Сюжеты

Рабы приборов

Этот материал вышел в The New York Times (11.06.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Несколько лет назад житель Сан-Франциско Корд Кэмпбелл получил по электронной почте, может быть, самое важное в его жизни письмо. Но умудрился не обратить на него внимание. Прошло целых двенадцать дней, пока Корд, лениво просматривая...

Несколько лет назад житель Сан-Франциско Корд Кэмпбелл получил по электронной почте, может быть, самое важное в его жизни письмо. Но умудрился не обратить на него внимание.

Прошло целых двенадцать дней, пока Корд, лениво просматривая старые письма, вдруг увидел, что ему пришло предложение от крупной компании, желавшей купить его стартап-бизнес.

«Я просто подскочил, долго не мог прийти в себя, все повторял: «О господи! О господи!» — рассказывает Кэмпбелл. — На такое письмо трудно не обратить внимание, но я едва не пропустил его!»

Письмо затерялось в общем потоке электронной информации, постоянно отражающейся на двух компьютерных мониторах, стоящих на столе Кэмпбелла, среди приходящих по электронной почте писем, мгновенных сообщений, чатов, открытых окон браузеров и компьютерного кода, над которым он в те дни работал.

Кэмпбелл все же смог извиниться перед автором письма и не упустить сделку, принесшую ему $1,3 млн, но проблема переизбытка информации стоит перед ним по сей день. Когда он выключает компьютер, то испытывает острую нехватку стимуляции, которую дают ему электронные устройства.

Мозг не может жить без компьютера

Он нередко забывает о том, что договорился с кем-то встретиться, ему бывает трудно сосредоточиться на семейных делах.

Жена Корда Бренда жалуется, что ее муж постоянно где-то витает и не способен сосредоточиться.

Ученые говорят, что лавина электронных посланий, телефонных звонков и другой информации влияет на поведение и способ мышления человека, уменьшая способность сосредотачиваться на чем-то одном, важном.

Поток поступающих сообщений постоянно активирует у человека врожденный рефлекс, заставляющий реагировать на сиюминутные раздражители. Эта стимуляция вызывает возбуждение (выброс в кровь допамина), и ученые считают, что это может привести к привыканию, так что в отсутствие стимуляции человек начинает испытывать скуку.

Возникающая в результате рассеянность может иметь самые нежелательные последствия — например, водитель, который отвлекается на телефон, подвергает опасности себя и других. Для миллионов людей, так же как Кэмпбелл, страдающих от постоянной потребности в информационной стимуляции, она оборачивается снижением творческой продуктивности и поверхностностью мышления, мешает в работе и портит семейную жизнь.

Многие утверждают, что делая несколько вещей одновременно, они работают более продуктивно, но эксперименты это опровергают. На самом деле тот, кто привык постоянно быть занятым несколькими вещами одновременно, с трудом сосредоточивается на важных задачах и отсеивает ненужную информацию, а также чаще испытывает стресс.

Более того, эксперименты показывают, что мышление таких людей остается неконцентрированным еще какое-то время после отключения лишних источников информации. Иными словами, налицо связанный с компьютером синдром абстиненции.

«Новые технологии влияют на способы передачи и обработки информации мозгом», — рассказывает директор Национального института изучения наркозависимости и один из ведущих мировых специалистов в области изучения человеческого мозга Нора Волков. Она и другие исследователи уподобляют зависимость от цифровой стимуляции скорее не зависимости от алкоголя или наркотиков, но потребности в пище и сексе. Человек не может нормально существовать без них, но злоупотребление ими приводит к нежелательным последствиям.

Ученые признают, что влияние современных технологий на мозг может быть не только негативным. Так, на томограмме работающего мозга можно видеть, что мозг постоянно пользующегося Интернетом пациента лучше справляется с задачей поиска информации. Известно также, что некоторые видеоигры обостряют зрение.

В целом появление мобильных телефонов и компьютеров изменило нашу жизнь. Теперь многие могут позволить себе работать не в офисе, а там, где им удобно. Новые технологии сокращают расстояния и облегчают нам выполнение множества рутинных повседневных дел, высвобождая время для более интересных занятий.

Так или иначе, потребление информации, поступающей к нам посредством компьютеров и телевизоров, растет лавинообразно. В 2008 году средний житель США переваривал ежедневно в три раза больше информации, чем в 1960-м. Люди привыкают непрерывно переключать внимание с одной задачи на другую. Согласно данным одного из исследований, средний пользователь компьютера открывает на рабочем столе монитора новое окно, проверяет почту или запускает новую программу 37 раз за час.

Постоянное функционирование в интерактивном режиме стало, возможно, самым серьезным изменением в образе жизни человека за всю историю, полагает сотрудник Калифорнийского университета в Сан-Франциско, нейробиолог Адам Газзали. «Наш мозг постоянно работает в режимах, для которых он не предназначен, — считает ученый. — Разумеется, это не обходится без последствий».

В жизнь Корда Кэмпбелла, которому сейчас 43 года, компьютер вошел, когда он был еще подростком, и он пользуется им больше, чем средний американец. Но ученые называют привычки Кэмпбелла и проблемы, которые они создают ему и его близким, типичными. Если сложившаяся тенденция продолжится, то все большее число людей будет сталкиваться с теми же трудностями. Если в том, что испытывает Кэмпбелл, и есть что-то пока еще необычное, то это лишь степень его зависимости и то, с каким трудом он ее преодолевает.

Недавно семья Кэмпбеллов переехала из Оклахомы в Калифорнию, где Корд основал новую компанию, производящую программное обеспечение. Теперь компьютеры занимают в его жизни центральное место.

Корд засыпает с ноутбуком или iPhone на груди, проснувшись, немедленно входит в Интернет. Затем он и его жена отправляются на уютную кухню их четырехкомнатного загородного дома, который они снимают в Оринде, зажиточном пригороде Сан-Франциско. Жена готовит завтрак и параллельно просматривает новости на установленном на кухне компьютерном мониторе, а Корд тем временем читает свою почту.

Между супругами неоднократно возникали ссоры, связанные с тем, что в моменты эмоциональных переживаний Корд нередко включает видеоигру и отгораживается от жены. Во время отпуска ему также тяжело отвлечься от своих многочисленных устройств. Он точно знает, что поезд сан-францисского метро идет по тоннелю до выхода на поверхность 221 секунду, поскольку ровно столько времени ему приходится провести без Интернета.

16-летний сын Кэмпбеллов, Коннор, высокий и вежливый, как и его отец, недавно получил первую в своей жизни тройку, и родители винят в этом постоянно отвлекающие его внимание электронные устройства. Их 8-летняя дочь Лили вслед за матерью шутя корит отца за то, что технологии для него дороже семьи.

«Я мечтаю, что он однажды отключит все свои устройства и полностью будет с нами, — говорит Бренда Кэмпбелл. — Муж постепенно становится похож на наркомана, который не может жить без дозы». Тем не менее она не отваживается настаивать на том, чтобы он изменил свои привычки.

«Ему так нравится. Технологии у него в крови, — говорит она. — Если бы я ненавидела технологии, то вместе с ними пришлось бы ненавидеть и его, и сына».

Всегда на связи

Если считать час, проведенный за компьютером при включенном одновременно телевизоре, за два часа потребления информации, то в среднем каждый американец, находясь у себя дома, потребляет информацию 12 часов в сутки. В 1960 году этот показатель составлял 5 часов. Такие данные приводятся в исследовании, проведенном специалистами Калифорнийского университета в Сан-Диего. По данным компании RescueTime, в день каждый пользователь компьютера посещает в среднем 40 интернет-сайтов.

Параллельно с развитием компьютерных технологий развивается и наука о мозге. 15 лет назад ученые полагали, что во взрослом возрасте мозг человека уже не развивается. Теперь стало понятно, что нейронные сети продолжают развиваться и после переходного возраста под влиянием получения новых навыков.

Вскоре после того как в 2004 году Эйяль Офир поступил в Стэнфордский университет, он заинтересовался влиянием, которое оказывает постоянное выполнение нескольких задач одновременно на способность обрабатывать в каждый отдельный момент времени только один поток информации.

Исследования полувековой давности показали, что мозг едва-едва справляется с параллельной обработкой информации из двух источников и не может одновременно принять два не связанных между собой решения. Но студент-исследователь Эйяль Офир предположил, что работа в режиме многозадачности может приводить к возникновению в мозге соответствующих новых связей.

Интерес ученого к этой проблеме был отчасти личным: он семь лет прослужил в израильской разведке, после того как был отчислен из авиации именно из-за неспособности выполнять параллельные задачи. Возможно ли натренировать на это свой мозг?

Как и другие ученые, исследующие влияние технологий на мозг, Эйяль Офир был поражен тем, что ему открылось.

Мифы о многозадачности

Эксперимент, разработанный Эйялем Офиром и его коллегами, заключался в том, что каждому испытуемому в течение короткого времени демонстрировали на мониторе компьютера изображение многоугольника красного цвета. Затем ему показывали второе похожее изображение и спрашивали, изменилось ли положение многоугольника на экране. Затем в эту несложную задачу вносилось небольшое дополнительное условие: помимо красных многоугольников испытуемым показывали также синие многоугольники, на которые они не должны были обращать внимания.

Испытуемых разделили на две группы, в соответствии с их ответами на специальный вопросник, касавшийся их привычек в обращении с компьютерами и другими устройствами: на «многозадачников» и «однозадачников».

«Многозадачники» значительно хуже «однозадачников» могли определить, изменилось ли положение красного многоугольника. Другими словами, им было сложнее не обращать внимание на синий многоугольник, то есть отфильтровать ненужную информацию.

Кроме того, «многозадачникам» требовалось больше времени, чтобы переключиться с выполнения одной задачи на другую, — например, сначала отделять гласные звуки от согласных, а затем четные числа от нечетных. Результат выполнения нескольких задач «многозадачниками», привыкшими выполнять разные задания параллельно, оказывался хуже, чем у тех, кто выполнял их последовательно.

Другие эксперименты, проведенные в Стэнфорде, показали, что «многозадачники» склонны искать новую информацию, вместо того чтобы упорядочить и эффективно использовать уже имеющуюся.

Ученые считают, что полученные ими данные указывают на интересную зависимость: «многозадачники» острее реагируют на воспринимаемую информацию, чем «однозадачники».

Кроме того, данные экспериментов вновь привлекли внимание к извечному конфликту в функционировании мозга, обостряющемуся под влиянием современных технологий. Одна часть нашего мозга выполняет функции диспетчера, помогая концентрировать внимание и устанавливать приоритеты. Более примитивные участки мозга (например, те, которые отвечают за зрение и слух) при стимуляции начинают заваливать диспетчера сигналами о том, что полученная ими информация требует внимания.

Ученые полагают, что такое подвергающее мозг повышенной нагрузке давление с эволюционной точки зрения объяснимо: активность более примитивных участков мозга привлекала внимание человека к грозившей ему опасности, например, к тому, что поблизости появился лев, и отвлекала его от выполнения уступающих по важности задач, например, от строительства хижины. А в наше время звуковой сигнал, извещающий о поступлении в почтовый ящик нового электронного письма, способен отвлечь человека от работы над деловыми бумагами или от игры с ребенком.

«Важное новое событие всегда переключает на себя все внимание, так было на протяжении всей истории эволюции, — рассказывает профессор психологии Стэнфордского университета Клиффорд Нэсс. — Но сейчас мы имеем дело с постоянно растущей популяцией людей, на которых даже слабый намек на то, что происходит что-то мало-мальски интересное, действует, как валерьянка на кошку. Они физически не могут не реагировать. Тот, кто страдает такой же зависимостью, как Корд Кэмпбелл, не может отключить потребность в восприятии информации одновременно из нескольких источников и тогда, когда занимается каким-то одним делом».

Один из участников стэнфордской исследовательской группы, нейробиолог Мелина Анкэфер, говорит, что у нее, как и у других исследователей, нет уверенности, что необходимость в потреблении информации из нескольких источников одновременно не является просто следствием изначальной неспособности данного индивида к длительной концентрации внимания. «Но, — добавляет Мелина Анкэфер, — поступает все больше данных, что информационные перегрузки ослабляют способность к сосредоточению».

Исследователи из другого отделения Калифорнийского университета, в городе Ирвин, установили, что человек, сосредоточенно работающий над какой-то задачей, испытывает гораздо больший стресс, если то и дело прерывается на просмотр почты, чем если работает, не отвлекаясь.

Эксперимент, проведенный учеными из нью-йоркского Рочестерского университета, показал, что те, кто увлекается быстрыми видеоиграми, лучше могут отследить перемещения по монитору дополнительного третьего объекта, чем те, кто играми не увлекается. По мнению ученых, увлечение компьютерными играми помогает развить реакцию и способность выделять важное.

«В определенном смысле можно сказать, что игры обладают очень сильным реабилитационным и обучающим эффектом, — говорит ведущий исследователь Дафни Бейвилир, работающая вместе со своими коллегам над поиском способов применения этих данных, — например, для повышения квалификации водителей».

Среди ученых не прекращаются споры о том, положительное или отрицательное влияние оказывает развитие технологий на поведение и мозговые функции, и насколько это влияние велико.

«Главное, что наш мозг устроен так, что может изменяться, — считает профессор нейробилогии Университета Джонса Хопкинса Стивен Йентис. — То, что какие-то изменения происходят постоянно, непреложный факт». Однако он считает, что пока рано судить, есть ли качественные отличия между изменениями, которые происходят под влиянием новейших технологий, и теми, которые существовали и раньше.

Эйяль Офир не любит оценивать когнитивные изменения с точки зрения их полезности или вредности, но его беспокоит влияние, оказываемое новыми факторами на креативную и аналитическую способности.

В данном случае он беспокоится не только о других: вскоре после его поступления в Стэнфорд один из профессоров поблагодарил его за то, что он, единственный из всей аудитории, не отвлекается во время лекций на компьютер или телефон. Но с недавних пор Эйяль тоже обзавелся iPhone и сразу заметил некоторые изменения: его тянет взять в руки телефон даже тогда, когда он играет со своей дочкой.

«Техника меняет и меня, — признается он. — У меня внутри словно раздается сигнал: проверь почту! Приходится делать над собой усилие, чтобы не поддаться на этот позыв».

Клиффорд Нэсс считает, что самая большая опасность новейших технологий заключается в снижении способности к сочувствию и сопереживанию, поскольку люди оказываются отгороженными друг от друга даже тогда, когда находятся в одном помещении.

«Мы становимся людьми, обращая внимание на других, показывая другому, что он нам небезразличен», — говорит Клиффорд Нэсс.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera