Сюжеты

Последний троллейбус. С Драконом

Ушел Валерий Дранников

Этот материал вышел в № 75 от 14 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей ИллешНовая газета

 

Позвонил Мост. Если кто не в курсе, то это Сергей Мостовщиков. Он на карточке справа, с бородой. И сказал просто и тихо: — Дракон помер… Вот так как-то, дядя Андрей. Дранников на снимке в дурацкой бейсболке, грязный. Оба они хороши — бичи...

Позвонил Мост. Если кто не в курсе, то это Сергей Мостовщиков. Он на карточке справа, с бородой. И сказал просто и тихо:
 — Дракон помер… Вот так как-то, дядя Андрей.

Дранников на снимке в дурацкой бейсболке, грязный. Оба они хороши — бичи и есть бичи. Но — не всамделишние, снимок сделан на площадке во время съемки кино. И под гримом и фингалами можно, кто захочет, настоящего Дракона увидеть. Такого, который пересекал путь большинства московских репортеров 60—90-х годов. Кометой хоть на день врывался в их жизнь. Перекраивал дела и планы. А в памяти застревал навсегда.

Про Дракона баек можно рассказывать — в шайтан-ящик не влезут. Веселый, поддатый, талантливый и, главное, а-б-с-о-л-ю-т-н-о свободный в своих сумасшедших поступках. Я ему завидовал. Молча, отлично понимая, что никогда не решусь написать в своей газете — респектабельной и антилегентной — акростих о том, что собственный начальник — ответственный секретарь — козел. Мягко говоря.

А он мне, похоже, совсем не завидовал. Ни газете моей серьезной, ни должностям эффектным. Ни командировкам — то на Северный полюс, то на Памир. Он в Москве окопался. И любил свой окоп. Продолжал бешеную пляску в «Московской правде» и в «Гудке».

Давно это было, давно. Вышел я в обнимку с Драконом из Дворца спорта в Лужниках, там еще хоккей международный давали. На часах — ночь непроглядная. На дворе холод и метро не ходит. В руках — недопитая бутылка. В карманах — мятый трешник.

— Ну что, Дракон, до дому надо как-то добираться. Тебе куда?

— Не, начальник. Душа песни просит. Мы с тобой сейчас на экскурсию двинем. В голубом троллейбусе. Как у Окуджавы. Ты вообще-то с Булатом знаком?

И, недослушав моего ответа, направился к кругу, где ночевали пустые троллейбусы. Через некоторое время вернулся с заспанным мужиком.

— Вот, Витек, знакомься. И располагайся. А трешку дай ему…

И полез в троллейбус, который уже засветился тусклыми декабрьскими огнями и заурчал своим электрическим мотором. Мы ехали, время от времени вылезая наружу и помогая Витьку, слегка хлебнувшему из нашей общей чаши, переставлять усы с одних на другие провода.

Вот бульвары. Вот Пушкинская и Тверская. Вот Лубянка и Садовое, и три бана… Там тормознули, и Дракон говорит:

— Возьми у Витька трешку. В долг. Сбегай к таксистам, притарань портвешка.

Плыла за окном ночная Москва. Пустая и покойная. И разговор у нас был с Драконом о профессии. Тоже покойный, со смыслом. И сидел Дракон рядом с Витьком. Штурманом сидел, не дергался. Аккуратно и правильно вел троллейбус по не переименованным, вполне советским улицам. Но сами собой читались не привинченные, послезавтрашние надписи: «Пречистенка, Дмитровка, Охотный Ряд»…

Так и въехали в утро.

Лучше у меня поездок по родному городу ни до, ни после не случалось.

Спасибо тебе, Валерий Джеймсович Дранников.

И правда — уходит наше поколение, рудименты в нынешних мирах. Словно полужесткие крепления. Словно радиолы во дворах.

Таких, как Дракон, уже больше не делают.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera