Сюжеты

Требуется идея. Срочно. Дорого.

О креативных технологиях, постиндустриальном обществе и сырьевой зависимости

Этот материал вышел в № 68 от 28 июня 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

Екатерина ЖирицкаяНовая газета

Еще недавно «креативный» было словом из лексикона художников и психологов. Сегодня оно не сходит с уст социологов, экономистов, политиков. Теория «творческих индустрий» имеет и своих сторонников, и яростных критиков. Вне зависимости от...

Еще недавно «креативный» было словом из лексикона художников и психологов. Сегодня оно не сходит с уст социологов, экономистов, политиков. Теория «творческих индустрий» имеет и своих сторонников, и яростных критиков. Вне зависимости от своих взглядов, ученые сходятся в одном: чем дальше, тем больше богатство стран, городов, компаний будет определять не доступ к природным ресурсам, не техника и оборудование, даже не уровень сервиса и услуг, а идеи. О креативной экономике мы говорим с  Еленой Зеленцовой, директором агентства «Творческие индустрии» и одним из авторов книги «Творческие индустрии: теории и практики».

— Когда впервые заговорили о «творческих индустриях»?

— Понятие творческие индустрии было введено в оборот в 1998 году, в Документе по картированию творческих индустрий департамента культуры, медиа и спорта правительства Великобритании. В творческих индустриях тесно связаны культура, экономика и социальная политика. Эти три типа активности во многом противоречат друг другу. Свободный поиск художников ориентирован на такие ценности, как эстетическая привлекательность и самовыражение. Цель прагматической инициативы бизнеса — личная и корпоративная выгода. А задачами государственного и регионального управления являются развитие территории, города. Взаимодействие этих трех типов активности всегда было непростым. Неудивительно, что и осмысление этого взаимодействия носило остро полемический характер.

— Как творческие индустрии связаны с куда более ранним понятием (заслужившим скорее критику, чем одобрение философов и социологов) — «культурные индустрии»?

— Во второй половине XVIII — начале XIX века искусство перестало быть частью лишь аристократической жизни. Родились общедоступный театр, частные галереи, концерты и другие элементы инфраструктуры рынка культурных продуктов. Литература и публицистика осмысливали этот процесс. Сложившееся тогда противопоставление «чистого» искусства и «низменного» мира коммерции и индустрии не утратило влияния до сих пор.

Термин «культурная индустрия» был введен в оборот лидерами Франкфуртской школы социальной философии М. Хоркхаймером и Т. Адорно. Критицизм социологов Франкфуртской школы по отношению к индустриализации культуры, восприятию произведений искусства основан на их критике самого индустриального общества в первой половине и середине ХХ века. Их представления о культурной индустрии связаны, с одной стороны, с происходившими процессами стандартизации и снижения (десакрализации) культурных ценностей, с другой — с явственной опасностью возвращения фашизма в западный мир.

— В свою очередь, термины «креативная экономика» и «творческие индустрии» соответствуют уровню развития общества, сложившемуся на рубеже XX — XXI веков.

— Чтобы в полной мере понять, почему творческие индустрии стали восприниматься не просто эффективным антикризисным средством, но и главным направлением развития экономики, необходимо познакомиться с логикой развития развитых стран за последние полвека, то есть дать характеристику постиндустриальному обществу.

К сожалению, эти знания оказались terra incognita для большинства наших соотечественников. Если в Китае труды крупнейшего теоретика постиндустриализма Элвина Тоффлера серьезно изучались еще в 1980-е годы (что стало логичным «прологом» для включения в начале XXI века «креативного» сектора экономики в число приоритетных), то в России эти работы не были широко известны и не рассматривались как база для разработки новых стратегий. Неудивительно, что многие важные решения в нашей стране до сих пор принимаются, следуя логике развития индустриального, а не постиндустриального общества.

— Почему потребовалось заменить привычное понятие «культурные индустрии» новым?

— Слово creative возникло потому, что нужно было отойти от слова «культура», которое ассоциировалось с чем-то затратным и с экономикой никак не связанным, и включить в сферу культуры сектор компьютерного программирования, что позволило сформировать более впечатляющую статистику занятости и торгового оборота.

В конце 1990-х годов многие исследователи отмечали, что мир входит в новую эпоху, которая не подходит под определение «информационное общество». Возникло понимание, что основой экономики ближайшего будущего станет творчество. В 2000 году журнал Business Week впервые использовал понятие «креативная экономика», а в 2001 году вышла книга Джона Хокинса «Креативная экономика».

— Как можно определить креативную экономику?

— Если совсем кратко характеризовать изменения, которые влечет за собой переход от индустриальной модели к постиндустриальной, то можно сказать следующее: материальные активы (фабрики и заводы, здания и сооружения) уже не столь ценятся, как нематериальный капитал – интеллектуальная собственность или раскрученные бренды. Все больше людей от жестко регламентированной (как по времени, так и по сути) работы переходят к творческому труду. Скорость изменений ситуации на рынке определяет необходимость творческого подхода, который позволяет найти новое решение максимально быстро. На смену предприятиям-гигантам приходят маленькие подвижные команды, непрофильные подразделения выходят из состава крупных компаний и становятся самостоятельными коммерческими структурами.

— Какова связь между креативной экономикой и креативными индустриями?

— Креативная экономика понимается шире, чем креативные индустрии. Она включает науку и технологии. Теория и практика креативных индустрий более пристальное внимание уделяет культуре. Наука и технологии уже нашли и практическое применение во всех областях жизни. Многие отрасли науки традиционно тесно связаны с военной промышленностью, что давало им возможность не испытывать недостатка ни в средствах, ни в кадрах. Основная же задача многочисленных апологетов креативных индустрий — привлечь внимание к новому ресурсу.

Доклад ООН трактует креативные индустрии как совокупность отраслей, базирующихся на авторском праве. Однако когда речь идет о формировании программ поддержки креативных индустрий на уровне города или страны, чаще используют определение 1998 года британского департамента культуры, медиа и спорта: «Креативные индустрии — это деятельность, в основе которой лежит индивидуальное творческое начало, навык или талант и которое несет в себе потенциал создания добавленной стоимости и рабочих мест путем производства и эксплуатации интеллектуальной собственности». Важной частью определения является список секторов, включающихся в понятие креативных индустрий, среди которых кино, издательское дело, архитектура, театр, дизайн, музыка и звукозапись, изобразительное искусство, компьютерные технологии и ряд других.

— Заговорить о креативных индустриях ученых и политиков заставили экономические успехи упомянутых выше отраслей?

— В докладе ООН отмечается, что это один из наиболее динамичных секторов мировой торговли товарами и услугами, чей ежегодный прирост с начала 2000-х годов составлял в среднем 8,7 %. Успех креативных индустрий определяется числом занятых в них людей, оборотами, количеством предприятий, процентом в национальном или мировом ВВП. Наверное, единственной инновацией здесь является количество проданных копирайтов и патентов на интеллектуальную собственность.

— География распространения креативных индустрий весьма обширна: Европа и Северная Америка, Юго-Восточная Азия, Африка, — как развиваются творческие отрасли в этих столь разных регионах?

— В последние годы креативные индустрии являются одним из приоритетов экономического развития в развитых странах Европы, Америки и Юго-Восточной Азии. Чем более постиндустриальна страна, тем успешнее программы. Если для Европы творческие индустрии были поначалу антикризисным средством, то для стран Азии креативные программы стали «работой на опережение», новым рычагом влияния и позиционирования на мировой арене как ведущей современной державы. Это часть стратегического развития стран и городов, возможность улучшения качества жизни и человеческого капитала и вместе с тем  — путь осуществления культурной экспансии, трансляции своих ценностей и норм. Развитие креативных индустрий в Юго-Восточной Азии отдано на откуп городским властям, основная стратегия их распространения — создание и поддержка творческих кластеров.

В Латинской Америке картина развития «креативных индустрий» куда более пестрая. Регион огромный, страны разные, даже в одной и той же стране в одном крупном городе, как, например, в Рио-де-Жанейро, есть программа развития креативных отраслей, а в другом нет. В Африке же пока все креативное развитие сводится к попыткам развивать сектор ремесел. Исключением может стать разве что Нигерия с ее новой киноиндустрией и «Ноливудом».

— А насколько развит сектор креативной экономики в России?

— Сегодня Россия является фабрикой, производящей продукцию на основе чужих технологий, а не «лабораторией» по созданию творческих продуктов. Доля основных отраслей, базирующихся на авторском праве, то есть ядра творческих индустрий, в экспорте России составляет всего 0,49% (по сравнению с 18,29% в Китае, 8,35% в Италии, 7,61% в США, 5,67% в Великобритании). По данному показателю Россия уступает даже Индонезии (0,89%).

Статистика показывает, что, несмотря на огромный творческий потенциал страны, сектор креативных индустрий в России не развит. Их развитие позволило бы стране изменить структуру внешнеторгового баланса и стать менее зависимой от колебаний цен на сырье и энергоносители.

— Если развитие творческих индустрий в России не является одним из приоритетов развития на государственном уровне, то на уровне частных инициатив есть вполне удачный опыт.

— Да, если мы говорим о творческих кластерах. Что такое кластер? Поскольку в творческих индустриях заняты в основном небольшие компании, где работают иногда лишь по нескольку человек, им выгодно объединять свои усилия. Тем более что это позволяет создавать полноценный творческий продукт от стадии рождения идеи до ее воплощения и вывода на рынок. Поэтому фирмы, работающие в креативном секторе экономики, предпочитают, чтобы их офисы располагались рядом. А поскольку самая низкая арендная плата, которая по карману маленьким компаниям, устанавливается на бывших промышленных предприятиях, именно там и возникают, как правило, «творческие кластеры» — объединения разнообразных архитектурных и дизайн-бюро, художественных галерей, альтернативных книжных магазинов и пр.

Тон этому задали Европа и США, но процесс освобождения промышленных, военных, складских и других площадей индустриальной эпохи не миновал и Россию. Естественно, что наиболее интенсивно арт-конверсия проявилась в Москве — единственном из российских городов, который можно назвать постиндустриальным. Тут возникли такие творческие кластеры, как Центр дизайна ARTPLAY,  располагающийся ныне в цехах завода «Манометр», Центр современного искусства «Винзавод» — в помещениях дореволюционного пивоваренного завода «Московская Бавария», Центр творческих индустрий «ПRОЕКТ-FАБRИКА» на действующей фабрике технических бумаг «Октябрь», дизайн-завод «Флакон» на территории бывшего стекольного завода «Флакон: Москва — Париж».

— Как приживается московский опыт в других мегаполисах?

— Московское «кластерное» движение не могло не остаться незамеченным, прежде всего в Санкт-Петербурге, который был российским пионером в освоении технологий творческих индустрий. Здесь в 1989 году возник знаменитый арт-центр — «Пушкинская, 10». Не менее известен лофт-проект «Этажи». Проекты по творческому освоению бывших промышленных зданий появляются и в малых городах, где фабрики когда-то были градообразующими явлениями. Таковы, например, проекты «Музейный трамвай» в Ногинске, «Центр города» — «город мастеров» на кирпичном заводе в Можайске, новая экспозиция Раменского музея на текстильной фабрике, «Петропавловская слобода» на Ярославской большой мануфактуре.

— На Западе развитие творческих кластеров — одно из мощных средств борьбы с социальной депрессией. Заметен ли хоть отчасти этот эффект в России?

— Мировой опыт развития городов средствами культуры и творческих индустрий опирается на этот важный «кластерный» эффект. Другой вопрос, что на фоне бессистемного, а то и коррупционного подхода к развитию городских пространств, характерного для России, успехи творческих кластеров по возрождению территорий особенно впечатляют и обнадеживают.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera