Сюжеты

Смотрите кто

Этот материал вышел в № 74 от 12 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Балерина Эммануэль Нелли и композитор Ален Моэ пришли в «Новую газету», чтобы своими глазами увидеть место, где Анна Политковская писала свои статьи, кажущиеся им предельным выражением журналистского мужества и человеческой порядочности....

Балерина Эммануэль Нелли и композитор Ален Моэ  пришли в «Новую газету», чтобы своими глазами увидеть место, где Анна Политковская писала свои статьи, кажущиеся им предельным выражением журналистского мужества и человеческой порядочности. Мы говорили об Анне, о том, что происходит в России и мире, поражаясь их личностному отношению к чужим бедам и немного огорчаясь тому, что подобный разговор трудновато представить с кем-либо из молодых соотечественников. Даже работа над спектаклем «Шерри-бренди» стала для них не только творческим, но и гражданским переживанием.

Эммануэль Нелли: «Я не случайно пришла в кабинет Анны Политковской…»

— Я не случайно пришла в «Новую газету», в кабинет Анны Политковской, поскольку меня волнует вопрос, что бы сейчас было с такими большими художниками, о которых идет речь в спектакле. И хотя Анна Политковская не была писателем, она отстаивала свободу в России, столь необходимую для создания великого искусства. Я специально не задавалась вопросом, что объединяет эти три имени — Чехов, Шаламов, Мандельштам, но мне кажется, что всех великих художников объединяет то, что у них есть своя поэтика. И в спектакле Наджа это хорошо проявлено. Мы, артисты, с полным доверием отнеслись к сложной концепции режиссера, соединившего столь разные имена, и в полном подчинении замыслу старались как можно точнее следовать его указаниям. Нам было важно показать спектакль именно в России, однако результат превзошел даже наши ожидания. Публика в Москве изумительная. Мы чувствовали, как она внимательна к тому, что мы хотим сказать, и благодаря ее реакции что-то в спектакле осознали, а что-то осознали по-новому.

Ален Моэ: «Когда я из окна гостиницы услышал щебет птиц, я его тут же записал и использовал в спектакле»

— Изначально мы не собирались обращаться к Мандельштаму, это имя возникло в процессе работы. Сахалин времен Чехова породил ассоциации с ГУЛАГом, поскольку мы знаем, во что превратились места, по которым писатель проехал во время своего путешествия. Наш спектакль пластический, а единственно, что сравнимо с пластикой по мощи воздействия, это поэзия. Где поэзия, там Мандельштам с его невероятной мощью обобщений, открытостью перед самыми глубинными и трагическими темами. Его поэтика стали диктовать эстетику и концепцию спектакля. И даже в своей музыке я использовал пение мандельштамовского щегла вместе с щебетом птиц, записанным во время моей поездки в Сараево во время войны. Меня поразило полное отсутствие птиц, поэтому, когда я из окна гостиницы услышал щебет птиц, вьющих гнездо, я его тут же записал и использовал в спектакле. Свой долг перед Чеховым я выполнил по-другому. Известно, что Чехов любил Беллини, и я нашел и вставил в партитуру спектакля запись именно той певицы, чье исполнение особенно нравилось Чехову. Но все-таки главные звуки в спектакле  — это звуки металла — скрежет, звон, трение. Не все они записаны в партитуре, музыка рождается во время каждого представления, часто от сиюсекундных ощущений. Огромное достоинство этого спектакля в том, что он не застывший. У каждого актера есть свобода выражения новых смыслов, неожиданных ощущений, возникших здесь и сейчас.

Одно из главных открытий спектакля  — это наш режиссер. Он венгр сербского происхождения, та часть жизни, которую он провел, как мы говорим, на Востоке, всегда была загадкой для нас. А в работе над спектаклем мы почувствовали, чем были для Наджа его социалистическая жизнь и распад восточноевропейского лагеря. Говоря про Россию и ГУЛАГ, он невольно рассказывал нам о своем жизненном опыте. И этот опыт помог нам в работе над спектаклем.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera