Сюжеты

Мигранты переходят все границы

Этот материал вышел в The New York Times (04.06.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вся планета может сидеть в самой глубокой экономической луже за последние 70 лет, но международная миграция, все более важный фактор в современном мире, и не подумает снижаться. В мировом масштабе количество мигрантов, похоже, остается...

Вся планета может сидеть в самой глубокой экономической луже за последние 70 лет, но международная миграция, все более важный фактор в современном мире, и не подумает снижаться.

В мировом масштабе количество мигрантов, похоже, остается неизменным, и в прошлом году они послали домой больше денег, чем прогнозировали эксперты. Многие мигранты потеряли работу, но мало кто решил вернуться домой, даже когда им предлагали за это заплатить. А в некоторых местах спрос на иностранную рабочую силу вырос.

По всему миру, от законодательного собрания Аризоны до итальянской Калабрии, критики предупреждают, что дырявые государственные границы вредят местным работникам, угрожают местной культуре и способствуют росту преступности. Но даже редкий по своему масштабу экономический кризис мало повлиял на снижение миграционного потока. Вместо этого он помог нам узнать больше о тех факторах, которые продолжают гнать мигрантов за границу.

Возможно, нет на земле места, которое лучше бы демонстрировало привлекательность миграции, чем Филиппины. Свыше четверти рабочей силы этой страны с населением в почти 100 млн человек работает за границей. Несмотря на крах мировой экономики, прошлый год стал рекордным для страны и по количеству работников, выехавших за рубеж, и по присланным ими домой суммам.

В забитой маршрутками столице Филиппин Маниле на каждом углу встречаешь кого-нибудь, кто едет на заработки за границу или только что с них вернулся. В центре профессиональной подготовки им. Магсайсая на берегу Манильского залива выпускники университетов учатся драить каюты круизных судов в надежде получить работу уборщика — за нее платят в четыре раза больше, чем внутри страны. Парк через дорогу служит также ярмаркой моряков — не меньше одной пятой всех моряков мира родом с Филиппин.

На государственных семинарах, проводимых примерно в километре отсюда, толпы горничных, готовящихся отправиться за границу, учатся приветствовать будущее начальство на арабском, итальянском и китайском языках.

Врачи отправляются за границу работать медсестрами. Учителя становятся горничными. Потенциальные мигранты рассыпают искры по полу Дома женщины при Агентстве по получению технического образования и навыков (TESDA) — здесь власти бесплатно обучают женщин-сварщиц.

Одна из них, 29-летняя Дезире Рейес, три года собирала компьютеры на Тайване, пока из-за кризиса ее фабрика не была закрыта. Вернувшись домой, она услышала, что в Австралии нужны сварщики, которым платят до $2500 в месяц — то есть почти в 10 раз больше, чем она получает в Маниле. «Я хочу снова отправиться за границу. Говорят, что у женщин-сварщиц больше возможностей», — говорит Дезире.

В этом же центре женщины учатся чинить машины, шить юбки и накрывать банкетные столы. Плакаты на стенах рассказывают о выпускниках, сделавших блестящую карьеру. («Марджори Брионес оказалась одаренной барменшей и теперь работает в отеле Pars в Бахрейне».)

Мягкие черты лица Рейес делают ее больше похожей на работницу косметической компании, чем стажером на заводе. Но ей нравится вид расплавленного металла и не заботит, что на руках остаются ожоги. «Я не считаю, что это мужская работа, это просто работа, — говорит она. — На Филиппинах жить сложно».

Все последние годы перед началом кризиса мобильность жителей планеты росла, и поиск лучшей доли раскидал рабочих-мигрантов по всему миру. Польские няни выращивают ирландских детей, индусы строят небоскребы в Дубае. Согласно докладу Организации экономического сотрудничества и развития, за десять лет, предшествовавших краху, в США было создано 15 млн рабочих мест. Почти 60% из них были заняты уроженцами других стран.

Несомненно, кризис нанес мигрантам вред, иногда — непропорционально большой. Согласно докладу Института миграционной политики, уровень безработицы среди тех, кто родился в Америке, за последние три года вырос на 4,7%, а среди иммигрантов из Мексики и Центральной Америки — на 9,1%.

Антиммиграционные настроения в некоторых странах растут и иногда выливаются в насилие. В ходе беспорядков в ЮАР в 2008 году погибли десятки африканских мигрантов, включая многих уроженцев Зимбабве. Нападения на африканских рабочих на фермах в Италии вызвали осуждение Папы Римского.

Но наступление трудных времен, за редким исключением, не заставило мигрантов вернуться домой. Испания, Япония и Чехия пытались платить иностранным работникам за то, чтобы они уехали из страны, но пока мало кто на это пошел. Количество мексиканцев, покидающих США, также остается на прежнем уровне.

«Кризис замедлил рост миграции по всему миру, но количество мигрантов продолжает увеличиваться», — говорит Ханя Злотник, директор Отдела по народонаселению ООН.

Причин этому много. Некоторые из «принимающих» стран, особенно на Ближнем Востоке, избежали рецессии. Некоторые из стран-«доноров» особенно сильно пострадали от кризиса, что поощряет мигрантов уезжать или оставаться за границей. Даже в плохой экономической ситуации мигранты, как правило, делают то, чего не хотят делать другие: собирают урожай или моют туалеты.

А многие мигранты переезжают по внеэкономическим причинам, чтобы воссоединиться с супругами или партнерами. Это объясняет, почему миграцию так сложно остановить, после того как она уже началась.

И все же даже исследователи, достаточно долго изучавшие движущие силы миграции, ожидали, что экономический крах окажет на нее более сильное влияние. «Удивительнее всего в очередной раз оказалась устойчивость международных миграционных потоков», — утверждают двое исследователей миграции, Стивен Каслз из Оксфордского университета и Марк Миллер из Делавэрского университета.

Хорошим примером упорства мигрантов является 58-летний Фортц Портагано, переехавший в 2006 году с Филиппин в Оман, чтобы создать небольшую экспедиторскую фирму. «Когда экономика пошла под откос, я думал о том, чтобы вернуться. Но что мне делать дома?» — рассказывает он.

Он потратил все свои сбережения на переезд за границу и потерял бы лицо, если бы с пустыми руками вернулся на свою маленькую ферму. Вместо этого он одолжил денег у родственников, работавших на Ближнем Востоке, урезал расходы и продолжал посылать домой $200 в месяц.

Когда дела пошли лучше, он взял к себе на работу одного сына и нашел работу второму. «Здесь им проще зарабатывать себе на жизнь», — считает Портагано.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera