Сюжеты

Иди домой

Дело о нападении на Нальчик. Обвинение теряет доводы

Этот материал вышел в № 66 от 23 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

В понедельник в Верховном суде Кабардино-Балкарии произошло знаковое событие. Одному из 58 обвиняемых по делу о нападении на силовые структуры города Нальчика 13 октября 2005 года Казбеку Будтуеву изменили меру пресечения на домашний...

В понедельник в Верховном суде Кабардино-Балкарии произошло знаковое событие. Одному из 58 обвиняемых по делу о нападении на силовые структуры города Нальчика 13 октября 2005 года Казбеку Будтуеву изменили меру пресечения на домашний арест.

Это было очередное рутинное заседание суда, от которого ни участники, ни слушатели не ожидали ничего нового. Однако суд, в восемнадцатый раз рассматривая вопрос продления меры пресечения,  решил изменить если не судьбу, то хотя бы условия содержания одному из обвиняемых.

Сейчас Казбеку Будтуеву 33 года. До 13 октября 2005 года он жил с матерью в пригороде Нальчика, работал на стройках. В тот злополучный день был дома и в город не выезжал. Свидетели — более двадцати человек соседей и знакомых — еще на стадии предварительного следствия дали показания, подтверждающие его алиби.

Тем не менее спустя десять дней после событий Будтуева арестовали и предъявили обвинение по девяти статьям Уголовного кодекса: от участия в вооруженном мятеже до убийства мирных жителей. По версии следствия, молодой человек вместе с боевиками совершил нападение на второй отдел внутренних дел города Нальчика.

Как он попал в поле зрения силовиков? Случайно. Взяли его соседа, и тот при проведении следственных мероприятий — после того как очередное сломанное ребро проткнуло ему легкое — «опознал» Будтуева на фотографиях мертвых боевиков. Эти показания стали достаточным основанием для ареста.

Тут нужно отметить, что с самого начала у следствия были большие проблемы со свидетелями обвинения. Прямые доказательства вины базировались сугубо на признательных показаниях обвиняемых против самих себя, добытых под пытками (о применении пыток в первые недели после арестов сейчас на судебных заседаниях свидетельствуют даже сотрудники республиканского УФСБ и УБОПа). Поэтому не удивительно, что спустя год после начала следственных действий обвиняемые один за другим стали отказываться от своих показаний. С доказательной базой возникли проблемы.

Тогда органы следствия применили ноу-хау. Они использовали широко применяемый в западной практике институт сотрудничества со следствием, но в своем, особом ключе. Дело разделили на отдельные эпизоды. После «работы» с обвиняемыми были амнистированы 12 человек, причем все по разным эпизодам. Именно показания этих двенадцати человек и стали основными доказательствами.

Однако сейчас, по ходу судебного разбирательства, амнистированные рассказывают о механизме такого сотрудничества. Выступая перед судом в качестве свидетеля, амнистированный Зелимхан Караев заявил, что его сосед Казбек Будтуев был опознан им по ошибке. На самом деле он «не участвовал в событиях 13 октября и непричастен к ним. А показания, в которых я оговариваю других, даны под пытками. Я согласился сотрудничать со следствием в обмен на свободу».

Спустя пять лет, проведенных за решеткой, с разрушенным здоровьем — после допросов у Будтуева отказали почки — суд решил изменить ему меру пресечения на домашний арест.

Конечно, сложно назвать торжеством справедливости решение суда, где с формулировкой «отсутствие доказательств вины» человеку всего лишь меняют меру пресечения. Однако такое решение дает надежду на то, что тройка судей во главе с председательствующей по делу Галиной Гориславской при дальнейшем рассмотрении этого резонансного дела будет объективно и непредвзято оценивать предоставленные доказательства защиты и обвинения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera