Сюжеты

Черной молнии подобный

Повлияют ли катаклизмы на рейтинг Обамы?

Этот материал вышел в The New York Times (11.06.2010)
ЧитатьЧитать номер
Общество

Политики редко обладают литературным талантом и понимают значение удачной метафоры, но о президенте Обаме этого сказать никак нельзя. Поэтому естественно было ожидать, что от его внимания не ускользнет символизм образов катастрофы в...

Политики редко обладают литературным талантом и понимают значение удачной метафоры, но о президенте Обаме этого сказать никак нельзя. Поэтому естественно было ожидать, что от его внимания не ускользнет символизм образов катастрофы в Мексиканском заливе. Стоит лишь включить телевизор, и на любом канале вы видите черную тучу, образуемую бьющим из глубоководной скважины нефтяным фонтаном. За несколько месяцев до середины президентского срока Обамы этот мощный образ заслонил в глазах избирателей такие серьезные достижения нынешней администрации, как реформа здравоохранения и увеличение финансирования системы образования

Антропогенная катастрофа в Мексиканском заливе пока еще не представляет смертельной угрозы для президента, возможности которого повлиять на эту ситуацию крайне ограничены. Однако главную опасность для успешного президентства обычно составляет не какой-то один кризис, но цепь кризисов — как тех, которые можно было предвидеть и предотвратить, так и непредсказуемых и неизбежных. Главная опасность для администрации Обамы — не сам нефтяной фонтан, который не удается обуздать, но складывающееся в восприятии общества ощущение нависших со всех сторон угроз (тут и угроза коллапса экономик зарубежных партнеров США, и угроза войны на Корейском полуострове…), которые президент не в состоянии предотвратить.

Сколько бы мы ни рассуждали об идеологии и компетентности, наше отношение к тому или иному президенту в конечном счете зависит не столько от них, сколько от ощущения, зачастую иллюзорного, что президент направляет события, а не следует за ними, что определяющим фактором нашей жизни является разумная воля, а не случайность.

Джорджа Буша во время его второго президентского срока погубили не только замедлившаяся экономика и вскрывшаяся ложь относительно иракского биологического оружия, но и ураган «Катрина», эпидемия птичьего гриппа, падение нескольких банков, нападения террористов-камикадзе и ракетные испытания в Корее. Падение популярности Буша разительно контрастировало со вторым сроком его предшественника, Билла Клинтона, который, казалось бы, сделал все, что было в его силах, для того чтобы опорочить свое президентство, и тем не менее сохранял высокие рейтинги до последнего дня в Белом доме. Стремительный рост экономики в 90-е годы, разумеется, имел к этому отношение, но все же главное заключалось в том, что в моменты кризисов Клинтон умел создать у людей ощущение, что он полностью контролирует ситуацию.

Теория политического хаоса всегда имела большое значение для американского института президентства, но именно сейчас способность управлять хаосом приобрела центральное значение для оценки деятельности администрации. Скажем, еще полвека назад никому не приходило в голову поставить в вину Дуайту Эйзенхауэру неспособность предотвратить скандал с телевизионной викториной или справиться с торнадо, обрушившимся на Миссисипи. Наверное, дело тут отчасти в том, что мы вообще утратили веру в возможности нашего правительства.

Однако на более глубоком уровне такое отношение связано, возможно, с нашим собственным ощущением утраты контроля за событиями. На протяжении примерно 40 лет, с момента начала загнивания промышленности, Америка ищет способы справиться с растущей нестабильностью экономики и такими общественными явлениями, как наркомания, некачественное образование, высокий уровень преступности и разводов. Мы со всех сторон окружены хаосом и ждем, что президент сумеет навести порядок.

Возможно, Обаме особенно сложно приспособиться к этой роли потому, что он всегда подчеркивал свою непричастность к вашингтонской элите и обещал реформировать власть, не имея при этом в виду овладения ее внутренними пружинами.

Сейчас, через 18 месяцев после принятия присяги, Обама, как кажется, по-прежнему видит себя в роли своего рода интеллектуала, критикующего власть, в то время как публика уже давно воспринимает его как олицетворение власти, которую он некогда критиковал, и предъявляет счет за все ее провалы именно ему.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera