в отношении главы Hermitagе Capital Браудера, ему были предъявлены заочные обвинения, а сам он сам объявлен в розыск.

5 июня 2008 года. Допрашивают юриста Магнитского. Вот, в частности, что он рассказывает следователю С.Е. Гордиевскому: «Утром 4 июня 2007 года мне позвонил Джемисон Файерстоун (руководитель Firеstone Duncan. — С.С.), который сообщил мне, что в помещениях филиала «Файерстоун Данкен («СиАйЭс») Лимитед» проводится обыск силами 30 сотрудников милиции. Через несколько минут мне позвонили из филиала «Эрмитаж Кэпитал (Раша) Сервисез Лимитед» и сообщили, что в офисе их филиала также проводится обыск и возглавляет его Кузнецов А.К. <…> мне известно, что у сотрудников милиции были списки с названиями около 20 компаний, в том числе ООО «Рилэнд», ООО «Парфенион», ООО «Махаон», и они изымали все документы, которые касались компаний из их списка. <…> В самом протоколе не указано, какие именно документы были изъяты <…>. Со слов Сандакова мне известно, что когда он с адвокатом прибыл на допрос в ГСУ ГУВД Москвы к следователю Карпову П.А., в кабинете находились Карпов П.А. и Кузнецов А.К. Допрос вел Кузнецов А.К., а следователь лишь записывал вопросы и ответы».

24 июля 2008 года стало уже всем известно (из СМИ), как налоговые органы вернули новым «хозяевам» «махаонов» миллиарды. Тут, к бабке не ходи, понятно, что юристы Hermitagе приняли решение о публичной защите. И как следствие — попытка возбудить уголовные дела на юристов. Для того подтягиваются дополнительные силы из тех регионов, в которых суды принимали удивительные решения на основании подложных документов.

11 августа 2008 года сотрудник МВД Татарстана Уржумцев просит Вахитовский суд Казани разрешить ему обыск у московского адвоката Хайретдинова, представляющего интересы Hermitagе и требовавшего возбудить уголовные дела против мошенников. Дело возбуждают — против адвоката, а поскольку Уржумцев полагает, что в офисе юриста находятся оригиналы неких изобличающих документов, суд санкционирует и обыск.

18 августа 2008 года из Лондона в офис адвоката Хайретдинова отправляется некая посылка. Ее отправил один из липовых хозяев «махаонов».

20 августа 2008 года, 16.56 — посылка в офисе адвоката.

20 августа 2008 года, 18.20 — начинается обыск, посылка изъята. Ее никто не вскрывал, потому, наверное, что изначально известно: там именно те «документы», которые и планировалось изъять и о которых говорилось в Вахитовском суде еще до того, как посылка была отправлена из Лондона.

7 октября 2008 года. С.Л. Магнитский  дает объяснения следователю по ОВД СО по ЮАО СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. Опрос касался как раз деятельности адвоката Хайретдинова, которому необходимо отбить желание искать мошенников и их хозяев. Но Магнитский говорит о Хайретдинове то, что следователей не устраивает. Мало того, он под протокол рассказывает обо всех деталях преступной схемы и называет фамилии липовых директоров, странных адвокатов, разъясняет обстоятельства принятия судами удивительных решений в пользу мошенников и приобщает к материалам дела целую гору документов. А также полностью подтверждает показания против Кузнецова и других оперативников и следователей, данные еще летом.

«…Я рассматриваю саму постановку вопроса о действительности доверенностей, выданных адвокату Хайредтинову Э.М. <…> как провокацию, направленную на дискредитацию законной адвокатской деятельности адвоката Хайретдинова, как имеющую цель дать возможность уйти от ответственности лицам, действия которых были разоблачены в результате действий адвоката Хайретдинова на основании указанных доверенностей».

24 ноября 2008 года — арест Магнитского подчиненными Кузнецова. И те же самые сотрудники, обвиненные Магнитским в совершении преступлений, занимаются оперативным сопровождением уголовного дела, возбужденного против самого Магнитского. Как пишет он сам, от него требуют отказаться от показаний на Кузнецова и других сотрудников ГУВД, не выпускают под залог, создают те пыточные условия, о которых теперь известно всем. А Магнитский подает 450 жалоб (ни одна не удовлетворена) и 13 октября 2009 года, уже будучи смертельно больным, полностью повторяет свои показания.

16 ноября 2009 года — Сергей Магнитский умер.

Начинается международный скандал, президент Медведев требует расследовать обстоятельства смерти юриста, летят головы начальников из ФСИН. К весне 2010 года страсти чуть утихают. И 9 марта — замруководителя СК при МВД Матвеев утверждает постановление следователя Сильченко о продлении сроков следствия по «делу Hermitagе Capital»: следствие намерено арестовать партнера Hermitagе Capital Ивана Черкасова (руководителя той самой «Камеи») и допросить 15 человек из Hermitagе Capital и Firеstone Duncan, в которой работал Магнитский. 30 марта в почтовом ящике Черкасова — повестка, к нему в квартиру ломятся сотрудники милиции.

И все это, несмотря на заявления сенаторов и госдепа, общественное возмущение в России и на пакет поправок, внесенных президентом Медведевым, который этими законодательными инициативами отреагировал на «дело Hermitagе Capital». Смысл поправок: запретить МВД самостоятельно возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям.

Подобной «самостоятельности» сотрудников МВД может быть три объяснения: то ли совсем обнаглели, то ли имеют очень серьезных покровителей, то ли нечего терять и остается переть до конца, чтобы не сесть. А скорее — все эти три обстоятельства вместе.

Что теперь

Абсолютно непонятно, в каком состоянии находится уголовное дело №374015, возбужденное СКП по заявлению о хищении «махаонов». Ничего не известно о том, ищет ли кто-нибудь украденные из бюджета деньги. Нет данных и о наличии хоть какой-нибудь служебной проверки в отношении того же Кузнецова, который ушел на повышение и теперь работает в ДЭБ МВД.

Мы отправили запрос в Министерство внутренних дел. Нам хотелось узнать, в каком состоянии находится уголовное дело ООО «Камея», имеет ли к нему по-прежнему отношение подполковник Кузнецов, подавал ли Кузнецов декларацию о своих доходах и доходах членов своей семьи?

Мы спрашивали: правда ли, что мама подполковника Кузнецова — Л.Г. Кузнецова  (бывший сотрудник Фонда содействия и помощи оперативным и специальным подразделениям) как раз в 2007 году стала собственником автомобиля Landrover Freelander 2 2007 года выпуска, темно-красного цвета госномер е043ун177, приблизительная стоимость которого — от 46 до 65 тысяч долларов?

Мы спрашивали: правда ли, что Л.Г. Кузнецова в том же 2007 году стала собственником квартиры общей площадью 154,5 кв. м в элитном комплексе «Вертикаль», что на улице Давыдковская, дом 3, неподалеку от Рублевского и Можайского шоссе (регистрационный номер права 77-77-23/005/2007-1), примерная стоимость — от 1 млн 570 тыс долларов до 1 млн 640 тыс долларов?

Мы спрашивали: правда ли, что Кузнецова Л.Г. в ноябре 2007 года стала собственником и трех смежных земельных участков в Ногинском районе Москвы (кадастровые номера: 50:16:05 02 010:0027, 50:16:05 02 010:0030, 50:16:05 02 010:0031) — 47,28 сотки совокупной площади, примерная стоимость — от 182 до 198 тыс долларов?

Мы спрашивали: правда ли, что отец подполковника Кузнецова — К.А. Шавердян (также бывший сотрудник Фонда содействия и помощи оперативным и специальным подразделениям) как раз в ноябре 2007 года стал собственником квартиры общей площадью 83,5 кв. м в элитном комплексе «Созвездие Капитал», что на Шаболовке, дом 23 (регистрационный номер права 77-77-23/086/2007-264), примерная стоимость — от 850 до 920 тыс долларов?

Мы спрашивали: какое отношение имеет подполковник Кузнецов к госпоже Н.Г. Никифировой, правда ли, что она является его гражданской женой и в 2008 году стала собственником автомобиля Landrover Range Rover белого цвета, госномер о0520097, приблизительная стоимость — от 108 до 131 тыс долларов, а также автомобиля Мерседес-Бенц SLK200 Kompressor красного цвета, госномер а152аа77, приблизительная стоимость — от 78 до 81 тыс долларов?

Нас интересовало: пользуются ли этой собственностью только вышеперечисленные лица, или она на них только зарегистрировано, а живет в квартирах и катается на автомашинах сам подполковник Кузнецов?

Пока мы не получили ответа на свое письмо. А потому — вдогонку — порекомендуем Управлению собственной безопасности МВД сделать запрос в пограничную службу, чтобы уточнить: выезжал ли подполковник Кузнецов в тот период, когда осуществлял оперативное сопровождение по «делу Магнитского», сидевшего в СИЗО, отдыхать в Дубай, отмечать Новый год на Кубе, в течение трех недель осматривать достопримечательности Франции, летал ли на частном самолете на Кипр и трижды в Италию? А к ответу, если все-таки он будет, непременно стоит добавить примечание: какова зарплата подполковника Кузнецова, пусть даже вместе с премиальными и выслугой лет?

Если все это правда, то сколько тогда заработали генералы?

(Продолжение следует)

Комментарий

Джемисон Файерстоун, глава компании Firestone Dunсan:

— Какую роль, на ваш взгляд, сыграл подполковник Кузнецов в смерти Сергея Магнитского?

— Сергей был бы жив, если бы не оказался в  тюрьме. В октябре 2008 года Сергей дал  свидетельские показания против Кузнецова и майора Карпова по делу о хищении компаний фонда Hermitage. 12 ноября 2008 года подполковник Кузнецов и три его подчиненных — Толчинский, Кречетов и Дроганов — были включены в состав следственной группы следователя Сильченко, а уже 24 ноября 2008 года Сергей был арестован этими сотрудниками у себя дома.

Сергея  удерживали в тюрьме на основании  сфабрикованных обвинений и под  надуманным предлогом. Следственная группа, куда входили Кузнецов и его подчиненные, пыталась заставить Сергея отказаться от показаний об их причастности к  описанным выше преступлениям. После очередного отказа ухудшали условия содержания, отвергали все ходатайства, в том числе и о предоставлении медицинской помощи, что привело в конечном итоге к его гибели.

Как писал  Сергей, ему создавали невыносимые  условия, потому что он не изменял свои показания в отношении Кузнецова и Карпова, и я убежден в этом.

— Известно ли вам, допрашивал ли Сергея Магнитского лично Кузнецов или кто-то из его подчиненных?

— Насколько я осведомлен — нет, поскольку в соответствии с законом допрос может осуществляться следователем, а Кузнецов является оперативным работником.

Но, практически все  допросы были организованы Кузнецовым. Эти допросы происходили так  же, как  происходили допросы и других сотрудников моей компании в июле 2007 года по делу ООО «Камея», — тогда на каждом допросе присутствовал Кузнецов.

— Известно ли вам, где в данный момент находятся печати и уставные документы трех фирм, изъятых сотрудниками Кузнецова?

— Все  документы и печати, изъятые Кузнецовым во время обысков, находятся в МВД РФ. Поэтому связь Кузнецова с этими преступлениями очевидна, иначе каким образом изъятые документы были использованы мошенниками для осуществления преступлений?

Известно ли вам, имеет ли сейчас какое-либо отношение подполковник Кузнецов к расследованию уголовных дел, связанных с Hermitage?

— Подполковник Кузнецов является бессменным участником всех следственных групп, расследующих дела, связанные с Hermitage, в том числе открытых по заявлениям самого фонда Hermitage. Мы не получали уведомления о том, что он был выведен из состава следственной группы.

Понятно, что Кузнецов сыграл во всех этих делах важнейшую роль. В то же время его не стоит переоценивать. Это ценный исполнитель чужой воли. По сведениям New Times, реальное оперативное сопровождение уголовных дел ведет департамент «К» ФСБ РФ, который, видимо, и стоит за этой рейдерской операцией. 

P.S. Господин Уильям Браудер оказался недоступен для комментариев.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera