Сюжеты

Именем Российской Федерации, безымянный подсудимый…

Закон об открытом доступе к решениям судов «вступает в бессилие»: некому вымарывать личные данные из вердиктов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 65 от 21 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

1 июля вступает в силу Федеральный закон (ФЗ) № 262 от 22 декабря 2008 года «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов», чего давно ждут журналисты и активисты гражданского общества. Но этот закон, как и целый ряд других,...

1 июля вступает в силу Федеральный закон (ФЗ) № 262 от 22 декабря 2008 года «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов», чего давно ждут журналисты и активисты гражданского общества. Но этот закон, как и целый ряд других, может «вступить в бессилие»: открытость судов окажется фикцией, доступ к информации об их деятельности будет не облегчен, а еще более затруднен.

Спор о «судебном интернете», то есть о возможности создать полную и при этом операбельную базу судебных решений, ведется с того момента, как интернет проник в Россию, и, по сути, вокруг одного вопроса: кто и в каком объеме получит доступ к такой базе? Ответ обсуждается в диапазоне от «только судьи» до «любой пользователь». В конце 90-х, когда Гильдия судебных репортеров впервые инициировала проведение конференции на эту тему, идея размещения решений в открытом доступе была встречена судейским сообществом настороженно, судьи усматривали в ней чуть ли не покушение на тайну совещательной комнаты.

Но скоро не пустить интернет в суд стало невозможно. С середины нулевых некоторые региональные суды начали создавать собственные общедоступные сайты, наполняя их принятыми решениями по собственному же разумению. Особенно активно это делали более продвинутые арбитражные суды — сегодня на их сайтах (пока еще) нетрудно найти информацию практически обо всех решениях. Наконец, была одобрена и госпрограмма, за которую примерно с 2005 года взялся Судебный департамент при Верховном суде РФ. На сегодняшний день Государственная автоматизированная система (ГАС) «Правосудие» представляет собой 85 000 единиц компьютерной техники, 64 000 единиц автоматизированных рабочих мест, закольцованных в информационную систему, каналы доступа в интернет созданы на 2570 объектах, то есть прежде всего в судах различного уровня.

В 2005 году Верховный суд выступил инициатором проекта, который далеко не сразу, но был наконец принят 22 декабря 2008 года как ФЗ № 262 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов». Случайно или нет, но в этом законе (введение его в действие сразу было отложено еще на полтора года) нет прямого указания, как публиковать судебные решения в интернете: с именами участников процессов или без таковых. Хотя это вопрос не новый, он обсуждался еще на той, первой конференции в конце 90-х, но ответа на него нет и сегодня, когда до введения в действие ФЗ № 262 осталась неделя. В частности, на Совете судей РФ в мае, за полтора месяца до «времени Ч», было высказано три очень авторитетных, но совершенно разных суждения по поводу публикации судебных решений.

Председатель Высшего Арбитражного суда РФ Антон Иванов выразил неожиданное сомнение: а зачем, собственно, вешать на сайты все решения? На них надо размещать только те, которые «интересны». Эта мысль, в самом деле, интересна в свете того, что как раз решения арбитражных судов уже давно висят в интернете, не причинив, сколько известно, никому никакого вреда. Отбор же «интересных» (или по любому иному произвольному принципу) лишит участников «неинтересных» споров возможности найти свое решение, а заодно блокирует весь антикоррупционный потенциал ФЗ № 262.

Зато журналистов, приглашенных на Совет судей, обрадовал Вячеслав Лебедев: он вдруг решительно заявил, что, по его мнению, решения судов надо выкладывать на сайты «ГАС  — «Правосудие» сплошняком и без купюр. Во-первых, повторил он старую мысль, суд — процедура публичная, по закону любой может послушать, так что купировать? Во-вторых, только что (а кто мешал сделать это раньше?) проведены опыты, и выяснилось, что вымарывание персональных данных из решений автоматизации, увы, не поддается, на обработку решений нужно много часов, а штатов для такой работы у судов все равно нет.

Аплодисменты журналистов и правозащитников выступлению Лебедева, увы, оказались преждевременны. Как вскоре выяснилось, на сайт Совета судей РФ (вот и сила интернета!) вывешено решение Президиума этого Совета (именно на него и будут ориентироваться суды), принятое днем раньше: имена в открытом доступе из судебных решений все-таки надо вымарывать. Можно без труда предсказать, что произойдет после 1 июля.

Если «временный регламент» не будет дезавуирован, никакие суды, в том числе те, которые прежде что-то выкладывали в интернет, решения вывешивать больше не будут: ведь некому вымарывать персональные данные. Теперь два-три года суды будут бодаться с Минфином за деньги и штат «вымарывателей» и, в конце концов, их получат. Все, что можно, из решений будет вымарано, вот тогда мы все и насладимся «доступом к информации о деятельности судов».

Проблема конкуренции древнего принципа публичности правосудия с другим принципом: защиты частной жизни и персональных данных, который стал остро актуален как раз с появлением интернета, — на самом деле, простого решения не имеет. Гораздо проще ответить на вопрос, что будет, если публиковать судебные решения без персональных данных: их просто нельзя будет найти в этой куче. То есть если злодей, изучающий базу решений, например, в целях поиска жертвы для шантажа, все равно найдет ее каким-нибудь не автоматизированным способом, то для остальных и более добросовестных пользователей ГАС «Правосудие» просто превратится в кучу информационного мусора.

Но тут (как в любой сказке) есть некая загадка. Всякому, кто знаком с нашей судебной системой, трудно поверить, что Президиум Совета судей мог высказаться вразрез с председателем Верховного суда, заранее это с ним не согласовав. Кто же из них лукавит и для чего? Возможно, Лебедев адресовал свой либеральный посыл только одному субъекту — Всемирному банку, на чью ссуду, в том числе, создана система «ГАС  «Правосудие». По данным, которые обнародовал Суддеп, за пять лет на судебный интернет по программе «Судебная реформа» было потрачено по трем статьям около 4,5 млрд рублей из бюджета РФ и займа Всемирного банка (а его надо вернуть). Но, если доступ к «ГАС «Правосудие» получат только сами судьи, цели «судебной реформы», как их понимает, например, Всемирный банк, достигаются как-то не очень. Судьи (и — по знакомству — «правоохранительные органы») уже получили все, что хотели, а остальным достается дырка от бублика.

Параллельно выделению средств на техническую сторону «ГАС «Правосудие» Всемирный банк выдал ссуду и на обучение журналистов, призванных по-новому осветить работу российских судов в свете их открытости. Эти средства (около 2,5 млн долларов), переданные в управление Минэкономразвития РФ, после попытки провести тендер по заявкам никому не известных фирм, так и не распределены. А чему учить журналистов, если в «ГАС «Правосудие» все равно ничего не найти? То есть найти можно, но только через «административный ресурс», по знакомству, или купив базу данных за деньги. Этому нас учить уже не надо, жизнь научила.

Вот и конец сказке № 262 о доступе к судебной информации. Если только за оставшиеся до 1 июля дни Вячеслав Михайлович Лебедев  этот печальный финал как-то не перепишет.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera