Сюжеты

Пока политики делили власть, прошла партия наркотиков

Кто стоит за резней в Джалал-Абаде и Оше. Кто и как спасал соседей и останавливал погромы. Наш корреспондент передает из Киргизии

Этот материал вышел в № 72 от 7 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Оксана ЧелышеваНовая газета

Генеральная прокуратура Киргизии возбудила уголовное дело по факту массовых убийств и беспорядков уже 12 июня. А 24 июня пресс-служба временного правительства распространила заявление главы ГСНБ Кенешбека Душебаева. Были названы несколько...

Генеральная прокуратура Киргизии возбудила уголовное дело по факту массовых убийств и беспорядков уже 12 июня. А 24 июня пресс-служба временного правительства распространила заявление главы ГСНБ Кенешбека Душебаева. Были названы несколько имен обвиняемых в организации массовых беспорядков и разжигании межнациональной розни.

Основные виновники трагедии, по мнению официального следствия, — террористические организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и «Союз исламского джихада» (СИД) при активном участии членов семейно-кланового режима Бакиевых. В рамках расследования по обвинению в разжигании межнациональной вражды задержаны шеф-редактор газеты «Дидор» Улукбек Абдусаламов, имам мечети им. Билала города Джалал-Абада Мухамаджон Ахмедов, правозащитник Азимжон Аскаров. Обвинение в организации массовых беспорядков предъявили Санжарбеку Бакиеву, племяннику Курманбека Бакиева.

Многие журналисты, политики и правозащитники Киргизии выражают сомнение в том, что расследование ведется непредвзято. Они считают, что признания выбиваются при помощи жесточайших пыток. Например, известная правозащитница Толекан Исмаилова своими ушами слышала крики пытаемых в здании одного из РОВД, но ее к ним не пустили. Нурбек Токтакунов, адвокат правозащитника Аскарова, утверждает, что с его клиентом рассчитались сотрудники Базар-Кургонского РОВД за многолетнюю борьбу с пытками.

Токтакунов говорит: «Чтобы пытать, мозгов не надо. Следователи банально занимаются обслуживанием официальной версии. Если расследование по остальным эпизодам идет так же, как по Аскарову, — правды не будет».

Клан, политики и афганские наркодилеры

Существует и более комплексная версия причин событий на юге.

В беспорядках виноваты обе стороны — и узбекская, и киргизская. Неверно было бы все валить на клан Бакиевых. Да, велика личная ответственность Максима Бакиева. Но были замешаны и третьи, и четвертые силы. У бакиевских даже в самом Джалал-Абаде врагов было много. Хотя бы из-за рейдерских захватов. Ахмад Бакиев контролировал не только город, но и всю область. Джаныш, по словам нынешнего секретаря совбеза Киргизии Алика Орозова, был наглухо связан с ОПГ, контролируя наркотрафик.

Когда «апрельская революция» смела клан Бакиевых, у афганских наркодилеров возникли проблемы с транзитом через Киргизию. Некоторое время они выжидали, а затем пошли на контакт с несколькими представителями временного правительства. Начались переговоры, в которых подозревают, в частности, Омурбека Текебаева, контролировавшего конституционные реформы в составе ВП, лидера партии «Ата-Мекен», и Азимбека Бекназарова, координатора деятельности прокуратуры и судов ВП. О цене не договорились, и афганцы отомстили, проплатив большую часть наемников. А в это время огромная партия наркотиков была благополучно переправлена через территорию Киргизии.

Несомненно, ответственность лежит и на узбекской стороне. Лидер узбеков Кадыржан Батыров, лидер партии «Родина» и основатель Университета дружбы народов в Джалал-Абаде, включился в переговоры с Текебаевым о своей доле в политическом пироге Киргизии. Подозревают, что именно он стоял за поджогом домов семьи Бакиева в мае. Местная пресса тут же представила эти события так: «Узбек сжег дома киргизов».

Когда Батыров понял, что обещанные ему должности в обмен на голоса узбеков на выборах — блеф, он пошел ва-банк, потребовав автономию для юга Киргизстана и признание узбекского языка вторым официальным.

19 мая на улицы Джалал-Абада выходит киргизская молодежь: «Узбеки оборзели. Пусть Батыров извинится». Начинаются избиения узбеков, но эту смуту утихомирили за день. Батыров бежит. Причем ходят слухи, что последнюю услугу ему все-таки оказал «соратник» по дележу пирога и автор новой конституции Омурбек Текебаев.

«Злые и жадные менты не дают оружие»

10 июня около 12 дня на ипподроме Джалал-Абада собираются от двух до пяти тысяч киргизов. В основном это — сторонники партии «Ата Мекен», лидером которой является брат Омурбека Текебаева, Асылбек. Толпа организованно делится на два потока и идет громить. В районе Хугард погромщики захватывают военную часть, вооружаются. У них появляется два БТРа и БМП. Начинаются погромы. Узбеки сопротивляются. По оценкам джалал-абадских правозащитников, ранения говорят о характере столкновений: у киргизов ранения в основном нанесены тяжелыми предметами, у узбеков — огнестрел.

ВП не локализует обстановку, а, наоборот, отправляет туда вооруженные отряды киргизов. В основном они подчинялись Бекназарову и Текебаеву. Поразительно, что Азимбек Бекназаров сам подтвердил участие своего сына в джалал-абадских событиях. Киргизский журналист Елена Агеева пишет: «Сынуля выехал на юг без спроса. Позвонил папе из Ноокенского района. Пожаловался, что «злые и жадные менты не дают оружие». Что сделал добрый папа? — спрашивает журналист и приводит слова самого папы: «Я позвонил милиционерам и распорядился, чтобы им дали оружие…»

События в Оше тоже начались 10 июня. Но здесь инициаторами выступили узбеки. Это установлено правозащитниками. У гостиницы «Алай» стала собираться агрессивно настроенная молодежь. Большая часть прибыла из других районов. Аксакалам удавалось сдерживать толпу до трех утра. И эти усилия спасли жизни студенток-киргизок из общежития Ошского университета, расположенного рядом с гостиницей «Алай». Тем не менее по городу был вброшен слух, что девушки были изнасилованы, а груди отрезаны. Студенток и коменданта правозащитники нашли, никто из них эту информацию не подтвердил. Но слух сработал.

До 12 июня в больницу поступали обожженные и убитые киргизы. Все они были из района Фуркат, сел Кызыл Чек и Мады. Убивали в основном ножами. Раненых обливали бензином и поджигали. Оставшиеся в живых сообщали обо всем родным в киргизских селах. В Ош стали прибывать мужчины из Алайского, Чон-Алайского и Кара-Суйского районов. После этого начались погромы в узбекских махалях. Только в районе Фуркат собралось около трех тысяч киргизов. Члены ВП стали понимать, что они тоже приложили руку к катастрофе. Азимбек Бекназаров и Исмаил Исаков прибыли на вертолете в микрорайон и попытались успокоить толпу. Когда киргизы потребовали, чтобы Бекназаров ушел из политики, тот ответил: «Не дождетесь». Толпа разъярилась. Обоих забросали камнями, у вертолета выбили стекла. Политикам пришлось бежать на вертолете.

К этому времени узбекские дома были идентифицированы, на воротах появились специальные метки. Говорят, что эта информация могла быть предоставлена только мэром города Ош Мелисом Мырзакматовым. Его характеризуют как бакиевского человека и утверждают, что он якобы связан с криминалом. Взгляды — крайне националистические. 16 июня два вице-мэра Оша, Тимур Камчибеков и Бакыт Аманбаев, публично обвиняют Мырзакматова в организации бойни и уходят в отставку.

Бабушка и генерал

Погромы осуществляли киргизы, в основном не проживавшие в городе Оше. Дома тех киргизов, которые прятали у себя узбеков, также сжигали, «предателей народа» избивали.

А фактов спасения людей представителями другого этноса зафиксировано более чем достаточно. В день референдума на школьном участке в махале поселка Калинина, где вместе с узбеками живут несколько киргизских семей, нас пригласила в дом на чай пожилая киргизская женщина. Пять дней у нее в доме прятались пятьдесят соседей-узбеков, еще двадцать — в подвале. Бабушка рассказала: «Мы всегда хорошо жили. Когда начались погромы, мы вместе перекрыли въезды на улицу. Я пригласила соседей перейти ко мне. Когда погромщики стучали в ворота, выходила и грубо их выпроваживала».

Мне рассказывают и о киргизской девушке, которая вытащила из огня троих узбеков и на своей машине перевезла в узбекскую махалю. Потом они ее у себя прятали неделю. Передали правозащитникам.

Меня поразила встреча с генералом Ниязовым. Мирослав Ниязов до 2006 года был секретарем Совета безопасности. В советское время — начальник УКГБ Джалал-Абадской области, затем замминистра национальной безопасности Киргизии. Генерал собрал интернациональный отряд из 80 человек — русских, казаков, киргизов, узбеков, азербайджанцев, — и ввел его 14 июня вместе с другим генералом Замиром Молдошевым в село Массы Ноокенского района. «Мы за неделю навели порядок. Причем без единого выстрела. Там, где были мы, не было погромов, убитых мирных жителей и поджогов».

Признаюсь, я перепроверила заявление генерала. Попросила правозащитников дать мне справку о ситуации в этом селе до 14 июня и после. Цитата: «По сообщениям наших сотрудников и партнеров, введение этого отряда очень помогло сдерживанию возможного конфликта в регионе. Село Массы расположено на приграничной территории Кыргызстана с Узбекистаном, в которой компактно проживают этнические узбеки и кыргызы… В селе — одна русская школа, одна кыргызская школа и три узбекские школы. Это говорит о том, что в регионе превалирует узбекское население. Он считается опасной зоной…».

Я задаю вопрос Ниязову: как вам это удалось? Он отвечает кратко: «Мы — военные. Перед нами было три задачи. Мы продемонстрировали силу. Перекрыли все дороги в село блокпостами. Разоружили. Далее — началась народная дипломатия».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera