Сюжеты

Догоним Европу – и повернемся к ней задом

Что на этот раз стоит за призывами к модернизации?

Этот материал вышел в The New York Times (04.06.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Триста лет назад, получив в свои руки вожжи огромного несмазанного рыдвана, который в те времена представляла собой Россия, Петр Романов отправился на Запад. Путешествовавший под вымышленным именем царь решил стать подмастерьем и изучить...

Триста лет назад, получив в свои руки вожжи огромного несмазанного рыдвана, который в те времена представляла собой Россия, Петр Романов отправился на Запад. Путешествовавший под вымышленным именем царь решил стать подмастерьем и изучить передовой европейский опыт кораблестроения, борьбы с пожарами, стоматологии, слесарного дела, парламентских процедур и других передовых технологий того времени.

По возвращении Петр принялся за перестройку России. Народ не желал переходить на европейский календарь, а бояре хмурились, но терпели, когда он стриг им бороды. Петр верил, что интеграция в западную цивилизацию отвечает интересам России и что неслучайно Запад «усердствует, дабы нас до света разума не допустить».

Сегодня в Москве вновь можно услышать аналогичные рассуждения. В июне президент Дмитрий Медведев посетит Кремниевую долину в Калифорнии, где будет изучать модель наукограда, аналог которого планируется построить в Подмосковье. Опубликованная в этом месяце в журнале «Русский Newsweek» докладная записка Министерства иностранных дел свидетельствует, что идея сближения с Западом ради успеха модернизации России завоевывает себе все более прочное место в умах российских политиков.

Такое развитие событий нельзя назвать неожиданным. В последние месяцы Москва признала факт казни польских офицеров в Катыни 70 лет назад, пригласила представителей армий стран НАТО принять участие в параде на Красной площади и осторожно, но поддержала план введения санкций против Ирана. Эти политические жесты укладываются в логику стремления России решить такие значимые для ее экономики вопросы, как введение безвизового режима с ЕС и вступление в ВТО.

Аргументация этих действий Москвы весьма красноречива. В упомянутой выше мидовской записке отмечается, что конечной целью всех этих внешнеполитических шагов является привлечение в Россию инвестиций, получение доступа к новым технологиям, модернизация устаревшей инфраструктуры и избавление от зависимости от экспорта природных ресурсов.

Обращает на себя внимание отсутствие в тексте каких-либо упоминаний об «окружении» со стороны НАТО и внешней угрозе, содержащихся в российской официальной военной доктрине, в том числе и в ее последнем варианте, подписанном Медведевым четыре месяца назад. Особе удивление Федора Лукьянова, главного редактора журнала «Россия в глобальной политике», вызвала формулировка одной из стратегических задач, перечисленных в записке: «формирование образа России как надежного партнера и союзника европейских стран». Лукьянов оценивает эти формулировки как революционные.

«Если России наконец удастся преодолеть комплекс неполноценности, который гложет ее со времени распада СССР, — пишет он в недавней статье, — возможно, в ее отношениях с Западом действительно начнется новый этап».

Однако скептики расценили записку как набор пустых реверансов в адрес прежде всего ЕС и Белого дома. Непонятно, действительно ли дипломатия способна обеспечить необходимую России модернизацию. Для западных инвесторов Россия представляет собой развитый потребительский рынок, но с большими проблемами с соблюдением законов и коррупцией. Даже флагманский проект Медведева, город передовых технологий в Сколкове, создается не рыночными методами, а государственной волей.

«Инновации возникают там, где имеется конкуренция, — считает, директор базирующейся в Нью-Йорке международной консалтинговой фирмы Eurasia Group Клифф Капчен. — Пока я не вижу признаков того, что в России это понимают».

Правда, Капчен допускает, что опубликованная в Newsweek записка может отражать действительно новый взгляд.

В любом случае не следует путать стремление заполучить новые технологии с планами подлинного долгосрочного сближения. Славянофилы по сей день клянут Петра Великого за принесенные в Россию западные порядки, но места тех иностранных специалистов, которые хлынули в Россию по его приглашению, при первой возможности занимали обученные ими русские. Историки утверждают, что Петр до конца дней относился к Европе с недоверием.

Своему доверенному министру царь сказал буквально следующее: «Европа нам нужна на несколько десятков лет, а потом мы к ней повернемся задом».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera