Сюжеты

Светлана Ефимовна, мама Игоря Сутягина: «Ему сказали: либо ты едешь, либо ты знаешь, что может быть»

Этот материал вышел в № 73 от 9 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дарья ПыльноваДмитрий Шкрылёв«Новая газета»

 

— До сих пор не могу прийти в себя и не могу понять — мне радоваться или горевать. С одной стороны, Игорь окажется на свободе, с другой — он будет оторван от родины и от семьи. Хотя ему вроде бы обещали, что у него сохраняется гражданство,...

— До сих пор не могу прийти в себя и не могу понять — мне радоваться или горевать. С одной стороны, Игорь окажется на свободе, с другой — он будет оторван от родины и от семьи. Хотя ему вроде бы обещали, что у него сохраняется гражданство, что он сможет хоть не жить в России, но приезжать сюда и принимать родственников в Великобритании. Но я пока воспринимаю это как слова. Словам я давно не верю. Реальность такова, что мы толком не знаем, когда его вывезут. На свидании в «Лефортово» Игорь сказал нам, что 8 июля его переправят в Вену, где его встретят британцы. Оттуда — в Лондон. Это мы узнали вчера на свидании с ним в «Лефортово», куда сына 5 июля вывезли в срочном порядке из Холмогор, где находится колония в Архангельской области. Причем какое-то время мы вообще не знали, куда он исчез, искали его вместе с адвокатом Анной Ставицкой. Поначалу нам сказали, что Игоря перевезли в Москву в качестве якобы свидетеля по какому-то делу.

Сразу же по прибытии сюда сын написал заявление на свидание со всеми членами семьи (мы с мужем, его брат, жена, две дочери 19 и 20 лет), но всем приехать не получилось из Обнинска, где мы живем и работаем. Отец Игоря после перенесенного второго инфаркта — на инвалидности. И вот 7-го числа поехали я и мой младший сын, а вечером того же дня приехала жена Игоря.

На свидании с сыном я узнала, что доставили его самолетом, что ему было сделано «предложение, от которого невозможно отказаться». Ему сказали: «Ты в списке, сам понимаешь, почему вдруг выбрали тебя. Если отказываешься, все договоренности нарушаются. Либо ты едешь, либо ты знаешь, что может быть». Как они могут доводить, известно. Времени на решение не было. Обдумав все, он решил, что если он отказывается, то ему и семье может быть очень плохо; еще, по его словам, подумал об арестованных в Америке, зная, что такое сидеть.

Однако больше всего Игоря угнетало, что в соглашении был пункт о признании им своей вины. Вину свою он не признает, хотя вынужден был подписать это, по сути, признать то, от чего 11 лет открещивался.

Сегодня он улетает, но мы не знаем — ни куда конкретно, ни как он там устроится. Мы не знаем даже, как его проводить. Когда на свидании он попытался это выяснить, ему ничего не сказали. Если, как и обещают, будет возможность нам ездить в Великобританию к Игорю, то мы, конечно, приложим все усилия. Конечно, все-таки спокойнее, что он будет на свободе. Это уже будет карцер. И не будет многомесячных перерывов в письмах и звонках. Он сможет позвонить, когда захочет. Сейчас меня очень тревожит, что Игоря высылают фактически без средств к существованию. Это полная неизвестность, отлет в никуда, потому что у него там нет ничего. Мы не миллионеры. Обычные научные сотрудники. Я работаю в филиале Карповского научно-исследовательского института в Обнинске. Здесь же трудится жена Игоря. Брат Дмитрий занимается полиграфией.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera