Сюжеты

День независимости на «Кинотавре»

Этот материал вышел в № 62 от 11 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

Ирония судьбы: два антагонистических взгляда на судьбу и историю России столкнулись в День независимости. «Счастье мое» Сергея Лозницы обсуждали утром. Фильм «Утомленные солнцем 2» Никиты Михалкова смотрели на площади вечером. Ник...

Ирония судьбы: два антагонистических взгляда на судьбу и историю России столкнулись в День независимости. «Счастье мое» Сергея Лозницы обсуждали утром. Фильм «Утомленные солнцем 2» Никиты Михалкова смотрели на площади вечером.

Ник Холдсворт, обозреватель The Hollywood Reporter заметил, что фильм Лозницы, скорей других конкурсных картин может найти отклик у западной аудитории. Вовсе не оттого, что, как представляется многим, неприятельски настроен против России. Оттого, что являет собой чистый выброс творческой энергии, пример авторского высказывания. Именно авторский субъективизм порождает слабость и беззащитность картины, которая саднит, тревожит, злит, заставляет задуматься не только о «загадочной русской душе», но и о системных человеческих пороках.

Именно поэтому, на общем фоне несколько аморфной конкурсной программы вовсе не безупречный, грешащий смысловыми и ритмическими сбоями, фильм Лозницы особенно впечатляет как мощное авторское высказывание. Тем не менее, мне кажется, что жюри, возглавляемое сверхдипломатичным, улавливающим даже не артикулируемые пожелания «сверху» Кареном Шахназаровым не удостоит режиссера наградой ни за режиссуру, ни за лучший фильм. И упреки во враждебном отношении фильма к России «многое объясняют».

На пресс-конференции, Лозница объяснял, что его фильм – высказывание и о себе. Это многосложное, безусловно художественное произведение – исповедь в собственных грехах, жалоба на фантомные и настоящие боли. Лозница цитирует Германа: «Я не доктор, я боль». Боль нельзя скрывать, иначе болезнь становится (уже стала?) неизлечимой.

Об одиссее по российской жути простого и доброго шофера «Новая» рассказывала в репортажах из Канн. На пресс-конференции Лозницу допрашивали: «Из вашего кино выходит, что нам остается два варианта - либо уехать, либо стать уродом?». Просили расшифровать язвительную метафору названия «Счастье мое», прячущуюся за ней метафору «Россия - черная дыра». В чем же выход? Дайте нам выход! «Выход - в самом произведении», - отвечал режиссер, снявший не реалистическую историю, разворачивающуюся в гиперболизированном пространстве. Но это не мешает бескомпромиссной постановке вопросов, которые мы боимся задать даже сами себе. «Я не рассказываю про кого-то, - говорит Лозница, - я смотрюсь в зеркало. И не вижу иной возможности задать жизненно важные для меня вопросы, как не с помощью кино.

Сегодня же обсуждали на пресс-конференции и работу Юрия Быкова. На прошлогоднем «Кинотавре» он победил в «Коротком метре». Сейчас представил полнометражный дебют с коротким названием «Жить». История в превращения милого обывателя в убийцу. Ну, такие обстоятельства. Когда условием выживания становится убийство. Быков снимает мужское кино. С ритмом и драйвом. И несмотря на отсутствие мотивировок, которые несколько мешают установлению контакта со зрителем, и местами неуместной музыки – фильм не отпускает до финала. Это вроде бы традиционный психологический триллер, но погруженный в вязкую и неподдающуюся логическим объяснениям, русскую ментальность. Несмотря на все очевидные просчеты, радует и появление очевидного профи, и его устремленность к неглупому жанровому кино.

Итак, «Кинотавр-21» - представил панораму прежде всего современного российского арт-кино, которое продолжает путь кино 90-х, «кино на ощупь». Того самого, что «мы потеряли». Вот, с трудом обретаем заново. Обретем ли?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera