Сюжеты

Шахматная война

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 58 от 2 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дарья ПыльноваДмитрий Шкрылёв«Новая газета»

Назначенные на осень выборы президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ) неожиданно для многих привели к жесткому противостоянию внутри одной из крупнейших национальных федераций шахматистов — российской (РШФ). Линия раскола прошла...

Назначенные на осень выборы президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ) неожиданно для многих привели к жесткому противостоянию внутри одной из крупнейших национальных федераций шахматистов — российской (РШФ). Линия раскола прошла по вопросу о том, кто будет официально выдвинут в качестве кандидата от России — при условии, что каждая национальная федерация по уставу ФИДЕ имеет право на выдвижение только одного претендента. Ситуация предельно осложнилась, когда оказалось, что оба принявших решение баллотироваться в ФИДЕ кандидата оказались из России, причем у каждого нашлись веские причины не сдавать своих позиций.

Таким образом, по одну сторону «баррикад» оказался чемпион мира по шахматам и действующий посол ЮНИСЕФ Анатолий Карпов, а по другую — нынешний президент ФИДЕ и глава Республики Калмыкия Кирсан Илюмжинов. Анатолия Карпова поддержал другой чемпион мира — Гарри Каспаров, а Кирсана Илюмжинова — помощник президента России и глава наблюдательного совета РШФ Аркадий Дворкович.

14 мая состоялось заседание расколовшегося наблюдательного совета РШФ. Одна его часть заседала под председательством Аркадия Дворковича, но без кворума (8 человек) и за пределами штаб-квартиры РШФ. Другая — с большинством членов совета (17 человек), но без участия Дворковича — собралась в здании официальной штаб-квартиры РШФ на Гоголевском бульваре. На том заседании, где присутствовало большинство, было принято решение выдвигать Анатолия Карпова. Однако до этих заседаний в национальные федерации мира было отправлено письмо за подписью Дворковича о поддержке и выдвижении Кирсана Илюмжинова.

21 мая в здание РШФ на Гоголевском бульваре ворвались вооруженные люди…

В этом номере свои позиции в сложившейся ситуации представляют чемпионы мира Анатолий Карпов и Гарри Каспаров. В одном из следующих — интервью с Аркадием Дворковичем, которому уже отправлены вопросы «Новой газеты».

Милиция не вмешивается в программу Дворковича

Чемпион мира Анатолий Карпов рассказал «Новой газете» о своем видении развития шахматного спорта, а также о неспортивном интересе помощника президента РФ к выборам президента ФИДЕ



— Как и почему вы приняли решение баллотироваться в президенты ФИДЕ?

— Сейчас создалась уникальная ситуация, когда большинство ведущих шахматистов в мире имеют одну позицию — надо кардинально менять и методы управления федерацией, и руководителей. Я не могу сказать, что у меня со всеми дружеские отношения, тем более что по шахматной жизни со многими мы сталкивались, скажем, с Корчным (гроссмейстер Виктор Корчной. — Прим. ред.), — но и он понял и поддержал мою кандидатуру. И большинство знаковых шахматных федераций тоже поддерживают меня, поскольку понимают, что шахматы стоят на краю пропасти.

Кирсан Илюмжинов, будучи 15 лет президентом ФИДЕ, с Российской шахматной федерацией практически не работал. Только в начале своей деятельности он провел три чемпионата России и в Калмыкии распространил шахматы в школах. А я знаю шахматы не только как шахматист-профессионал, чемпион мира, но и как организатор всемирных детских шахматных олимпиад, как специалист, занимающийся шахматным образованием по всему миру. Я напрямую связан с российской шахматной жизнью, так как открыл десятки, если не сотни шахматных клубов. В тяжелейшие периоды защищал их — как, скажем Чигоринский клуб в Санкт-Петербурге или Воронежский шахматный клуб. В Воронеже на шахматный клуб наступал глава областного департамента имущества, которому хотелось у шахматистов отобрать помещение. Мы очень долго бились, в ту кампанию включились крупнейшие газеты, в Воронеже в защиту школы и клуба было собрано 63 тысячи подписей.

— Выдвигая свою кандидатуру, вы ожидали, что встретите сопротивление?

— Такое яростное, наверное, нет. Что в России так напряжется ситуация,  конечно, я полагать не мог.

— А в чем главная причина нынешнего противостояния, как оно развивалось и от кого надо сейчас защищать шахматы?

— Шахматы надо защищать от попыток Дворковича (Аркадий Дворкович, помощник президента РФ.Прим. ред.) узурпировать власть в Российской шахматной федерации, от жуткого давления, которое он организовал по всей России. От эмиссаров Илюмжинова, которые ездят и угрожают людям или раздают подачки (скажем, 100 или 150 тысяч рублей — чтобы люди проголосовали как надо).

Годы, когда Российской шахматной федерацией руководил Александр Дмитриевич Жуков (зампред Правительства РФ, президент Олимпийского комитета РФ, до ноября 2009 года — президент Российской шахматной федерации.Прим. ред.), были успешными, сложилась хорошая команда, российские шахматы по активности вышли на передовые позиции. Проводились международные турниры, мы стали восстанавливать детские турниры — возродили соревнования «Белой ладьи», не проводившиеся со времен СССР.

Все эти годы директором федерации был Александр Григорьевич Бах, которого сейчас  вместе с командой не допускают до рабочего места. К нам в шахматный клуб ворвались вооруженные люди. Опечатали кабинеты, изъяли документы, сняли жесткие диски с компьютеров. Парализовали деятельность. Причем ни санкции прокурора, ни решения суда не было. То есть это произвол, самоуправство, а может быть, даже и уголовно наказуемое действие.

— Удалось как-то идентифицировать этих людей?

— Да, это частное охранное предприятие, заявляющее, что действует по поручению Дворковича, который якобы подписал договор на охрану. Но даже если они охраняют, то не имеют права не допускать сотрудников до рабочих мест. Идет нарушение трудового законодательства, закона о деятельности общественных организаций.

— Вы не пытались как-то перевести борьбу в правовую среду, связаться с адвокатами, правоохранительными органами, прокуратурой?

— От федерации пошло заявление в милицию по поводу захвата помещений и в Генеральную прокуратуру.

— Какова реакция?

— Никакой. Милиция заявила, что это конфликт хозяйствующих субъектов, что охрана действует на основании документа, подписанного Дворковичем. Он подписался как заместитель председателя шахматной федерации России, при этом еще в октябре он написал заявление об отставке, которая в декабре была удовлетворена. Уже полгода как он не является зампредом федерации. Более того, прошедший в феврале съезд вообще упразднил эту должность.

Написав открытое письмо о происходящем в Российской шахматной федерации, вы фактически перевели внутренний конфликт в русло публичной дискуссии. Что вы ожидали и оправдались ли эти ожидания?

— Я должен был раскрыть обман, потому что наши противники разослали по всему миру известие о том, что Российская шахматная федерация поддержала Илюмжинова. Но этого не было. Сейчас весь мир следит за развитием событий в России и понимает, что информация, которая отсюда уходит, не всегда, мягко говоря, достоверна.

— Что предполагает программа Анатолия Карпова по реформе ФИДЕ?

— Мы поменяем методы руководства и практику принятия решений. Сейчас это делается легкомысленно, непродуманно, я считаю, полулегально. На конгресс могут выноситься вопросы, которые не стояли в повестке дня, и делегатов призывают выразить поддержку по вопросам, которые национальными федерациями не обсуждались. Получается, что это мнение не федераций, а отдельных лиц. Мы изменим отношения с федерациями и предложим долгосрочную программу сотрудничества развивающимся странам. Проведем определенные изменения в чемпионате мира — откажемся от коротких матчей. Минимальные претендентские матчи, я думаю, будут восемь партий, а матч на первенство мира — десять или двенадцать, что с профессиональной точки зрения разумнее.

Сейчас шахматы на грани большой беды. Под угрозой профессия шахматиста как таковая, потому что резко изменились финансовые условия. Если раньше звание гроссмейстера гарантировало какой-то достаток, то сейчас многие гроссмейстеры влачат жалкое существование. Это категорически надо менять. С приходом новой команды у нас открываются возможности для контактов с корпоративными спонсорами.

Если победит моя программа, это увеличит возможности по развитию шахмат в мире. Особенно среди молодежи, среди школьников. Сейчас по личной инициативе я имею школы в 23 областях и республиках России и в 26 странах мира. Если я стану президентом ФИДЕ, то приведу шахматы к детям по всему миру. И Россия будет во главе этого процесса.

— Известно, что долгие годы ваши отношения с Гарри Каспаровым трудно было назвать безоблачными. Но потом вы его поддержали в момент ареста. А сейчас он поддерживает вас. Почему вы сделали тогда тот первый шаг и что для вас сегодня поддержка Каспарова?

— Мне было неприятно то, как с ним поступили. Я понимал, в каком он состоянии находится. Поэтому мне казалось, что по-человечески ему это будет важно. При этом и тогда спрашивали:  сблизились ли ваши политические позиции? Я говорил: одно к другому никакого отношения не имеет, не надо меня втягивать в политику. В шахматах, конечно, важно, что объединяются крупнейшие шахматисты. Поддержка Каспарова очень весома, потому что в какое-то время шахматный мир делился на два лагеря — лагерь Карпова и лагерь Каспарова. Такое объединение двух чемпионов является для шахмат и символичным, и чрезвычайно важным.


Политика в шахматах и шахматы в политике

Гарри Каспаров полагает, что за настойчивым вниманием первых лиц государства к выборам президента Международной шахматной федерации может стоять вполне осязаемый интерес



— То, что сейчас происходит в шахматной федерации, это, на ваш взгляд, что — спор хозяйствующих субъектов, противостояние двух систем, двух людей, борьба за сферы влияния, за административный ресурс?

— Ну всего, наверное, понемножку. Но там нет спора хозяйствующих субъектов — там есть агрессия хозяйствующего субъекта. Потому что в данном случае речь все-таки про субъект, это Международная шахматная федерация (FIDE), которую 15 лет возглавляет Кирсан Илюмжинов. И те люди, которые поддерживают его переизбрание сейчас. В первую очередь это — Аркадий Дворкович. И если посмотреть на вот такие линии изменений, то центр шахматной активности сместился из Европы вот в такой Каспийско-Кавказский район с главными турнирами в Баку, Джермуке, Нальчике, Элисте, Астрахани. То есть шахматы ушли вот на эту периферию. С другой стороны, выстроилась некая система управления финансами FIDE. И идея такой связки между Российской шахматной федерацией и FIDE, она в какой-то момент завладела умами российских инноваторов. Но тут вмешался как раз уже не хозяйствующий субъект, а бывший чемпион мира Анатолий Карпов, который тоже хотел стать президентом FIDE. Потому что ему не нравилась ситуация и он считал, что ее можно изменить, вернув FIDE на шахматную стезю. И вот с этого момента и начинается как раз та самая история, в которой уже есть административный ресурс и рейдерские захваты и, естественно, затронуты интересы разного рода хозяйств.

— Что вас и Анатолия Карпова, людей, чьи имена давно признаны в шахматном мире, принципиально не устраивает в том, как сложилась ситуация за последние 15 лет в шахматной федерации?

— Последние 15 лет — это момент прихода корпоративных денег в профессиональный спорт. То есть появление спонсорства. В шахматах этого не произошло. Коммерческое спонсорство напрямую связано с репутацией игры и ее руководством. При Илюмжинове у таких, как он, надежды на получение такого спонсорства были минимальны, а сегодня просто равны нулю. Потому что любой спонсор будет требовать, естественно, транспарентности, прозрачности. Карпов, безусловно, тот человек, чья репутация должна помочь шахматам вернуться на авансцену. То есть в какой-то мере, если можно сказать глобально, это превращение FIDE из такой феодальной диктатуры в акционерную демократию.

— Как происходящее внутри Российской шахматной федерации связано с выборами президента международной федерации, на которые, собственно, Анатолий Карпов и выдвигается?

— Выборы президента FIDE проходят на конгрессе FIDE. Конгресс проходит во время шахматной олимпиады. Олимпиада будет в Ханты-Мансийске. Соответственно, сторона, победившая в российской федерации, имеет огромные возможности влиять на это. Один из важнейших вопросов — это не только выдвижение, а еще и то, кто будет директором шахматной олимпиады. Кем будет контролироваться весь организационный процесс — от распределения мест в гостиницах до организации чартерных рейсов.

— Юридически Российская шахматная федерация вообще зарегистрирована?

— Для общественной организации не важно, зарегистрирована она в Минюсте или нет. Без этих документов нельзя открыть банковский счет, вести хозяйство, но для внутренней деятельности общественной организации это не имеет никакого значения. Был съезд. Эти итоги съезда никто не оспорил. Съезд выбрал Наблюдательный совет, и эти люди приняли решение выдвинуть Карпова от Российской Федерации. 17 человек, даже в условиях жесточайшего прессинга, все равно поддержали Карпова. Как известно, после заявления Медведева о том, что высокопоставленные чиновники не должны возглавлять спортивные федерации, Александр Жуков (вице-премьер Правительства РФ, по совместительству президент РШФ) и Аркадий Дворкович, (помощник президента России, который был первым вице-президентом РШФ) покинули прежние посты в Российской шахматной федерации. Далее съезд обсуждает новый устав, появляется Наблюдательный совет и правление, председателем которого выбирают Александра Баха. Выбирают в совет и Дворковича, а также еще 32 человека. Документы этого съезда не зарегистрированы в Минюсте. Представить себе, что Жуков с Дворковичем не могут зарегистрировать в несколько дней документы, я не могу, они это сделали бы, если бы захотели. И хотя было известно, что Карпов хочет баллотироваться, на съезде вопрос о его выдвижении поставлен не был. Два месяца не собирался Наблюдательный совет. И только во второй половине апреля Дворкович пишет свое письмо в FIDE о выдвижении Илюмжинова. Фактически единолично. Только он не имеет права это подписывать, потому что это должен подписывать Александр Бах. Значит, он просто солгал, нарушил закон и указания, в том числе своего шефа, президента Медведева. Потому что он впрямую ввязался в процесс управления. Я не сомневаюсь, что регистрация документов будет вестись тайком, потому что их опять отовсюду забрали. И не просто так захвачен шахматный клуб. Опечатан кабинет Баха, сняты жесткие диски с компьютера, опечатана бухгалтерия. Фактически совершено уголовное преступление, потому что некое частное охранное агентство на основе бумажки, подписанной помощником президента, захватывает общественную организацию, вытаскивает документы и по ее финансовой деятельности.

— Если говорить о тенденции поддержки Карпова в мире и в России — каково тут соотношение сил?

— Если посмотреть на страны, поддерживающие Карпова, то картина складывается довольно очевидная — США, Германия, Франция, Испания, Швейцария, Англия. Даже те страны, которые поддерживали раньше Илюмжинова, тоже начинают присоединяться: Украина, Ангола, Никарагуа, Египет, Сирия. Мы ожидаем, что еще ряд стран Латинской Америки тоже выступят на стороне Карпова, плюс в Азии ситуация меняется и, что самое интересное, в Африке. Но главный нюанс оказался в России. Это, кстати, тоже такая интересная политическая параллель, аналогии. И, что очень важно, Илюмжинов, оказывается, не контролирует Россию, выясняется, что он не может так вот просто щелкнуть пальцами и получить контроль над Российской шахматной федерацией. И то, что случилось 14 мая в России на Гоголевском бульваре, — историческое событие. 17 человек из 32 поддержали Карпова. То есть это такой был протест гражданского общества. И если посмотреть на голосование по регионам Российской Федерации, то очевидно, что Илюмжинов получает поддержку в основном в Поволжье и на юге и с треском проигрывает на Урале, в Сибири, в Центральном федеральном округе, в Северо-Западном.

— Можно ли в отношении нынешней ситуации с шахматной федерацией проводить аналогии с положением оппозиции, гражданского общества, например?

— Очевидно, что Илюмжинов теряет Калмыкию, скорее всего, его не будут назначать. Отмена Госсовета в его регионе, назначенная на конец мая, — это прямой сигнал, что его аппаратные позиции резко ослабли. Что касается оппозиции — мне кажется, это еще один пример того, что только внеидеологическая оппозиция может что-то сделать. Жириновский пишет письмо в поддержку Карпова Медведеву, не скрывают поддержки коммунисты.

Здесь на самом деле проявилась необычная комбинация внутри страны, где на стороне Карпова выступают оппозиционные партии в Думе, а также, насколько мне известно, многие единороссы открыто ему сочувствуют, хотя и не решаются публично об этом заявить. Потому что люди хотят перемен, профессионализма. Хотят избавиться от этого коррупционного шлейфа, некомпетентности, самодурства. И это в какой-то мере проецируется на российскую политику, но такой мощной коалиции в политике, как в шахматах Каспаров — Карпов, пока не видно.

— То, что Кирсан Илюмжинов в данной ситуации против Анатолия Карпова, наверное, очевидно. Но почему против Аркадий Дворкович, помощник президента Медведева?

— Люди, находящиеся у власти, несмотря даже на свое условно либеральное происхождение, становятся частью коррумпированной вертикали. И в данном случае союз Дворковича с Илюмжиновым вполне объясним. Совершенно очевидно, что наличие в этой схеме Каплана (Давид Каплан — предприниматель, директор ФИДЕ по развитию. — Прим. ред.) и других людей, очень влиятельных, имеющих огромные совместные бизнес-интересы, — оно вполне вписывается вот в эту картину. Было бы интересно прояснить вопрос об отношениях с ними Дворковича, Илюмжинова, а также узнать, не пересекается ли как-нибудь с кем-то из них бизнес супруги Аркадия Дворковича. Полагаю, что Дворкович прекрасно знает, что многократно нарушал устав федерации, принятый на съезде 19 февраля. В целом же, когда одним из главных действующих лиц, правой рукой Илюмжинова, является представитель Греции, а казначеем FIDE является финансовый консультант с Бермуд, то это дает какие-то представления о том, чем на самом деле должна заниматься эта организация по представлению ее начальника.

Объясним и союз Карпова и Каспарова — это союз идеологический, своего рода протест против такого интеллектуального омертвления.

— Мы заговорили о бизнесе. Если вернуться к противостоянию вокруг шахматной федерации, то какова цена вопроса в материальном выражении и в нематериальном выражении.

— Для Карпова и для меня это вопрос не материальный, а идеологический. Потому что это игра, которой мы посвятили свою жизнь. Мы понимаем, что сейчас нужно сделать действительно настоящий прорыв в популярности, в развитии шахмат, используя технологии, интернет. А главное — то распространение, которое шахматы получают в школах сейчас. И вот эта комбинация всех факторов дает нам основания для оптимизма, как и тот факт, что кампания Карпова была поддержана и в Америке, и в Европе, — мы получили довольно быстро материальную поддержку от частных спонсоров. Есть достаточно большие планы реконструкции шахматного хозяйства, приведения его в современный вид. Только эта модернизация будет проводиться уже по прозрачным правилам, западной отчетности и на основании тех ресурсов, происхождение которых ни у кого не вызывает сомнения.

— Вы с Анатолием Карповым были соперниками в шахматах.

— Еще какими.

— А сейчас поддерживаете его. Что повлияло на эту ситуацию?

— Очень важный эпизод, который изменил наши отношения — это попытка Карпова посетить меня, когда я провел пять дней в заключении (после задержания на митинге.Прим. ред.). То, что он решился на это, что он просидел с моей мамой какое-то время, ожидая возможности со мной встретиться, для меня было важнейшим сигналом, что отношения должны поменяться. А после нашего ностальгического матча в Валенсии, посвященного 25-летию нашей первой встречи в Москве, далее эти отношения стали выстраиваться уже совершенно нормально.

Если сравнивать политическую ситуацию в России с шахматной партией, то какое положение на доске в «игре» занимает сегодня президент, премьер, администрация, лично вы, оппозиция?

— Мне кажется, это все-таки не совсем шахматная партия, потому что здесь участвуют не только две стороны. И внутри оппозиции, и внутри власти существуют серьезнейшие разногласия. Понятно, что Путин потерял большой объем власти, но к Медведеву она не перешла, то есть где-то растворилась на нижних этажах. Если говорить о нас, об оппозиции, то мы по-прежнему в игре. Мы начинали в совершенно безнадежной ситуации, когда король стоял под матом — были угрозы, которые могли завершить партию в один ход. Да, мы не выиграли партию, но ситуация чуть-чуть улучшилась, потому что мы по-прежнему в игре. Оппозиция никуда не делась. Когда происходит такое спаивание разных идеологических групп вокруг такой понятной повестки дня — по соблюдению законов, свободных выборов, свободы печати, — власть начинает дико дергаться. Потому что это уже гражданское общество, осознающее себя как политическую силу.


Комментарий эксперта

Помощник президента — та высота, где законы перестают действовать

Валентин Дёмин, заслуженный юрист РФ, государственный советник юстиции 2-го класса, кандидат в мастера спорта по шахматам, экс-руководитель юридической комиссии Шахматной федерации СССР:

— Конфликт в мирной общественной организации — Российской шахматной федерации — вызван тем, что Дворкович дал охранной организации официальное распоряжение не пускать в помещение ее исполнительного директора А. Баха и работников бухгалтерии. С чисто юридической точки зрения такое решение представляется, мягко говоря, весьма сомнительным. Еще 18 декабря 2009 года президент РШФ А. Жуков и вице-президент А. Дворкович официально сообщили о своей отставке в связи с известным указанием президента России Дмитрия Медведева (в октябре 2009 года на Всероссийском спортивном форуме «Россия — спортивная держава» в Казани президент Медведев заявил, что чиновники должны покинуть руководство спортивными федерациями и передать его профессионалам.Прим. ред.).

Спрашивается, на каком же основании А. Дворкович подписывает правовой документ как вице-президент РШФ? Ревизионная комиссия, проверявшая накануне февральского съезда шахматной федерации работу аппарата РШФ, не ставила вопросов, которые давали бы основание не допускать исполнительного директора и бухгалтеров к исполнению своих обязанностей. Все следует делать по закону. А в данном случае все положения Трудового кодекса были абсолютно нарушены. Получается, что А. Дворкович, который за предшествующие полгода ни по каким вопросам не принимал решений в связи со своей отставкой, по известным только ему причинам вмешивается в деятельность РШФ и руководит, дает указание даже работникам другой организации — охранной структуры. Это пренебрежительное отношение к нормам закона при решении каких-то своих задач не совместимо с высокой государственной должностью тех, кто принимает незаконные решения.

Из практики рейдерских захватов нам известно, что одним из самых распространенных способов этой незаконной деятельности является использование документов за подписью лиц, которые давно утратили право их подписывать. В данном случае невольно возникают такие ассоциации. А всеобщее внимание к нему приковано в основном тем, что А. Дворкович, который бесцеремонно распоряжается в общественной организации, является государственным служащим — помощником президента России. После прозвучавших призывов руководства страны к построению правового государства нельзя допускать, чтобы в общественном мнении поддерживалось убеждение, что закон с какого-то уровня не действует — особенно в окружении первых лиц страны.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera