Сюжеты

Время защищать камни

В Кадашах идет битва идеологий: новодел против сохранения исторического наследия

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 62 от 11 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

9 июня истек 48-часовой мораторий на ведение строительных работ в Кадашевской слободе — уникальном памятнике столичной истории и архитектуры. Борьба за ее сохранность продолжается уже семь лет. В ночь с 6 на 7 июня застройщик в очередной...

9 июня истек 48-часовой мораторий на ведение строительных работ в Кадашевской слободе — уникальном памятнике столичной истории и архитектуры. Борьба за ее сохранность продолжается уже семь лет. В ночь с 6 на 7 июня застройщик в очередной раз попытался приступить к сносу исторических зданий, но впервые — с привлечением чоповцев. История вышла настолько резонансной, что откликнулась даже прокуратура. Помогло: несмотря на истечение моратория, до окончания прокурорской проверки все работы на территории Кадашей будут прекращены.

Однако во вторник столичный градоначальник Юрий Лужков заявил, что строительство комплекса законно и обязательно будет завершено. Этому сложно не поверить: уж слишком это выгодно как для столичных властей, так и для инвесторов — возводить новоделы на месте снесенных памятников.

«Была у знакомого в Италии. Посреди его участка увидела какие-то камни, судя по всему, просто остатки фундамента, аккуратно затянутые строительной сеткой, — с увлечением рассказывает член социально-культурного фонда «Созидание» Ирина Дружинина. — Спрашиваю: это что? Оказывается, памятник. Он весь отфотографирован, за его состоянием постоянно наблюдают. И не дай бог один камушек сдвинется — все, мой друг банкрот. Такие штрафы мало кто сможет потянуть. А у нас что?..»

7 июня. Вместе с Ириной и другими активистами мы сидим в одном из домиков на территории прихода храма Воскресения Христова в Кадашах. Лица усталые — защитники Кадашевской слободы уже больше суток на ногах. На «стройплощадку» так никого и не пустили, но на Большой Ордынке дежурит строительная техника. Только что мы узнали о «48 часах перемирия» — наконец-то есть время обсудить план дальнейших действий. Но все отлично понимают: несмотря на достигнутую договоренность, нет никакой гарантии, что снос не начнут через час, через день или после истечения отведенных двух суток.

— Надо заставить прокуратуру наконец взяться за это дело!

— Сколько раз уже обращались, не помогло…

— Так давайте соберем подписи ветеранов, инвалидов из прихожан храма. Им-то никак не смогут отказать…

— Главное, дежурство не прерывать, вдруг что…

Тем не менее меня не оставляло ощущение, что все методы уже исчерпаны. Что 48 часов — не более чем пауза, необходимая для того, чтобы успокоить общественность. Что вряд ли помогут митинги, обращения депутатов или проверки. И дело даже не в том, что проект выгоден. И правительству, и инвестору уже просто некуда деться. Заявление Лужкова лишь подтвердило опасения.

А заявил мэр следующее: Москва не должна попасть в разряд городов, в которых основное место занимают развалины. Памятником является лишь церковь, а разрушенные здания в Кадашах были признаны не представляющими исторической ценности. И вообще, защитники Кадашей «ведут себя неприлично: они взяли тот, первоначальный проект, возбудили — им нужен обязательно протест <…>, то есть они воюют против уже отмененного решения». А инвестор вообще реализует проект «из патриотических соображений и желания сделать что-то хорошее для города», потому что для него проект нерентабелен.

Так вот, мэр либо не знает, либо лукавит: защитники воюют с новым проектом. Потому что, во-первых, он до сих пор не согласован и не утвержден (по сути, есть вообще только предварительный эскиз), а во-вторых, потому что документация, которая позволила застройщику завозить технику и пытаться начать работы… выдана именно на старый проект.

Что же это за документы? Разрешение на снос, выданное Москомнаследием почти год назад, 18.06.2009, еще до того как «Пять столиц» отправили на переработку. В списке объектов под снос там указаны 15 строений. Другая «бумага» — ордер ОАТИ (Объединения административно-технических инспекций Москвы) на проведение работ и обустройство строительной площадки, выданный на основании разрешения от Москомнаследия. Ордер разрешает снести 4 строения, правда, в нем не указано, какие именно.

И разрешение, и ордер — действующие. А главное, не было не только отменено, но даже не приостановлено действие постановления №889, принятого еще в 2003 году (см. «Кадашевские хроники»), в силу которого стала возможна разработка каких-либо проектов для данной территории. Для отмены ППМ нужна веская причина. Основанием в данном случае могли бы стать утвержденная охранная зона и территория памятника храм Воскресения Христова в Кадашах. Ни охранную зону, ни территорию памятнику не утверждают с 2006 года.

18 июня 2010 года истекает срок действия выданного год назад разрешения от Москомнаследия. Это, вероятно, и есть тот фактор, который заставил инвестора и московские власти форсировать события.

Почему сносить памятники в столице выгодно для московских чиновников? Потому что, во-первых, бюджет города освобождается от тяжкого бремени реконструкции и поддержания памятника; во-вторых, часть новопостроенных площадей переходит в собственность города; в-третьих, потому что огромное количество согласований, которое надо получить на новое строительство, создает почву для огромных откатов.

Для того чтобы построить что-то в центре Москвы, застройщику нужно получить более сотни подписей чиновников разного уровня. По слухам, стоимость некоторых достигает полумиллиона долларов — это уже не взятка «на карманные расходы», а полноценная статья дохода.

Сопоставим только две цифры: по первому проекту стоимость 20% площадей, которые должны отойти городу, составляла 350 тыс долларов, по новому — только 107 тыс долларов. Можно предположить, что для инвестора второй проект в три раза менее выгоден, и не факт, что удастся отбить «затраты на согласование». Единственный путь — перепродать уже полностью подготовленный к строительству участок. Или построить что-то, что не соответствует новому проекту. В любом случае, сносить нужно срочно.

Ждем кульминации.

Справка «Новой»

История Кадашей, несмотря на громкий резонанс, — лишь одна из многих в ряду десятков случаев уничтожения памятников исторического наследия в центре столицы. К этому располагает и столичное, и федеральное законодательство.

Территории большей части строений, признанных памятниками культурного наследия, до сих пор нет утверждены. И не потому, что их границы сложно выявить — исторических материалов почти по всем старым московским зданиям предостаточно. Установить территорию — значит дать возможность установить вокруг памятника охранную зону. А и территория, и охранная зона — это значительные строительные ограничения.

В соответствии с федеральным законом в таких зонах действует режим, запрещающий строительство, за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия. А вот четкого определения регенерации в законе, к сожалению, нет. Теоретически это позволяет оформить любое строительство в центре как регенерацию. Что и делается.

Кроме того, в Москве действует постановление правительства №1015 от 26.12.1995, которое позволяет сносить здания исторически сложившихся районов Москвы, если они не находятся на особо ценных землях, на основе решения рабочей группы по рассмотрению вопросов сохранения зданий в исторически сложившихся районах г. Москвы. Это означает, что снести находящуюся в центре типовую пятиэтажку и, например, палаты Оленевых (находятся в непосредственной близости от храма Воскресения Христова в Кадашах) можно на одном и том же основании.

Кадашевские хроники

22 октября 2002 года. Правительство Москвы выпустило постановление №889, предписывающее реформировать производства, принадлежащие компаниям ООО «Торгпродуктсервис» и ООО «Фирма «Стойк», и возвести на месте строений, им принадлежащих, офисно-жилой комплекс площадью 36 000 кв. метров. В соответствии с данным постановлением 80% жилых площадей должно было отойти застройщику, которым был назначен «Торгпродуктсервис», остальные 20% — столице. Альтернатива — компенсация в бюджет города в размере $350 000.

Есть все основания полагать, что «Торгпродуктсервис», зарегистрированный в 1999 году, создавался специально под будущее строительство. Один из учредителей, он же руководитель — Александр Иванович Махерин, в 2003 году после многократной смены учредителей, возглавил «Стойк». Другой учредитель — компания «Реалтэкс девелопмент», сейчас является одним из инвесторов строительства офисно-жилого комплекса. В итоге в собственности «Торгпродуктсервис» оказались почти все здания, находящиеся в квартале между 1-м, 2-м и 3-м Кадашевскими переулками и Большой Ордынкой, а земля под ними — в долгосрочной аренде.

2004 год. Застройщик обнародовал проект будущей застройки. Комплекс «Пять столиц» представлял из себя пять крупных корпусов в 4-6 этажей из стекла и бетона, которые с трех сторон окружали храмовый комплекс. Для этого необходимо снести уникальный не только для Замоскворечья, но и для столицы в целом, характерный «старомосковский» квартал, чудом сохранившийся. Архитекторы и историки уже не первый год говорят: та, старая подлинная Москва — малоэтажная, с высотными доминантами-колокольнями, переулками, тупиками — уже давно утрачена стараниями советских и современных отечественных «специалистов» по градостроительству. Комплекс «Пять столиц» не только не вписывался в Замоскворечье с архитектурной точки зрения, но и полностью перекрывал вид на сам храм. Кроме того, комплекс подразумевал строительство огромного подземного гаража площадью 15 000 кв. метров. А вот это, безусловно, оказалось бы фатальным для самой церкви — ее фундамент настолько слаб, что «поплыл» бы от рытья рядом и менее глубокого котлована.

2005—2006 годы. Комиссия по вопросам сохранения зданий в исторически сложившихся районах Москвы решила, что здания вокруг храмового комплекса без ущерба для исторического облика столицы можно снести. Научно-методический и экспертно-консультационный советы Москомнаследия проект согласовали.

8 октября 2009 года. Строители начали снос так называемого «дома дьякона» (Кадашевский тупик, 3) — здания 1813 года постройки. Несколько лет назад «Торгпродуктсервис» уже уничтожил часть дома — тогда практически одновременно со строительными работами он был выведен из списка вновь выявленных объектов культурного наследия. По кадастровой справке 2007 года здание и вовсе числится снесенным. Завершить варварский снос строителям не удалось — усилиями журналистов, писателей и общественных деятелей работы удалось приостановить — сильнейший общественный резонанс заставил вмешаться Москомнаследие, которое приостановило действие выданных ранее согласований. Правительство Москвы отправило проект «Пять столиц» на доработку.

21 апреля 2010 года. Анонсируется новый проект застройки слободы. От массивных 4-6-этажных объемов было решено отказаться в пользу восьми домов в 2-3 этажа. Площадь построек уменьшится до 11 тыс кв. метров, а подземный гараж — до 3,5. Проект одобрило московское правительство, но согласований еще не выдало.

19 мая 2010 года. В Кадашевские переулки завезли строительную технику. 7 июня, силами чоповцев выставив со стройплощадки активистов, строители начали долбить отбойными молотками третий этаж одного из зданий.

Комментарии

Александр Можаев, краевед, архитектор-реставратор:

— Среда в Кадашах – совершенно уникальна, она сохранила масштаб и градостроительную структуру 18-19 вв. В Москве таких мест уже почти не осталось. Хотя еще несколько лет назад, до появления инвесторов, ценность ее оценивалась гораздо выше.

Проекту «Пять столиц» здания исторической застройки действительно мешали и не было бы никакой возможности их сохранить. Но если верить тому макету, который показывали в связи с переработанным проектом… Многие здания там даже по объему совпадают с ныне стоящими и в таком случае совершенно непонятно, зачем их уничтожать, ведь можно сохранить хотя бы фасады, а все остальное выстроить так, как того требуют нужды инвесторов. Такой метод используется повсеместно в  Европе, распространен он и в Москве. Кроме того, понижение этажности с шести до трех этажей никак не решает проблему сохранения исторической среды – облик слободы будет нарушен и многие прекрасные виды на храм будут перекрыты. В итоге мы получим тот случай, когда живой архитектурный памятник превращается в мертвый объект за стеклом музейной витрины – потерянный для города, выключенный из его родного окружения. Кроме того, те дома, что я увидел на макете – это дешевый коттеджный стиль, не более.

Никто не говорит, что в Кадашах нельзя строить. Можно – но работы нужно начинать не с бульдозеров, а с рассмотрения возможности сохранения зданий. Они – элементы исторической среды, которая не менее ценна, чем непосредственно памятники. Случай со слободой отлично отражает один из серьезнейших изъянов нашей охранной системы, которая нацелена на буквальное сохранение памятников, а не города с его средой и собственным лицом.

Сергей Удальцов, координатор движения «Московский совет» и «Левый фронт»:

— В среду прокуратура приостановила действие ордера на ведение строительных работ в Кадашах. Технику, большую часть которой на территорию квартала так и не пропустили, увезли еще вчера. Тем не менее, в Кадашах будет продолжаться круглосуточное дежурство. Сейчас при поддержке депутатов и членов Общественной палаты мы будем добиваться создания специальной рабочей группы по проблемам Кадашей, куда бы вошли помимо общественных деятелей представители Москомархитектуры, Москомнаследия и самого застройщика, чтобы обсудить новый проект застройки, чтобы максимально учесть интересы всех сторон конфликта. Если власти конструктивно поведут с нами диалог, никаких протестных акций не будет. А вот если закон опять будет нарушен, компания по защите Кадашей обязательно возобновится.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera