Сюжеты

Да, я все еще болею за Уругвай

И хотел бы услышать, что ответила Муслере мудрая штанга

Этот материал вышел в № 71 от 5 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Алексей ПоликовскийОбозреватель «Новой»

Ровно в полночь раздался телефонный звонок. «Так ты все еще болеешь за Уругвай? — спросил меня из трубки зам. главного редактора Сергей Кожеуров. — А что же твой хваленый Суарес опять не забил?». Я обиделся и за себя, и за Суареса*. Матч...

Ровно в полночь раздался телефонный звонок. «Так ты все еще болеешь за Уругвай? — спросил меня из трубки зам. главного редактора Сергей Кожеуров. — А что же твой хваленый Суарес опять не забил?». Я обиделся и за себя, и за Суареса*.

Матч Уругвая и Ганы был в разгаре. Счет 0:0. Суарес на правом краю действительно увяз в здоровенных ганских мужиках. Но ты бы попробовал, Сергей, сыграть с такими! У них нерушимое здоровье, неиспорченные гены, ноги сорок пятого размера, грудные мышцы силачей, одним шагом они покрывают два метра, а толкаться с ними плечо в плечо бессмысленно: они не чувствуют толчка. И мой любимец Суарес со всей его резкостью и техникой никак не мог вылезти на простор атаки из облепивших его африканских болот, африканских джунглей и африканских пустынь.

Как каждый играющий в футбол я иногда думаю: «А вот здорово было бы разок сыграть пять на пять с бразильцами! Или голландцами…» От такой веселой игры можно получить много голов в свои ворота и много радости. Но вот погонять мяч со сборной Ганы мне никогда не хотелось. В их игре почти нет игры, а есть порядок, надежность и страшное, нечеловеческое здоровье. Они затопчут тебя и, не заметив, побегут дальше. Вот с какими людьми в ночь с пятницы на субботу играл Уругвай и вот против кого должен был финтить нападающий Луис Суарес.

Чем дольше шел матч, тем глубже обессилевший в попытках зацепиться за мяч нападающий уходил назад. На последней минуте дополнительного времени, во время последней ганской атаки, он встал в ворота. Что привело его на ленточку ворот, за спину высокого вратаря Муслеры, который в своем желтом одеянии и с растерянным мальчишеским лицом метался в толпе слоноподобных ганцев? Каким образом тот, кто должен быть впереди всех, очутился позади всех? Какое провидение поставило маниакального нападающего, индивидуалиста, эгоиста и агрессора Суареса в ту последнюю точку, где мяч еще можно было остановить? Он это сделал, причем дважды подряд, отразив первый удар ногой, а второй движением поднятых сжатых кулаков  — и тем самым спас Уругвай.

Люди делятся на две неравные категории. Большинство делает свою работу, и это все. Они словно бредут по серой равнине в утомительном однообразии будней. Я делал, ты делал, он делал, мы делали! Среди них журналисты, пишущие неотличимые один от другого тексты, и чиновники, принимающие решения, которые не приносят решений, и футболисты, которые в поту бегают туда и сюда и не остаются в памяти. И есть другие, которые умеют не делать, а сделать. Я не знаю, откуда в них берутся дар точности, и превышающая разум интуиция, и еще воля, не дающая им смириться перед порядком вещей. Эти люди как будто видят внутренним зрением ту единственно возможную точку мироздания, к которой должны прорваться, чтобы изменить реальность. Они соль земли. И их мало.

Луис Суарес не смог забить Гане, потому что преодолеть такую защиту оказалось выше его сил. Но его дар и его интуиция не исчезли в нем, и он все равно сделал то, ради чего выходил на поле: принес победу. Удаленный за игру руками, он, рыдая и натягивая майку на лицо, шел с поля под присмотром человека в штатском, как заклятый преступник. Конвоир дал ему остановиться и увидеть, как Асамоа Гьян пробил пенальти в перекладину и как растерянный и потрясенный вратарь Муслера, воздев руки в разлапистых перчатках, обратился к перекладине с длинной благодарственной речью. Я хотел бы услышать этот монолог Муслеры, а также то, что отвечала ему мудрая штанга. Обезумевший вратарь-язычник, молящийся перекладине, и нападающий, от рыданий перешедший сразу в смех счастья, — забыть такое нельзя.

Суарес не один такой. Есть еще на чемпионате мира люди, умеющие не делать, а сделать. Весли Снейдер из сборной Голландии, забивший два гола бразильцам, показал, что он тоже знает, где таятся волшебные точки мироздания и как к ним добраться. Немец Клозе, каким-то чудом выскакивающий на мяч в правильной и единственно возможной точке, наделен этим даром в высшей мере. Аргентинец Месси, маленький дриблер, тоже допущен в когорту сильных, умеющих творить чудеса и приносить результат, но поскольку я пишу эти строки до матча Аргентины с Германией, то не знаю, удастся ли ему вспомнить свое умение и снова обрести ту потрясающую гармонию, без которой свершение невозможно.

В перенасыщенном вещами, информацией и сущностями мире слишком много вещей кажутся необязательными. Необязательной кажется политика, вся сплошь состоящая из блеклых троечников; необязательной кажется литература, обмельчавшая до карликов; необязательна так называемая культурная элита, производящая немыслимое количество не обеспеченных смыслом слов и дурных амбиций. Но футбол, каким мы видим его на чемпионате мира, не только обязателен для деградирующего среди фальшивок и симуляций человечества, но и целителен, как лекарство.

* См. публикацию Алексея Поликовского «Я болею за Уругвай» в № 69 «Новой».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera