Сюжеты

Свидетели: на 10.30 сегодня приглашен Греф, во вторник — Христенко

Этот материал вышел в № 65 от 21 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

День двести девятнадцатый Свидетель защиты Ирина Балаян, работавшая на руководящих должностях в компаниях «ЮКОС-Москва» и «ЮКОС-РМ» и занимавшаяся там финансами и налогообложением, опровергла основы обвинения. Например, она подтвердила,...

День двести девятнадцатый

Свидетель защиты Ирина Балаян, работавшая на руководящих должностях в компаниях «ЮКОС-Москва» и «ЮКОС-РМ» и занимавшаяся там финансами и налогообложением, опровергла основы обвинения. Например, она подтвердила, что добывающие «дочки» ЮКОСа отправляли нефть в «Транснефть» и никуда больше, а поставки нефти контролировались.

Свидетеля отпустили домой, а к микрофону подошел Ходорковский. Он акцентировал внимание на угрозе Лахтина, брошенной на предыдущем заседании, — «пригнать к суду тысячи миноритарных акционеров ЮКОСа».

— Утверждение о существовании таких лиц заведомо ложно. Согласно Закону «Об акционерных обществах», акционер имеет право на свои акции, на дивиденды, на часть имущества в случае ликвидации общества. В «Самаранефтегазе», «Юганскнефтегазе» и «Томскнефти» после 2000 года единственным контролирующим акционером был ЮКОС. Эти общества к тому моменту не ликвидировались, дивиденды в них не начислялись. В ВНК в 2002 году единственный акционер — тоже ЮКОС. Компания к тому моменту не ликвидировалась. Дивиденды не начислялись. Сам ЮКОС ликвидирован. Хищение имущества ЮКОСа, совершенное при соучастии, на мой взгляд, господина Лахтина…

— Ну надоело слушать эти оскорбления!  — закричал тут же прокурор.

— Я обосную свою позицию, — продолжал Ходорковский. — Хищение имущества ЮКОСа — не предмет данного разбирательства. Миноритарные акционеры отсутствуют. Таким образом, Лахтин злоупотребляет служебным положением и предлагает суду признать потерпевшими лица, которые таковыми не являются.

День двести двадцатый

Темой первой половины дня стала  «Транснефть». Госкомпания в свое время знала ЮКОС как облупленный: тот поставлял ей нефть, она ее перерабатывала и отправляла на заводы. Только за последние несколько лет об этом знакомстве «Транснефть» постаралась забыть. Во всяком случае, на просьбу адвокатов Ходорковского и Лебедева представить докладные об отгрузке нефти ЮКОСом и его «дочками» и другие документы, которые могли бы опровергнуть обвинение в хищении нефти, госкомпания ответила отказом, «поскольку эти сведения носят КОНФИДЕНЦИАЛЬНЫЙ характер», и порекомендовала общаться через суд.

Вот защита и попросила судью Данилкина обратиться в «Транснефть», чтобы истребовать документы.

— Ведь это убедительные доказательства отсутствия самого события преступления — «хищения нефти», — отмечали адвокаты и также просили вызвать в суд в качестве свидетелей бывших руководителей «Транснефти» Вайнштока и Савельева.

— Это приведет к затягиванию процесса! — протестовали прокуроры. — Просим отказать…

Судья так и поступил. Чем создал парадокс: Вайншток, знавший все о поставках ЮКОСом нефти, оказался неинтересным для суда, рассматривающего дело о хищении этой самой нефти.

Нефтеперерабатывающие заводы, как и «Транснефть», тоже в свое время отказали защитникам в выдаче справок об объемах юкосовской нефти. Защита опять обратилась к Данилкину за содействием, но прокуроры были против, и судья опять не смог прокурорам отказать.

Тогда защитники рассказали о том, как следствие «создавало» «потерпевших» и «гражданских истцов» в «деле ЮКОСа». Надо заметить, конвейерная процедура… Так, в феврале 2005-го «Роснефть» выкупает скандально известную «Байкалфинансгрупп» вместе с приобретенным ею главным добывающим активом ЮКОСа — «Юганскнефтегазом», и тут же заявляет иск ЮКОСу о возмещении «имущественного вреда». «Вред» оценен на сумму более 163 млрд руб., которые «Юганск» якобы не получил в виде выручки: нефть под влиянием ЮКОСа реализовывалась «Юганском» якобы «по заниженным ценам». В общем, получение выручки не отрицалось, но сетовалось, что ее мало.

— И потом люди сосчитали ущерб, но не сказали, откуда взяли сумму ущерба — 163 млрд, — отмечали адвокаты.

Тем не менее через семь месяцев новые хозяева «Юганска» выкатили ЮКОСу еще один иск. Аппетиты возросли: если за период с 1999 по 2003 год истец требовал 163 млрд руб., то за период с 2001 по 2003 год сумма составляла уже 229 млрд рублей.

— Указанные действия не могут быть следствием добросовестного заблуждения и требуют проверки на предмет наличия в них признаков преступления по статье «Мошенничество», — заметили адвокаты и следом озвучили постановление следователя Генпрокуратуры о признании «Юганска» «потерпевшим» и «гражданским истцом». И такие «потерпевшие» штамповались следствием чуть ли не каждый день, но в тот период, когда второе дело только расследовалось, и потому «истцы» и «потерпевшие» распихивались по другим делам других сотрудников ЮКОСа. Что же касается Ходорковского и Лебедева, то по сегодняшний день обнаружить документы о признании кого бы то ни было потерпевшим и гражданским истцом конкретно по их делу невозможно. Прокуратура просто скопировала иски (по некоторым из которых уже возмещен «ущерб») из других дел, но забыла признать «Роснефть» и «Юганск» «потерпевшими» и истцами конкретно по делу Ходорковского — Лебедева.

— Ну и что? — возмущалась прокурор Ковалихина, когда защита заостряла на этом внимание. — Что дальше?

А дальше опять была «Роснефть». Защита рассказала: в процессе интересы госкомпании представляет гражданин по фамилии Пятикопов. Доверенность ему подписал сам глава «Роснефти» Богданчиков. Только почему-то Богданчиков выдавал доверенность на представление интересов «Роснефти» в суде раньше, чем следователи признавали компанию потерпевшей.

— Вышеуказанные действия следователей требуют проверки на предмет наличия в них признаков преступлений, они действовали в сговоре или при пособничестве представителей «Роснефти», — отмечал адвокат Дятлев.

— До какого же абсурда можно довести заседание?! — возмущался прокурор Лахтин. Однако абсурдом выглядит то, что за все время процесса ни суд, ни гособвинение не допросили НИ ОДНОГО ПОТЕРПЕВШЕГО, хотя исков от этих «потерпевших» в деле куча, а сами потерпевшие не ломятся в суд отстаивать свои права…

Под занавес адвокаты заявили блок ходатайств, обобщающий все эти щекотливые документы. Например, о том, что «Юганск» и «Роснефть» не могут являться истцами:

— «Юганскнефтегаз» заявил иски непосредственно после продажи государством контрольного пакета его акций «Байкалфинансгрупп». Компании, не известной никому, исключая бывшего президента Путина, которому известны и стоящие за ней «физические лица, давно уже работающие в энергетической отрасли»…

Защита попросила суд истребовать у «Роснефти» бухгалтерские справки о недостаче нефти в «Юганскнефтегазе», если таковые факты были, и вызвать в суд для допроса Богданчикова, всех представителей «потерпевших», а также действующих и бывших должностных лиц прокуратуры — Бирюкова, Гриня, Каримова и целый ряд следователей.

День двести двадцать первый

— Доводы адвокатов не соответствуют действительности! — говорил Валерий Лахтин и просил суд во всех ходатайствах отказать. И судья отказал. С места поднялся Ходорковский:

— Ваша честь, у меня возражения на ваши действия. Вы отказали в вызове лиц, подписавших от имени потерпевших процессуальные документы. А из сути документов очевидно: то, что они считают недополученным, а именно часть выручки, — ПРЯМО противоречит утверждениям обвинения о том, что похищена нефть! Ведь если нефть похищена, то ни на какую выручку никакой потерпевший оснований рассчитывать не имеет.

Данилкин на подсудимого не смотрел.

— Так же, — продолжал Ходорковский,  — ограничивает наши права и ваше решение о том, что этих свидетелей нам предлагается вызвать в суд самостоятельно. Но ведь вы прекрасно понимаете: мы это сделать не способны, поскольку это либо высокопоставленные сотрудники «Роснефти», либо сотрудники Следственного комитета. А мы в данном суде собираемся доказывать, что эти лица в сговоре совершили преступление — фальсификацию доказательств по нашему делу!

— …Продолжаем! — бросил судья, не ответив на сказанное ни слова.

Но по микрофону в «аквариуме» постучал Лебедев:

— Ваша честь, вам известно уже, что в рамках процедуры банкротства ЮКОСа исковые требования «Роснефти» как правопреемника «Юганскнефтегаза» были удовлетворены! Таким образом, к ноябрю 2007 года этот вопрос был исчерпан! Обвинительное заключение попало к вам в суд в феврале 2009 года. Встает вопрос, который мы обязаны исследовать: каким образом вообще в данном сфабрикованном деле появился этот гражданский истец?

— У нас также возражения на ваши действия… — сообщили было адвокаты.

— В конце рабочего дня! — отрезал Данилкин. Тогда адвокаты продолжили разбирать каждого «потерпевшего» в  отдельности — это был рассказ о «Томскнефти ВНК» и «Самаранефтегазе». В отличие от «Роснефти» и «Юганска» здесь пришлось сложнее: о том, что компаниям причинен «вред», не компании извещали следствие, а следствию приходилось им сообщать.

Так, 5 марта 2005 года следователь Хатыпов писал управляющему «Томскнефти» Шимкевичу о том, что «Томскнефть» лишилась значительной части прибыли в результате присвоения выручки от продажи нефти». «Прошу вас рассмотреть информацию следствия», — предлагал Хатыпов Шимкевичу.

— А судьба господина Шимкевича, не прислушивающегося к словам следователей, всем хорошо известна, — отмечал адвокат. Шимкевича в этом году осудили на 12 лет колонии строгого режима.

Судья все это слушал равнодушно, как, например, и то, что в роли представителя потерпевшего «Самаранефтегаза» и «Томскнефти» оказался все тот же Пятикопов. Видимо, кадровый дефицит…

День двести двадцать второй

— Зачем вы это читаете?! — спрашивал судья адвоката Дятлева, цитировавшего договорную документацию, в которой покупателем нефти во всех случаях выступал ЮКОС.  — Это же прокуроры читали уже!

— Ваша честь, затем, что обвинением не объяснялось, какое количество продукции составляет товарная нефть, в хищении которой обвиняются наши подзащитные,  — пояснял адвокат. — При суммировании данных о тоннаже сырой товарной нефти, приобретенной ЮКОСом у «Томскнефти» в 1999 году, мы получаем сумму чуть более 9 млн тонн, в то время как в обвинительном заключения указано 29 млн тонн. То есть обвинение накинуло нашим подзащитным примерно 20 млн тонн нефти!

— Об этом в прениях будете говорить! — порекомендовал судья.

Наконец, защитники сообщили, что хотели бы услышать мнение прокуроров по вчерашним ходатайствам.

— Мы… это… Ходатайства такие объемные… — говорил Лахтин. И судья дал прокурорам время до понедельника: — Только выступите, пожалуйста, в 10 часов. На 10.30 приглашен Греф…

И Герман Греф, и Виктор Христенко, которым повестки высланы на 21 и 22 июня соответственно, официально сообщили: от явки в суд уклоняться не будут.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera