Сюжеты

Партизанский край

Победа силовиков может обернуться поражением

Этот материал вышел в № 62 от 11 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей ОстровскийНовая газета

Чтобы избежать ненужных дискуссий, договоримся сразу: люди, взявшиеся в мирное время за оружие и убивающие — вне зависимости от национальности и профессии — других людей, по определению являются преступниками, убийцами и бандитами....

Чтобы избежать ненужных дискуссий, договоримся сразу: люди, взявшиеся в мирное время за оружие и убивающие — вне зависимости от национальности и профессии — других людей, по определению являются преступниками, убийцами и бандитами. Оправданиям таким действиям нет и быть не может. Однако чтобы избежать повторения подобных трагедий, очевидно, следует найти корни и понять побудительные мотивы беспримерной жестокости и ненависти. В истории с «приморскими партизанами» власть заниматься этим явно не спешит.

Почему?

И надо ли слово «партизаны» брать в кавычки?

Эти вопросы — лишь малая часть из тех, что возникают после ликвидации в минувшую пятницу, 11 июня, банды, в течение двух недель державшей в страхе северные и центральные районы Приморского края. Нет смысла повторять хронологию событий; вспомним лишь главное. После серии нападений на сотрудников милиции в Дальнереченском, Кировском и Спасском районах Приморья банду, на поимку которой было брошено более тысячи сотрудников силовых структур, блокировали в квартире жилого дома в центре Уссурийска. В ходе операции двое преступников погибли (то ли убиты снайперами, то ли застрелились), еще двое сдались.

Для победителей пришло время рапортовать, что и не преминул сделать руководитель УВД Приморского края генерал Николаев, выступивший со специальным обращением к местному населению. Хотя рапортовать ему, похоже, хотелось не сильно. Да и текст генеральской речи был далек от того, чего ждала аудитория; во всяком случае, следующая цитата говорит о том, что с мониторингом массовых настроений дела в краевых силовых структурах обстоят скверно: «Комментарии в некоторых интернет-форумах и некоторых СМИ о ментовском беспределе, толкнувшем мальчишек на вооруженную борьбу, не соответствуют действительности, а продиктованы исключительно желанием направить внимание общественности на проблему так называемого милицейского произвола, оказание давления на правоохранительные органы, создать образ борцов за правое дело...».

С генералами, понятно, спорить бессмысленно. Однако если бы все обстояло так просто, как считает генерал Николаев или его спичрайтетры, то, очевидно, не было бы той реакции на происшедшее, что наблюдается сегодня в Приморье. А реакция эта весьма показательна и складывается, как пазл, из следующих элементов.

Буквально за несколько суток стены Владивостока покрылись надписями «Слава партизанам!» (см. фото).

В Уссурийске у подъезда дома, где была ликвидирована банда, появились цветы.

В поселке Кировском 13 июня прошел не санкционированный, но и не разогнанный митинг вполне конкретной направленности. Как сообщает служба новостей Приморского телевидения и радио, в 18.00 по местному времени (11.00 по Москве) на местном стадионе собралось около 200 человек. Было много молодежи, были родственники так называемых приморских партизан. Митинг в Кировском потребовал привлечь к ответственности сотрудников местной милиции, виновных, по их мнению, в сложившейся ситуации. Участники акции полагают, что нападения «приморских партизан» стали следствием пыток, издевательств и угроз, которым на протяжении длительного времени подвергалась молодежь. Несколько молодых людей подтвердили, что их задерживали, избивали и требовали дать показания против себя и своих друзей. В больнице и в отделении милиции Кировского находятся люди, которые подозреваются в пособничестве «приморским партизанам». На митинге начался сбор средств для оплаты их адвокатов, а также для организации похорон тех, кто погиб при задержании.

Митингующая молодежь была настроена решительно. Сотрудники милиции наблюдали за происходящим издалека. Спустя час после начала митинга собравшиеся, держа в руках цветы, прошли по центру поселка. Колонна беспрепятственно проследовала до местного отделения милиции. Милиционеры наблюдали марш из окон, железная дверь отделения была закрыта. Затем молодые люди поехали на мост через реку Уссури и бросили цветы в воду со словами «вечная память погибшим за справедливость». Никто из участников акции задержан не был. Сотрудники милиции и представители администрации пока воздерживаются от официальных комментариев по поводу происходящего.

Этот обет молчания вообще характерен для всей нашумевшей истории. Генерал Николаев — пусть и с явным опозданием — сделал то, чем должны были заниматься многочисленные пресс-службы силовиков. Однако все они, пока развивались события, да и сегодня, словно в рот воды набрали. А отсутствие адекватной информации до сих пор порождает гору слухов и комментариев. А скупые официальные сообщения для прессы оказывались либо откровенно ложными, либо вносили еще большую сумятицу.

Например, в ходе поисковой операции силовики рапортовали, что в тайге обнаружены многочисленные схроны и тайники с оружием и боеприпасами. И тут же (эта мысль, кстати, подчеркивалась и в генеральском заявлении) подчеркивалось, что все нападения бандитов на сотрудников милиции не являются никакой местью, а преследуют исключительно одну цель — завладеть оружием. Понятно, что доказать отсутствие мотива мести — ныне главная задача официальных пропагандистов. Но тогда где тут логика — охотиться за табельными «Макаровыми», имея куда более сильные козыри?..

Далее. В ходе многодневной поисковой операции многочисленными милицейскими подразделениями перекрываются все дороги в центральной части Приморья, досматривается каждый автомобиль, ориентировки с портретами преступников находятся на каждом стационарном или подвижном посту. На этом фоне посреди белого дня 11 июня четверо вооруженных автоматическим оружием «партизан» оказываются в центре Уссурийска. Можно ли в этой ситуации говорить об эффективности и слаженности действий приморских силовиков? Или им следует вплотную заняться собственным профессионализмом?

…Когда события еще развивались, местные СМИ активно цитировали одного из офицеров краевого УВД, пришедшего, как он сам выразился, в ужас от комментариев, появлявшихся на интернет-форумах. «Общество больно», — вынес он свой вердикт.

Ну, чего не скажешь по горячке? Потому что если общество действительно больно, то милиция подхватила заразу одной из первых.

Лучшее свидетельство — массовая реакция на те или иные громкие события, связанные с деятельностью людей в погонах. Вспомним лишь парочку из них. Восемь лет назад, в августе 2002 года, в поселке Ярославском Хорольского района Приморья пьяный капитан ГИБДД Сергей Семидоцкий повздорил с посетителями кафе, сходил домой за карабином, вернулся и добился серьезного результата: пять трупов, одиннадцать раненых. Был общественный шок? Безусловно. Но слова о «ментовском беспределе» как-то не звучали, потому что все понимали: по пьянке «снести крышу» может у каждого, независимо от профессии.

Чуть более года назад, в марте 2009-го, в центре Владивостока, аккурат посредине жилого квартала субботним днем, когда на улицах полно народа, милицейский спецназ вел бой с бандой выходцев с Кавказа (они промышляли прямым бандитизмом, потрошили китайских торговцев), которая так же, как и в последнем случае, забаррикадировалась в арендуемой квартире на последнем этаже хрущевской пятиэтажки. Из таких же соседних пятиэтажек (расстояние — три десятка метров) эвакуировали жильцов, несколько часов продолжалась пальба, наконец дымовой гранатой бандитов вынудили выскочить на балкон, где их и расстреляли снайперы. И в том случае о «ментовском беспределе» никто и слова не сказал; удивлялись лишь, зачем всех постреляли, неужто свидетели не нужны?

С «партизанами» все оказалось куда сложнее. То, что они преступники, как мы говорили выше, является фактом, не подлежащим обсуждению. Но стоит поднять над головой знамя борьбы с «ментовским беспределом», как общество раскалывается надвое. Тревожный звонок для милицейского руководства, как бы оно ни пыталось вычеркнуть из лексикона следствия слово «месть».

Будет крайне опасно, если на фоне следствия по делу «партизан», мы ничего не узнаем о внутреннем расследовании о деятельности и Кировского РОВД и тех структур в УВД края, что курируют районщиков. То же самое впрямую относится и к надзирающему органу — прокуратуре — как районной, так и краевой. И если крайними в очередной раз, по традиции, окажется пара сержантов, то слова о том, что «Общество больно» можно будет развернуть к автору сентенции зеркально.

Кстати, что касается приморских прокуроров, то, честно говоря, на их месте я бы не обольщался мыслями о том, что массовое недовольство направлено лишь на деятельность милиции.

Поясню.

Несколько месяцев назад во Владивостоке появились плакаты, дискредитирующие прокурора города. Хамские, прямо скажем, плакаты; похоже, кто-то пытался так свести с ним личные счеты. Но речь сейчас не о нем. Краевая прокуратура начала расследование. А в распоряжении «Новой» во Владивостоке» оказалось несколько фотографий таких плакатов, сделанных нашим внештатным автором. Мы направили в крайпрокуратуру запрос. Прокуратура в ответ попросила поделиться информацией. Однако наш автор, человек весьма интеллигентный, отказался категорически, мотивировав это так: «Пару лет назад я бы еще подумал. Но после того, как прошлой зимой «Зубр» избил и разогнал людей (в том числе и журналистов) на центральной площади, а прокуратора заявила, что все было в рамках законности, я с этими людьми дела больше иметь не хочу».

Позиция, возможно, спорная, но, как и любая другая, имеет право на существование. Тем более что мнение это отнюдь не единичное.

P.S. Хорошо, когда есть чувство времени, меры и такта. И плохо когда это чувство отказывает. Приморская епархия РПЦ торжественно и чинно объявила о наборе добровольцев в летний «Партизанский отряд — 2010».
Без комментариев.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera