Сюжеты

Школьный курс истории стал партийным

«Единая Россия» определилась: отечественную историю следует изучать по единственно верному учебнику

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 77 от 19 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

Бурные споры по поводу того, каким должен быть «правильный» учебник истории, перешли в новую плоскость: по мнению Государственно-патриотического клуба «Единой России», учебник истории должен быть не только правильный, но единственный. А...

Бурные споры по поводу того, каким должен быть «правильный» учебник истории, перешли в новую плоскость: по мнению Государственно-патриотического клуба «Единой России», учебник истории должен быть не только правильный, но единственный. А задача политиков как раз и состоит в том, чтобы заставить правительство такой учебник заказать.

В июне этого года Государственно-патриотический клуб «Единой России» заявил о том, что необходим единый учебник истории. О том, что так уже было в нашей стране и повторять это опасно, на заседании клуба заявила одна только Наталья Лебедева, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН: «Мы должны помнить об ошибках истории, иначе мы повторим их снова. Если мы сделаем единый учебник истории, мы вернемся к тоталитаризму. Плюрализм в мнениях — чрезвычайно важный фактор для нашего будущего». Но это отдельное мнение не повлияло на итог клубного дня. Ирина Яровая, координатор клуба, подводя итоги дискуссии, заявила, что «задача политиков — предложить государству стать заказчиком на разработку единого учебника». Правда, Яровая видит и сложности: «Самой серьезной преградой на пути создания единого учебника является неготовность ученых заняться этой работой».

Радует, что наши ученые не соглашаются с ходу создать очередную итерацию «Краткого курса», но, как известно, это сопротивление можно и обойти. И желающие привести отечественную историю к общему знаменателю находятся, хоть и не среди ученых первой величины. Об этом «Новая» уже не раз писала (см. «Последний писк истории Государства российского», № 73 от 24—26.09.07, «Оперативная разработка учебника истории», № 66 от 06.09.08, «История без права переписки», № 71 от 06.07. 09).

Учителей как преграду на пути единого учебника, видимо, не рассматривают: важные для школы решения принимаются летом.

За прошедшие полгода «Единая Россия» сделала крутой поворот. Еще совсем недавно, в феврале, на заседании этого же клуба, где обсуждали патриотическое воспитание, все соглашались, что учебников истории должно быть несколько. Замминистра образования и науки Исаак Калина тогда сказал, что после того многообразия, которое было, учебник истории не может остаться один. Прошло полгода, и тот же Калина уже говорит о единственном государственно выверенном учебнике.

Почему, по логике ЕР, учебник истории должен быть единым, понять нетрудно, это укладывается в ряд известных постулатов: парламент не место для дискуссий, выборы  — не место для частного волеизъявления, а место для всех несогласных — КПЗ. Школа в этой логике вообще особое место, где надо от дискуссий, и уж тем более от всяческого несогласия, на всю оставшуюся жизнь отучить.

«Дело в том, что сегодня дети — граждане России, — обучающиеся в разных школах, имеют совершенно разные интерпретации исторических событий, истории своей страны», — переживает Яровая. Заметим: разные интерпретации событий текущих и исторических имеют дети не только в разных школах, но и в разных семьях, и в разных дворах, и в разных компаниях, читающие разные книжки, и разные СМИ, и блуждающие по разным веткам в интернете. Прекратить этот плюрализм одним учебником вряд ли получится, даже если предполагать, что большинство детей ничего больше не читают, а большинство родителей с ними ни о чем серьезнее, чем оценка по истории, никогда не разговаривают.

Какой-то мистический ужас вызывают у членов клуба учебники, созданные в эпоху вольницы 90-х годов. Еще в 2007 году на выступлении перед преподавателями истории Путин, тогда президент, сказал, что авторы созданных в последние годы учебников истории «пляшут польку-бабочку за иностранные гранты». И, по мнению Яровой, многообразие учебников свалилось на нас не потому, что были сняты многие табу и открылись архивы. Просто «в 90-е годы осваивалось большое количество разных грантов. В этот период появились учебники, дававшие откровенно ложные представления о событиях истории нашей страны, важных для осмысления себя как нации».

Есть ли такое событие, пусть даже правильно осмысленное, которое может помочь ученику осмыслить себя как нацию? Нелепица какая-то. А дальше координатор клуба просто грешит против формальной логики. Она утверждает, что сейчас «при всем разнообразии учебников, по факту, дети учатся по одному учебнику. Ведь школа или учитель выбирают один учебник и по нему ведут обучение». Уж не знаю, софизм это или паралогизм, но в любом случае — логическая ошибка, а пропагандистским кадрам во все времена рекомендовалось владеть наукой и искусством аргументированного и убедительного рассуждения (Сталин даже в школу пытался логику внедрить). Если учебников много и учителя могут их выбирать, то это как раз и означает, что дети учатся по разным учебникам. А каждый конкретный ребенок при этом учится или по одному, если его учитель так выбрал, или по нескольким, если учитель способен совмещать разные и выбирать, где та или иная тема раскрыта, по его мнению, лучше. А если этого не понимать, то дальше придется подравнять и всех учителей или в конце концов оставить одного правильного на всех, а это труднее, чем один на всех учебник (хотя наша история и «великого учителя народов» тоже знала).

Ирина Яровая ставит вопрос: «Насколько этот выбор (выбор учебника учителем. — Л. Р.) соотносится с позицией общества?» Читать надо: с позицией «Единой России». «Позиция общества» — уж точно софизм.

У других участников круглого стола были и свои доводы в пользу единого учебника. На протест Лебедевой против единого учебника возразил заместитель начальника центрального штаба «Молодой гвардии ЕР» Владимир Бурматов: вспомнил, что в 90-е, когда он оканчивал школу, учился по шести учебникам истории, и учителя заставляли их приобретать. Своих преподавателей он не пощадил, сообщив, что они «приторговывали учебниками» (?!). Доходы же от единого учебника, видимо, будут строго централизованы. Так и хочется спросить: «Почем опиум для народа?» Но шутить особенно не приходится. «История для всех граждан нашей страны должна быть единой», — заявил полномочный представитель Правительства РФ в Госдуме Андрей Логинов. А депутат Госдумы Владимир Мединский пошел еще дальше, подчеркнув, что единый учебник должен быть и для государственных, и для частных школ, а «в идеале этот учебник должен распространяться не только в России, но и в государствах СНГ».

Иначе отключим газ?

А если без всяких шуток, возможно ли вообще сделать историю единой? Идея сделать единственный научно точный учебник несостоятельна, потому что в современном мире нет и не может быть одной единой научной концепции каждого события и всего исторического процесса в целом. Что же — принять какую-то одну концепцию в качестве государственной? Леонид Поляков, замдекана факультета политологии ВШЭ, так и сказал: «Нужно принять волевое политическое решение, причем политическая воля должна быть оформлена в виде государственного заказа». Что при этом нужно сделать с теми учеными, чей научный поиск не вписывается в государственную концепцию? Пока не сказал.

Уже и сейчас — до наступления светлой эры единого учебника — защита от разнообразия выстроена надежная. Написать один учебник и подать его на утверждение практически невозможно. Представлять в экспертный совет нужно целые линии — учебники с 5-го по 11-й класс. Это, понятно, не под силу отдельному учителю, преподавателю или исследователю без государственной или политической поддержки.

Интересно, успеют ли с единым учебником еще при Медведеве, или это задел на будущее и появится он уже после 2012 года?

Комментарий специалиста

Доктор исторических наук, профессор Александр Данилов, завкафедрой истории Московского педуниверситета:

Я всегда был против единого учебника истории

— Я присутствовал на круглом столе, но не выступал из этических соображений. Любое мое выступление трактовалось бы как защита моих учебников — это сейчас 70% всех школьных учебников истории. Но я всегда был против единого учебника истории.

На мой взгляд, единый учебник невозможен по нескольким основаниям.

Как быть с учебником, сделанным по госзаказу, при демократической смене государственных руководителей — раз в пять-шесть лет? Переписывать? Учебник не газета, он должен быть очень стабильным и должен предоставлять возможность разных трактовок и обсуждения тех событий, по поводу которых в науке и в обществе есть разные точки зрения.

Я уж не говорю, что единый учебник истории представляет опасность для самой власти: в этом случае она примет на себя всю критику, которая сегодня обрушивается на многих авторов при каждой смене настроений.

Я считаю, что было бы правильно иметь 3—5 линий учебников, утвержденных на 5 лет, которые должны замещаться на конкурсной основе, когда какой-то коллектив подготовит что-то новое и более удачное.

Учебники, конечно, вызывают споры, потому что попадают в руки к людям самых разных взглядов. И это нормально. Не будет никаких нареканий, только если всем заткнуть рты тем, что тот или иной учебник у нас единственно правильный.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera