Сюжеты

Высокомерная натура

Услуги дворецкого теперь доступны и среднему классу — напрокат!

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 63 от 16 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как естественно и гармонично выглядит обжорство после воздержания. И наверстывают нынче с запасом. Потребление вещественных понтов шагнуло в сторону изящных материй. Например, на день или два (по случаю больших торжеств или визита...

Как естественно и гармонично выглядит обжорство после воздержания. И наверстывают нынче с запасом. Потребление вещественных понтов шагнуло в сторону изящных материй. Например, на день или два (по случаю больших торжеств или визита друзей-завистников) можно арендовать дворецкого. По популярности такая услуга — в одном ряду с клоунами и тамадой. Стоит дворецкий всего 1,5—2 тыс. евро за рабочий день (ночь). А по значимости даст фору любому «свадебному генералу».

Это подтвердят в лучших домах Рублевки и Новой Риги, Пречистенки и даже Бережковской набережной. Правильный обученный дворецкий — сегодня почти то же самое, что и гендиректор немалой компании. Их равняют по статусу, уровню ответственности и даже по зарплате. Более того — высококлассного персонального управдома всегда можно перекинуть, скажем, в кресло начальника на один из ваших заводов… Впрочем, нам, жителям домов Медведкова и окрестностей Клязьминского водохранилища, судить здесь, конечно, непросто. (То ли дворецкие так поднялись, то ли генеральные так сильно упали.) Но времена меняются. Услуги дворецкого теперь доступны и среднему классу — напрокат!

Так получилось, что в отличие от правильных «арендуемые»  и есть настоящие (отставные и действующие) директора — ресторанов, парикмахерских, магазинов…

Перепрофилирует их бывший дипломат, работник протокольной службы Аркадий Растоцкий. «Обучи начальника хорошим манерам — и будет на 99% готовый дворецкий, это, так сказать, родственные профессии, гордость их роднит!» — объяснял мне Растоцкий. Тут нужно сказать: немногие начальники могли до кризиса согласиться с таким мнением. Тогда и сам Растоцкий не представлял, что за подработкой к нему потянутся управленцы. Ведь в стабильные годы ему приходилось иметь дело в основном с престарелыми артистами, официантами, в лучшем случае — офицерами запаса. «А вот оно как вышло».

Каждый четверг в своем офисе на «Молодежной» он принимает желающих поработать прислугой напрокат и направляет на заказы. О такой возможности желающие узнают из рекламных объявлений. Где так и написано: «Увлекательная подработка для руководителей! «Дворецкий» — частный управляющий на выезде. Новый опыт! Оплата до 20 тыс. в день!» В самые тяжелые четверги (зима—весна- 2009) в офисе на «Молодежной» толпились по 15—20 всевозможных начальников. Сегодня приходят около пяти — и то, как выясняется, врачи и экономисты. Но Аркадий Растоцкий не держит зла на «невозвращенцев», которые «в трудные минуты стояли под дверью, а потом исчезли, не поблагодарив». А ведь были и совсем бессовестные агенты. Растоцкий вспоминает, как нехорошо поступил один старший аналитик: «Работал чрезвычайно много, не отказывался ни от одного предложения. Ситуация у него была тяжкая: долги, усеченная зарплата, двое детей… Но вот с зимы стал он понемногу сникать, реже приходить, а месяц назад заявил: «Спасибо тебе, конечно, Аркадий. Но это унижение — я, старший аналитик, хожу в служанках… Давай хотя бы за 40?» А потом выяснилось, что ему восстановили зарплату. Мог бы и сразу сказать.

Да, с начальниками сегодня в агентстве легкий дефицит. Впрочем, Растоцкий все равно не берет кого попало. Не взял и меня, хотя я просился.

— Молодой вы, неискушенный, — объясняет он. — Хотите, попробуйте пока официантом.

— Не понял, — говорю.

— Ну нет у вас на лице этой печати великого достоинства, как у подлинного руководителя. Вы же никогда не руководили, верно?

Здесь не поспоришь… Хотя, думаю, «печать» такую накладывает не только возраст. Вот пришел сегодня на собеседование Максим, 27 лет. Указал в анкете должность: терапевт муниципальной поликлиники. И тут же попал в кандидаты.

Собеседование с кандидатами ведут соучредители агентства Владимир Сергеевич Островский, директор ресторана, и Дмитрий Яковлевич Суханов, самый высокопоставленный среди нынешних агентов-дворецких, так  как управляет сразу тремя аптеками. Когда-то они так же пришли к Растоцкому подзаработать — и остались. И ведь действительно  — теперь уже и не скажешь, что начальники. У Ильи Сергеевича — длинные генеральские усы, а у Дмитрия Яковлевича зато — часы в жилете. Соискатели терапевт Максим и ведущий экономист Руслан стояли у стола.

— Голову выше поднимите, Максим! Побольше достоинства, слегка даже надменности… Вы же терапевт, ну! Давайте надменности!  — строго командовал Дмитрий Яковлевич.

— Впечатление должны производить серьезное, — продолжал Владимир Сергеевич. — Воздерживаемся от улыбок…

Растоцкий тихо шептал мне на ухо:

— Если агент имеет опыт на руководящей должности, большой подготовки не требуется. Главное — уметь держаться. Дворецкий — это в известной мере высокомерная натура, но в то же время учтивая и бесконечно деликатная. Несмотря на тесное общение с хозяином, дворецкий всегда обязан держаться на некотором расстоянии. Такую тонкость, к сожалению, понимают не все.

Вот как Растоцкий описывает своего клиента: это мужчина 30—40 лет, мелкий или средний собственник в первом поколении — либо сделавший головокружительную карьеру менеджер из провинции. «Очень расчетливые люди. Что называется: селфмейд. Всегда знают, что хотят и зачем, — рассказывал Растоцкий. — Единственное, они не знают, как обращаться с прислугой. Прислуга нужна им лишь как символ принадлежности к элите. А у элиты должны быть яхты, «Рейндж Роверы» и личный дворецкий. Общепринятым стандартам надо умело и органично соответствовать».

— Ну ведь это пошлость какая-то, — говорю.

— Пошлость — иметь постоянного дворецкого на 200 квадратных метрах. А брать напрокат — это даже мило. У людей появляются зачатки самоиронии. Они уже не покупают атрибуты статуса.

В этот день заказывать дворецкого пришел Илья Т., совладелец автосалона. «Очевидный селфмейд, — сообщил перед встречей Растоцкий. — Когда он первый раз приходил, я даже испугался». Илья, лысый накачанный мужчина лет 35, погрузился в кресло, широко расставив ноги. По случаю годовщины свадьбы он устраивает торжество в загородном доме. «Дом большой, наняты двадцать человечков, — говорил предприниматель. — Повара, официанты. Четыре мима».

В качестве дворецкого выбрали Владимира Сергеевича (с генеральскими усами).

— А можно просто Володя? — спросил, улыбаясь, Илья.

— Нет-нет, — вежливо объяснил Растоцкий.  — Обязательно полное имя, можно с отчеством, но на вы. Обращаясь таким образом, вы подчеркиваете и свой уровень, и сохраняете дистанцию…

Владимир Сергеевич негромко возмутился:

— И между прочим, я директор ресторана!

— Ты будешь украшением праздника, Володя! — сказал Илья.

По условиям заказа дворецкий «встречает, рассаживает и провожает гостей», «следит за музыкальным сопровождением вечера», «координирует прочий персонал»… Однако то единственное, ради чего все арендуют дворецкого, называется «Дополнительные услуги оплачиваются отдельно». «На выбор — масса вариантов. Поломка смесителя в туалете, внезапное отключение электричества в холле, — пояснял Растоцкий. — Моделируется проблема, которую якобы успешно устраняет дворецкий ко всеобщему комфорту… На данном моменте можно изящно заострить внимание».

— Заострим, — согласился Илья.

Парадная белая «Ауди» Растоцкого домчала нас до коттеджного кооператива в Мытищинском районе. Через час, в 8 вечера, трехэтажный особняк примет сотню гостей. Владимир Сергеевич, сжимая в руках небольшой чемоданчик с инструментами, уходит осматривать дом. Мы остаемся в гостиной.

— Конечно, в России очень мало настоящих дворецких, — рассуждал Растоцкий. — Потому как отсутствует подлинная элита. У нас это — невежественные, к сожалению, чиновники и такие же бизнесмены. А настоящий дворецкий — слишком изысканная материя.

…Где-то в подвале особняка, у электрощитка, ждет сигнала подсобный рабочий. Автомобили гостей заполняют стоянку. Дам в вечерних платьях сопровождают кавалеры, одетые в смокинги. На входе официанты с подносами раздают шампанское… «Шоу» начинается через полчаса — Растоцкий отправляет рабочему SMS. Через пару секунд в здании тухнет свет, а затем срабатывает пожарная сигнализация. Началось.

— Владимир сейчас все починит! — радостно закричал Илья. — Это мой дворецкий!

Силуэт директора ресторана Владимира Островского с чемоданчиком инструментов мелькнул в зале. «Прошу пока всех на террасу!» — послышался его голос. Гости суетливо направлялись к дверям. На просторной террасе звучала музыка и, как ни странно, горел свет. Через пару минут появился и сам дворецкий. «Беспокойства будут сию секунду устранены!»  — доложил он, поправив усы.

Растоцкий тут же отправил SMS: «Врубай!»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera