Сюжеты

Афганский боевик на страже Америки

Безопасность солдат США обеспечивает полевой командир

Этот материал вышел в The New York Times (11.06.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как вы думаете, кто является самым влиятельным человеком в засушливом районе Орузган на юге Афганистана? Нет, это не губернатор провинции, не начальник полиции и даже не командующий дислоцированными в провинции частями афганской армии....

Как вы думаете, кто является самым влиятельным человеком в засушливом районе Орузган на юге Афганистана? Нет, это не губернатор провинции, не начальник полиции и даже не командующий дислоцированными в провинции частями афганской армии.

Самого влиятельного человека в провинции зовут Матиулла Хан. Подконтрольные ему вооруженные формирования получают миллионы долларов за охрану и сопровождение натовских конвоев и сражаются с повстанцами-талибами плечом к плечу с американцами.

Чуть больше чем за два года неграмотный Матиулла, в прошлом дорожный полицейский, набрал в провинции Орузган больший вес, чем органы государственной власти, и не только стал играть основную роль в обеспечении безопасности, но и фактически присвоил себе функции назначения чиновников и распределения государственных дотаций. Его боевики участвуют в совместных операциях с американскими военными, а все попытки кабульских чиновников уменьшить его влияние проваливаются.

«Прежде провинция Орузган была самым сложным районом Афганистана, а сейчас превратилась в самый спокойный, — говорит Матиулла, сидя в своем лагере, куда каждый день стекаются ищущие его покровительства и помощи. — В правительстве были одни трусы и воры».

Матиулла — один из нескольких полупризнанных фактических региональных властителей, расплодившихся в Афганистане в последнее время, по мере того как американское и натовское командование пытается усилить роль регулярной афганской армии в борьбе с «Талибаном» и иногда бывает вынуждено находить им замену.

В некоторых случаях полевым командирам действительно удается навести порядок, но это достигается ценой подрыва авторитета полиции и местного самоуправления — именно тех институтов, которые американцы стремятся выстроить в Афганистане. До сих пор предполагалось, что когда-нибудь эти структуры окрепнут достаточно, чтобы взять на себя обеспечение безопасности и позволить иностранным военным разъехаться по домам.

Что касается американцев, перед которыми стоит задача в обозначенный президентом Бараком Обамой срок укрепить безопасность в Афганистане, то им появление таких самозваных правителей представляется меньшим из зол, несмотря на их репутацию. Матиуллу, например, подозревают в том, что он ведет дела и с наркобаронами, и с талибами, но американское командование, похоже, закрывает на это глаза.

«Государственные институты пока еще не готовы к тому, чтобы взять на себя обеспечение безопасности, — говорит генерал-майор Ник Картер, командующий войсками НАТО в Южном Афганистане. — Однако ситуация грозит соскальзыванием в хаос, и что-то необходимо предпринимать».

Многие афганцы считают, что Америка и ее партнеры по НАТО делают роковую ошибку, поддерживая полевых командиров наподобие Матиуллы. Эти афганцы опасаются, что когда американцы уйдут, они оставят после себя слишком слабое центральное правительство, неспособное выполнять свои функции, и местных князьков, не опирающихся на поддержку населения.

«Неграмотный Матиулла ловко использует правительство в своих личных интересах, — говорит Мохаммед Эсса, шейх Тирин-Кота, столицы провинции Орузган. — После ухода американцев он долго не продержится. И что будет с нами тогда?»

Отряды Матиуллы представляют из себя своеобразный гибрид процветающего частного бизнеса и субсидируемого правительством ополчения.

Основной доход ему приносит охрана шоссе, связывающего Кандагар с Тирин-Котом. Один раз в неделю Матиулла объявляет, что сегодня вся дорога длиной в 160 км, проходящая через кишащие повстанцами районы, контролируется его бойцами.

Матиулла гарантирует безопасность конвоям НАТО, и его услуги щедро оплачиваются. По словам его помощников, его фирма получает $1200 за каждый благополучно добравшийся до цели грузовик с прицепом и $800 за каждый грузовик без прицепа. В месяц Матиулла, по свидетельству одного из его ближайших помощников, зарабатывает около $2,5 млн — это совершенно астрономическая сумма для такой нищей страны, как Афганистан.

Командование американского контингента полагается на ополчение Матиуллы во всем, что касается сбора разведывательной информации и собственно противостояния боевикам «Талибана». Штаб Матиуллы находится в 90 метрах от штаба американского командования в Тирин-Коте. Американский офицер рассказал нам, что его подразделение поддерживает тесные отношения с Матиуллой: «Матиулла — это лучшее, на что мы можем здесь опереться».

На шоссе, соединяющем Кандагар и Тирин-Кот, постоянно можно встретить бойцов Матиуллы в форме афганских полицейских и за рулем полицейских грузовиков. На ветровых стеклах их машин укреплены фотографии Матиуллы.

«Население провинции Орузган любит Матиуллу, какие тут могут быть сомнения?!» — говори Фарид Айел, один из бойцов его ополчения, несущий службу на дороге.

Однако не все так идеально. Несмотря на тесные связи с американским контингентом, Матиулла, как подозревают многие, занимается трафиком наркотиков и ведет двойную игру с «Талибаном». Однако американский офицер, первоначально подтвердивший эти слухи, позднее сообщил, что отныне Матиулла пользуется полным доверием.

Во время недавней встречи, состоявшейся на территории лагеря американских сил, к Матиулле приблизился нищий афганский старик. Матиулла вытащил из кармана пачку денег и протянул ему.

«Да здравствует Матиулла! Ты лучше всех!» — вскричал старик.

В подготовке материала участвовал Абдул Вахид Вафа

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera