Сюжеты

Всего по два

Этот материал вышел в № 62 от 11 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

«Кинотавр» - не только крупнейший в мире национальный киносмотр, но и самый деловой в России кинофестиваль. Конечно, фильмы - конкурсные и внеконкурсные показы, в том числе на площади перед Зимним театром – его сердцевина. Но не менее...

«Кинотавр» - не только крупнейший в мире национальный киносмотр, но и самый деловой в России кинофестиваль. Конечно, фильмы - конкурсные и внеконкурсные показы, в том числе на площади перед Зимним театром – его сердцевина. Но не менее интересными и важными оказались дискуссии и круглые столы (их градус зашкаливал), бурлил кинорынок, ежедневно шли представления новых проектов (самый дорогой и яркий среди них – «Щелкунчик» Кончаловского: пляжная площадка была превращена в каток, на котором неловко кружились юные фигуристки).

Сложная кровеносная система родной киноиндустрии именно здесь подробно сканируется, исследуется специалистами самого разного толка. От продюсеров и прокатчиков до критиков и фестивальных отборщиков. Анамнез нашему не очень-то здоровому кинематографу высказывается неутешительный. Авторское кино никак не выпрастается из пеленок. Мейнстрима не существует вообще. Редкие кинохиты грешат запредельным примитивизмом. Публика готова пожирать их в качестве тонкой прослойки к американским блокбастерам.

Но «Кинотавр» предлагает перспективу развития, формулирует прогноз на «завтра». Для этого в программе есть специальные «зоны роста»: секция «Короткий метр» и Питчинг. «Короткий метр» - взлетная полоса для профессионалов. Напомню: прошлогодний победитель Юрий Быков был немедленно замечен и приглашен Алексеем Учителем сделать в его компании полнометражный фильм. Сегодня его новая работа «Жить» - в основном конкурсе. Возможно, повезет и нынешнему победителю среди короткометражек, автору магнетической киноработы «Ракоход» («Новая» писала о нем в предыдущем номере).

На Питчинг (вольный перевод английского слова – «поймай идею, если сможешь»), презентацию и обсуждение будущих проектов собрался полный зал: продюсеры, пресса, режиссеры, дистрибьюторы. Было представлено восемь проектов, среди них зрительское кино и независимое, мейнстрим и арт. Какие же фильмы ждать нас ждут завтра? Продюсер Наталья Мокрицкая (она, по мнению жюри, и стала победителем Питчинга) превратила свое выступление в маленькое шоу, в котором рассказала о картине «Мой папа Барышников». Это история мальчика из солнцевского микрорайона, вообразившего, что он – сын великого танцора. Сгущенная атмосфера эпохи перестройки должна играть в фильме не менее значимую роль, чем сама история. На молодежную аудиторию рассчитан фильм «Копы в огне». Это комиксовая киноверсия модного в Москве спектакля – иронический взгляд на шаблоны гангстерских боевиков. Продюсер Елена Гликман ищет дополнительные средства на фильм о любви, ревности и прощении на фоне войны (фильм «Все пришли с войны»). Основные события картины развернутся в зоне партизанского движения. Интереснейший материал в основе фильма «Нападающий», который будет сниматься с использованием документальной стилистики. Это реальная история «братства трезвенников» в поселке Сямжа Вологодской области. Почти 700 выпивох уверовали в исцеление от злой пагубы святого братца Иоанна Чурикова. Вера эта помогла им не только протрезветь, но и начать успешно работать – зарабатывать. Стали в поселке восстанавливаться разрушенные зеленым змеем семьи. И вскоре по росту личного автопарка жители крошечной Сямжи обогнали многие промышленные районы края. Кому мешало протрезвление одного поселка? В этом и пытаются разобраться создатели фильма.

Специально приехавший на фестиваль Вице-президент Европейской киноакадемии известный продюсер Ник Пауэлл прочитал лекцию для тех, кто желает продвигать свой проект. Он остроумно сравнил питчинг с медицинским вскрытием: «Только это вскрытие делается до того, как пациент умер. Фактически вы должны вскрыть все внутренности своей картины. Вы еще, возможно, даже не успели дописать сценарий, а вам уже говорят – будет эта история жить или нет».

Организаторы кинотавровского Питчинга гордятся тем, что он уже зарекомендовал себя как действенный инструмент в продвижении проекта от замысла к зрителю. Именно здесь презентовали будущий фильм Алексея Попогребского «Как я провел этим летом», и успешную работу Игоря Волошина «Я», и фильм «Слон», ставший участником конкурса нынешнего «Кинотавра».

На круглых столах Андрея Плахова и Даниила Дондурея обсуждали проблемы и болезни отечественной киноиндустрии, кинопроцесс. Кто создает авторское кино и насколько успешно? И каковы критерии этого успеха? И кто его зритель? Говорили о том, что все реорганизации киноотрасли, изменения системы финансирования проводятся без серьезной экспертизы, взаимодействия с киносообществом, без экономических исследований. Но самое печальное: произошла потеря связи со зрителем во всех сегментах отечественного рынка – не только в сфере арт-хауза, но и в так называемом зрительском кино, на которое зритель не идет.

Сегодня «Кинотавр» – чуть ли не единственное место, где кинематографисты всех профессий могут серьезно обсудить общие проблемы.

Представитель влиятельнейшего в мире киножурнала Variety Лесли Фельперин считает что у нас существует только разнополюсное кино. Один экстремальный край – арт-фильмы. Например, участники конкурса. Другой – массовое кино, показывают на площади перед Зимним. Но нет фильмов посредине. А именно столбовая дорога мейнстрима – самая важная для кинематолграфа Англии и Франции. Необходимо эту энергию противостояния крайностей направить в центр. Люди хотят видеть истории об их жизни.

Кинокритик Елена Стишова считает, что у нас вообще не существует кинопроцесса в классическом понимании этого слова, все профессии разобщены, прокат оторван от кинопроизводства. К тому же сегодня кино перестало являться духовной частью жизни общества. Зара Абдуллаева говорила, что важно уметь отличать подлинный арт от квази-арт-хауза.

Свою версию происходящего в российском киномире представил отборщик каннского кинофестиваля Жоэль Шапрон. «Я долго не понимал русское кино, что же оно такое. Наконец понял. У вас всего по два. Две главных национальных премии. Два Союза. Даже возникло два фестиваля экспериментального кино «Завтра». И я не удивлюсь, если на следующем Каннском смотре появится два Российских павильона. Знаете почему? Оттого, что у вас две кинематографии. Авторское кино и зрительское. Они параллельны и не взаимообщаются. В конце концов, это отражение жизни вашего общества. У вас и в советское время жизнь была двойной: публичной и на кухне.

Проблема в том, что не существует единого российского кино. И с появлением Фонда поддержки кинематографии это стало еще очевидней. Фонд поддерживает коммерческое кино, Минкульт – авторское. Со стороны все выглядит очень странно. У нас во Франции нет отдельной поддержки какого-то направления. К примеру, авторского кино. Только когда фильм уже снят, можно понять: авторский он или нет. Но даже авторское кино на западе стремится собрать зрителей. С другой стороны, и режиссер мейнстрима считает себя автором. Зато у нас есть логично выстроенная система поддержки авторского кино на уровне проката. Там созданы разные комиссии, которые убеждают государство, прокатчиков поддержать фильм, слабый в коммерческом отношении. Прокатчики на это особое кино получают реальную поддержку. Создание вашего фонда напоминает мне очередное изобретение велосипеда. Интересно посмотреть, что из этого выйдет? Во Франции считают, что надо защитить все кино. Только панорама всех спектров создает имидж страны. У каждого фильма свой зритель, надо его икать. Я Бессона, создающего массовое кино, защищаю как элитарного Брессона. Бессон не может жить без Бресона и наоборот. И на запад следует продвигать не только фильмы вашего Хомерики. Но и «Любовь-морковь».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera