Сюжеты

Джулиан Лоуэнфелд: «Все поменяю в жизни и выучу русский язык»

В Петербурге, в музее-квартире Пушкина на Мойке, 12 вручили премию «Петрополь». Впервые ее лауреатом стал иностранец.

Этот материал вышел в № 64 от 18 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис Вишневскийобозреватель

Основанная в 1999 году Всероссийским музеем А.С. Пушкина и редколлегией одноименного альманаха, премия ежегодно присуждается за достижения в области культуры и искусства, за оригинальные проекты и за поддержку культуры. Символы премии –...

Основанная в 1999 году Всероссийским музеем А.С. Пушкина и редколлегией одноименного альманаха, премия ежегодно присуждается за достижения в области культуры и искусства, за оригинальные проекты и за поддержку культуры. Символы премии – бронзовые скульптуры Ксении Блаженной и Федора Достоевского работы Сергея Алипова.

Лауреатами «Петрополь» становились Александр Володин, Юрий Шевчук, Светлана Крючкова, Борис Гребенщиков, Вячеслав Бутусов, Михаил Шемякин, Ульяна Лопаткина и многие другие.

В этом году лауреатами стали актер Михаил Светин, певец Эдуард Хиль, поэт Юрий Кублановский, писательница Тамара Петкевич, актер театра «Лицедеи» Леонид Лейкин… И впервые одним из лауреатов «Петрополя» стал иностранец. Но иностранец удивительный: говорящий на русском языке лучше многих из нас, влюбленный в Россию и ее культуру и сотворивший ранее небывалое.

Джулиан Лоуэнфелд перевел на английский язык «Евгения Онегина», «Маленькие трагедии» и множество других произведений поэта. И перевел так, что когда на вручении премии он читал на английском «Я вас любил….» и «Люблю тебя, Петра творенье…», - трудно было не восхититься точностью передачи музыки, ритма и магии очарования пушкинских строк. Как трудно было не восхититься и стихотворением в прозе, которое Джулиан написал у могилы Анны Ахматовой в Комарово, и его книгой «Мой талисман» - двуязычным изданием избранных произведений Пушкина с рисунками поэта…

- Откуда у меня такая любовь к русскому языку, русской культуре и поэзии? - улыбается Джулиан. – Это любовь! Если она есть, то уже не спрашиваешь, откуда или почему. Но я помню, как она появилась: двадцать два года назад, когда я был студентом юридического факультета, и должен был стать адвокатом. Мой прадедушка Рафаэль был петербургским корреспондентом газеты «Берлинер Тагесблат» и первым переводчиком Льва Николаевича Толстого на немецкий. Дедушка был адвокатом, папа – адвокатом, сестра – адвокат, дядя – адвокат. И у меня такое ощущение, что когда я родился, в книгах было записано: «сегодня, 7 июня 1963 года, в городе Вашингтоне родился адвокат Джулиан Генри Лоуэнфелд»… Так вот, я иду по Гарвардской площади, и слышу, как бард, - это был русский эмигрант, - поет, как я узнал потом, «Молитву Франсуа Вийона» Окуджавы. Я остановился и спрашиваю: что это за язык? Мне говорят: русский. А кто автор? Говорят: Булат Окуджава. Спрашиваю: а можно где-то приобрести пластинку? Мне дали название какого-то зачуханного магазина где-то в Бруклине, я заказал пластинку, и это было такое потрясение, что я решил: все поменяю в жизни, и выучу русский язык. И можно сказать, что частично я к Пушкину пришел через Окуджаву. Но я думаю, что Окуджава был бы этому рад. Он ведь тоже очень любил Пушкина. Хотя, кто не любит Пушкина? Сказать, что любишь русский язык – значит, уже сказать, что любишь Пушкина.

Кроме русского, Джулиан Лоуэнфелд знает еще семь языков, и учит восьмой – китайский. «Мама – кубинка, папа – немецкий еврей, школа была французская, шесть лет латыни, часто ездили в Италию и Бразилию… в общем, так получилось», - говорит он. В Петербурге Джулиан бывает нередко, но очень хотел бы бывать чаще. Впервые он попал в город на Неве в 1986 году, когда был стажером, и навсегда запомнил эту поездку.

- Иду по городу в начале сентября, - вспоминает он, - вижу непривычный для американца невероятно долгий закат, сумерки такие поэтические… Иду, брожу, влюбленный в этот город, и дошел до площади Искусств – почти к Пушкину. И подходит ко мне милиционер: «Что вы, товарищ, здесь шатаетесь?». Оказывается, это было место встреч «голубых», а их в то время сажали…

Уже сделанными переводами Пушкина Джулиан ограничиваться не собирается. Кроме этого, он пишет сам – недавно написал пьесу «Благодарение» об американской жизни, и очень бы хотел, чтобы ее поставили в нашей стране.

- Мне не нравится, что люди у вас так обобщают, приписывают Америке столько зла, - говорит он. – В Америке много людей, которые обожают Россию и любят глубокую, теплую русскую культуру. И ведь друзья узнаются в беде, и надо помнить, что когда были войны – мы всегда были на вашей стороне. Я бы хотел, чтобы эту пьесу увидели в России, потому что тогда люди поймут, что нас волнуют те же вопросы: любовь, смысл жизни. И не в деньгах счастье, не в вещах. А в душе…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera