Сюжеты

От паствы до электората — один шаг

Теперь по образу и подобию приговора Таганского суда можно выносить вердикты в отношении тех, кто поднимет руку на «чувства верующих»

Этот материал вышел в № 75 от 14 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дело, разумеется, не персонально в Юрии Самодурове и Андрее Ерофееве, которым приговором суда назначены штрафы в 200 и 150 тысяч рублей: к ним лично и к их выставке, художественные достоинства которой, мягко говоря, спорны, можно...

Дело, разумеется, не персонально в Юрии Самодурове и Андрее Ерофееве, которым приговором суда назначены штрафы в 200 и 150 тысяч рублей: к ним лично и к их выставке, художественные достоинства которой, мягко говоря, спорны, можно относиться с разной степенью симпатий и антипатий. Проблема в другом: создан скверный прецедент, причем прецедент судебный. За искусство — а выставка все-таки проходила по этой «статье» — можно получить обвинительный приговор суда. По счастью, обошлось без колоний-поселений — требование прокурора закатать подсудимых туда на три года заставляет задуматься над тем, не нуждаются ли прокурорские мозги в такой же «модернизации», как и милицейские. Но назначенные судом штрафы  — чрезвычайно серьезны и чувствительны для тех, кто не зарабатывает десяти тысяч долларов в месяц. Не говоря уже о том, что теперь Самодурову и Ерофееву предстоит ходить с клеймом судимых…

Решение суда симптоматично в том смысле, что оно отражает настроения в обществе и во власти. Собственно, суд шел вслед за общественным мнением. Точнее, за тем, что в современном российском суде понимается под общественным мнением. Вообще-то оскорбленными, по-настоящему оскорбленными, могли почувствовать себя лишь «профессиональные» православные и горстка несчастных людей с мозгами, затуманенными крайними формами русского национализма. Это те самые люди, которые устраивали крестный ход вокруг здания судебного присутствия, что было бы комично, если бы не было так страшно. Те самые, которые встретили решение суда криками «Слава России!» — лозунгом русских маньчжурских фашистов 1920—1930-х годов, перекочевавшим в современную российскую политическую риторику и практику.

А вот остальные, в том числе представители официального православия, которые превосходным образом понимают, что выставка никого всерьез «оскорбить» не могла, а если разожгла «ненависть», то исключительно в душах националистов, чьи чувства вроде бы не должны волновать независимый российский суд, извлекли из процесса Самодурова  — Ерофеева ощутимые политические дивиденды. Сам по себе обвинительный приговор можно считать большой политической победой РПЦ на ниве дальнейшей клерикализации массового сознания и слияния государства и православной церкви. Первоклассный пиарщик о. Всеволод Чаплин обвинил устроителей выставки в «тоталитаризме и нетерпимости», вернув бумерангом аргументацию либералов им же самим: «Они знали, на что идут, и на самом деле пытаются утвердить свое мировоззрение (одно из многих существующих в мире) как единственное и общеобязательное». Ничего не получилось, потому что есть другое единственное и общеобязательное мировоззрение  — православное. Потому что, как и было сказано когда-то Ильичем по схожему поводу: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Самодуров и Ерофеев просто зашли на чужую площадку, где сила и власть не на их стороне. Таких вещей не прощают. Они столкнулись с очень серьезными людьми.

И теперь на примере злополучной выставки все знают, на чьей стороне «правда» и широкие возможности вплоть до вынесения обвинительного приговора суда. Официальная церковь показала свое влияние, выступила в качестве политической силы, способной утверждать и отстаивать свои правила игры. Теперь по образу и подобию приговора Таганского суда можно выносить вердикты в отношении тех, кто поднимет руку на «чувства верующих», понятие столь же широкое, сколь и неопределенное.

Кстати, никто почему-то не задумывается над тем, что можно оскорбить чувства атеистов. Право на «чувства» словно бы приватизировано официальным православием. Как право на мозги — государственной властью. Байкерам проповедует патриарх Кирилл. Рэперам — Владимир Путин. У национального лидера — электорат. У духовного лидера  — паства. Кажется, в их обоюдных интересах, чтобы электорат и паства совпали. Так, во всяком случае, еще удобнее управлять большими массами людей.

Государственная идеология, национальная идея и прочие химеры, возникающие тогда, когда надо оправдывать расширение степеней свободы власти и сужение степеней свободы граждан, что-то плохо заводят население. Поэтому роль агитпропа у нас постепенно переходит в надежные руки православных идеологов. И беда не в том, что они навязывают религиозные ценности, а в том, что они залезают в души людей, пытаются управлять их верой. А вера — это нечто интимное, куда официальным пропагандистам, даже если они посланы самим патриархом, хода быть не должно.

Пока же духовный лидер делит с национальным лидером политические дивиденды. Они вместе определяют общественную атмосферу в стране, почти законодательно устанавливают, что такое хорошо и что такое плохо. У нас на самом деле не дуумвират, а триумвират — президент, премьер, патриарх. И ничего лучшего, кроме уваровской триады самодержавие — православие — народность, для управления Россией не придумано.

Именно эти ценности и утвердил — причем совершенно официально — Таганский суд. В этом и состоит опасность обвинительного приговора.

Так и идем в светлую даль модернизации с хоругвями в руках, капустой в бороде и криками «Слава России!» на устах. Далеко зайдем…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera