Сюжеты

Секс, наркотики и мексиканцы

Иммигранты — новый повод для ссор отцов и детей

Этот материал вышел в The New York Times (04.06.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Мэган Патрик, первокурсница Нью-Колледж во Флориде, говорит, что обсуждать вопросы иммиграции со старшими родственниками — все равно что «биться головой о кирпичную стену». Кэтлин МакКарти, студентка последнего курса Аризонского...

Мэган Патрик, первокурсница Нью-Колледж во Флориде, говорит, что обсуждать вопросы иммиграции со старшими родственниками — все равно что «биться головой о кирпичную стену».

Кэтлин МакКарти, студентка последнего курса Аризонского университета, подтверждает:  иммиграция — это одна из немногих опасных тем, приводящих к спорам между ее либерально настроенной матерью и бабушкой.

«Многим пожилым американцам кажутся угрожающими перемены, которые несет иммиграция, — говорит МакКарти. — Молодые люди в наши дни воспитаны в более толерантном ключе».

Забудьте о сексе, наркотиках и рок-н-ролле: конфликт отцов и детей теперь крутится вокруг иммиграции.

После того как в штате Аризона был принят закон, который позволяет полиции задерживать людей, подозреваемых в незаконном проникновении на территорию США, большинство американских молодых людей резко выступили против него. Именно молодежь возглавила недавние акции протеста у офиса сенатора Джона МакКейна в Тусоне и во время бейсбольного матча между командами «Флорида Марлинс» и «Аризона Даймандбэкс».

Вместе с тем послевоенное поколение, молодость которого прошла под девизом «Живи и давай жить другим», присоединились к пожилым американцам и поддерживает принятый в Аризоне закон.

Недавний совместный опрос The New York Times и CBS News показал, что американцы старше 45 лет чаще молодых говорят, что аризонский закон «более-менее правильный» (а не «зашел слишком далеко»). Послевоенное поколение также чаще, чем молодежь, говорит, что в страну не стоит пускать «приезжих», хотя молодые люди предпочитают ответ «принимать всех».

Эти мнения частично связаны с жизненным опытом. С демографической точки зрения американцы разных поколений выросли в очень разных мирах. Те, кто родился после эпохи борьбы за гражданские права, жили в стране с высоким уровнем легальной и нелегальной иммиграции. В их кварталах и школах присутствие иммигрантов было так же очевидно, как в наше время наличие кофейни Starbucks на ближайшем углу.

Послевоенное поколение и пожилые американцы, напротив, жили в один из самых единообразных периодов в истории страны.

Как показывают данные переписи населения, уровень иммиграции в период после Великой депрессии и до 60-х годов резко упал и в 1970 году достиг самого низкого за всю историю уровня. В период с 1860 по 1920 год 13—15% населения были уроженцами других стран. Схожая ситуация наблюдается сейчас — в современных США иммигранты составляют около 12,5% населения.

Но в 1970 году за границей родились всего лишь 4,7% американцев. Большинство из них были пожилыми европейцами, и те, кто родился в период с 1946 по 1964 год, чаще всего их просто не замечали.

Послевоенное поколение и их родители также провели ранние годы вне городов, где, как правило, собирались новые иммигранты, в отличие от нынешней молодежи, которая чаще встречается с иммигрантами, будь то в университете или после переезда в городские районы.

«Им сложно сойтись во мнениях о том, что происходит в обществе, — говорит специалист по демографии Брукингского института Уильям Фрэй. — Те, кто старше, выросли в пригородах, где белых было намного больше, или сегрегированных районах. Молодежь же привыкла к межрасовой культуре».

«В краткосрочной перспективе с политической точки зрения разница поколений способствует расколу, — говорит бывший глава независимой организации Pew Hispanic Center Роберто Суро. — В долгосрочной перспективе встает вопрос того, согласятся ли более старшие граждане платить за образование детей иммигрантов».

У 62-летней иммигрантки с Кубы Мэгги Аспиллага, живущей в Майами, есть конкретные опасения: вероятность роста преступности за счет нелегальных иммигрантов и дополнительные затраты на здравоохранение и другие услуги. «Иммигранты потребляют наши ресурсы», — говорит она.

Но молодые люди в интервью приводят преимущества иммиграции. 17-летняя Андреа Бонвеккио, дочь натурализованного гражданина Венесуэлы, говорит, что учеба в школе, которая «процентов на 98 состояла из латиноамериканцев», помогла ей найти друзей, слушавших латинскую музыку и любивших те же фильмы, что и она.

18-летняя Николь Веспиа из Сельдена, штат Нью-Йорк, утверждает, что старшее поколение, опасающееся, что иммигранты занимают рабочие места, предает американскую идею: капиталистическую меритократию.

«Если кто-то работает лучше, чем я, он заслуживает эту работу, — говорит Веспиа. — Я работаю на складе, и лучшие работники там почти не говорят по-английски. Мне нравится, что я могу узнать их получше».

Поколение ее родителей, говорит она, должно просто перестроиться.

«Мой отчим говорит: «Почему я должен нажать «1», чтобы говорить по-английски?» По-моему, это смешно, — рассказывает Веспиа о часто встречающемся при звонке в службу поддержки указании. — Это не так уж и сложно. Чего тут жаловаться? Можно просто нажать кнопку».

В статье использован репортаж Меган Тэ-Бреннан из Нью-Йорка

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera