Сюжеты

Умер писатель Юрий Черниченко

Этот материал вышел в № 76 от 16 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

14 июля на 81-м году после длительной болезни скончался Юрий Дмитриевич Черниченко. Блистательный публицист, яркий общественный деятель, «великий раздражитель» острых вопросов оттепельного (60—70-е годы) и последующих, включая...

14 июля на 81-м году после длительной болезни скончался Юрий Дмитриевич Черниченко. Блистательный публицист, яркий общественный деятель, «великий раздражитель» острых вопросов оттепельного (60—70-е годы) и последующих, включая перестроечный, этапов жизни страны, писавший о проблемах российской деревни, сельской экономики. Он приобрел широкую известность очерками в «Новом мире», «Знамени», «Огоньке», во многих изданиях, в том числе и как ведущий популярной серии телепередач «Сельский час».

Перу Юрия Черниченко принадлежит более двадцати книг очерков и рассказов, многие из которых — «Антей и Бобошко», «Зимний Никола», «Русская пшеница», «Про картошку», «Умение вести дом», «Дело было в России», «Мускат белый Красного камня» стали событиями общественно-политической и литературной жизни нескольких поколений читателей. В прошлом году вышла его последняя, незаконченная книга «Время ужина. Прерванная исповедь», написанная страстно, безжалостно по отношению ко времени и к себе.

Юрий Дмитриевич Черниченко навсегда останется в замечательной плеяде лучших публицистов России, в светлой памяти коллег, читателей и друзей.

Секретариат Союза писателей Москвы

Черниченко ушел от нас, его друзей, коллег, почитателей многих его талантов. Он был нужен нам в 80-е, когда через «толстые» журналы в своих блестящих, темпераментных «тропарях» просвещал «совка» касательно сельского хозяйства и уничтоженного посредством коллективизации и Голодомора крестьянства. Это не были только эмоции, это был честный анализ экономиста-агрария, душой болевшего за народ, из которого сам вышел.

Он был нужен нам, когда Михаил Горбачев, а потом Борис Ельцин объединяли интеллектуально-демократические силы в очередной в истории страны попытке переломить традиции безнадежного отставания этой моей и Юриной страны. Они сделали это, разрешив формировать наконец (70 лет спустя) политические партии любых направлений. Юрий Дмитриевич создал самую нужную для голодавшего СССР «Крестьянскую партию», главной целью которой было второе после 1861 года освобождение российского земледельца от крепостной, когда-то помещичьей, а теперь колхозной зависимости. Нас познакомил и связал горбачевский съезд народных депутатов, собравшийся весной 1989 года. Нас связывали «Московские новости». Как-то за одним столом в Домжуре оказались одни Юры: Черниченко, Щекочихин, Афанасьев, Корякин, я, ну и Егор Яковлев, который Георгий, а значит, тоже Юра. Это были встречи больших надежд. Все, что происходит последние 10 лет, может быть, и добило Юрия Дмитриевича. Он, как и все мы, понимал, куда удалось Путину повернуть страну и чем чреват для нее очередной, возможно, последний, исторический тупик. И если реализуется рецепт Горбачева, опубликованный в «Новой газете» в день Юриной кончины, о создании демократического форума, то на нем будет очень недоставать замечательного человека Юрия Дмитриевича Черниченко.

Юрий Рыжов,
академик РАН

Рухнул еще один «сторожевой пост», охраняющий Россию от дальнейшего распада и деградации. Вся его творческая деятельность была посвящена селу, проблемам его выживания в сложных условиях коммунистического режима. Он относился к числу тех думающих людей, которые убеждены, что село, его жители составляют фундамент российского государства и подрыв этого фундамента грозит самому его существованию. Поэтому о сельском хозяйстве он писал не с технологической точки зрения и не с позиции правящих властей, а с заботой о человеке, об условиях его труда и быта.

В этом смысле он был продолжателем тех благородных традиций послевоенных публицистов, которые были заложены В. Овечкиным, Е. Дорошем, В. Беловым, Б. Можаевым, А. Радовым… В 60-е годы Ю. Черниченко ярко вступил в ряды тех, кто отчаянно боролся с антикрестьянской политикой властей.

Прощаясь с Ю. Черниченко, невольно задаешься вопросом: выиграл он или проиграл в борьбе за будущее села? Можно сказать, что проиграл. Перестройка и ельцинские реформы привели к тому, что почти 40 млн га пахотной земли выбыло из оборота. С географической карты за эти годы исчезли тысячи сел, еще недавно кое-как державшиеся на плаву. Горожан теперь большей частью кормят иностранные фермеры (40% продовольствия идет с их стороны) и пенсионеры со своих примитивных огородов. Колхозы, совхозы, о спасении и модернизации которых писал Ю. Черниченко, в большинстве своем рухнули под напором новой администрации.

Выходит, все было напрасно? Уверен, что нет. Ю. Черниченко добился главного — село сбросило с себя цепи, мешавшие жить и работать, и страна мучительно ищет сейчас новые формы хозяйствования. Нынешний кризис заставит отрешиться от антикрестьянской политики и раскованности социального мышления, которому способствовал Ю. Черниченко, откроет, наконец, новую страницу в жизни страны, где село займет законное главенствующее положение.

Геннадий Лисичкин,
публицист

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera