Сюжеты

У чистильщиков отобрали веники

Этот материал вышел в № 78 от 21 июля 2010 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

Роман АнинРедактор отдела расследований

 

Департамент собственной безопасности (ДСБ) перестал считаться одной из самых влиятельных структур в МВД, после того как потерял статус управления. Подобная метаморфоза постигла и всю вертикаль УСБ. Те, кто должны были заниматься в регионах...

Департамент собственной безопасности (ДСБ) перестал считаться одной из самых влиятельных структур в МВД, после того как потерял статус управления. Подобная метаморфоза постигла и всю вертикаль УСБ. Те, кто должны были заниматься в регионах чисткой своих рядов и инициировать посадки «оборотней», де-факто занимались обычным шантажом: собирали компромат на своих коллег и во избежание лишних проблем для последних им же и продавали. Сегодня их перестали воспринимать всерьез.

В системе МВД дээсбэшников не любит никто: с каким бы оперативником или следователем ни приходилось общаться, на упоминание «чистильщиков» большинство реагирует только обсценной лексикой. И это объяснимо: во многих случаях для давления на следствие или работу оперативников (которые, допустим, чересчур рьяно взялись за «неудобное» дело) использовались именно структуры собст-венной безопасности. Причем совершенно необязательно было действительно уличать в чем-то коллегу — достаточно начать проверку и замучить вызовами для дачи объяснений, после чего энтузиазм у следователей и оперов быстро пропадал. Кроме того, компромат, собранный внутренней контрразведкой, мог быть бесценным материалом для карьерных войн.

Безусловно, были и исключения: некоторые сотрудники ДСБ, например, не раз оказывались на стороне потерпевших от действий милиции, а также на стороне журналистов, в том числе и «Новой, — инициировали на основании наших материалов о коррумпированных сотрудниках милиции проверки, которые, впрочем, благополучно херились в прокуратурах.

Однако в преддверии «большой чистки», которая по идее должна сопровождать объявленную реформу МВД, многое изменилось. У ДСБ отобрали немалую часть прав и функций, и потому сегодня вызовом на Большую Пионерскую мало кого испугаешь. Коррумпированные сотрудники понимают: в сложившейся ситуации им гораздо проще договориться со следователем, которому попадет материал из ДСБ, нежели с самими «чистильщиками», которые этот компромат собирают.

Чего лишились дээсбэшники: они не могут вмешиваться в уголовные дела (например, изучать следственные материалы), а для того чтобы проверить декларации сотрудников милиции и членов их семей, приходится пройти такие бюрократические дебри, что проще этого не делать. Думается, подобное сделано не случайно. Смотрите сами.

Приказ № 205 о необходимости предоставления деклараций министр Нургалиев подписал 19 марта. Однако в этом документе никак не прописано, кто имеет право знакомиться с декларациями и, следовательно, проверять их. Декларации подаются в кадры, где по идее они должны подшиваться к личному делу. Но, во-первых, к личному делу получить доступ непросто, а, во-вторых, пока в тех личных делах, которыми интересовались наши знакомые в ДСБ, необходимых данных о доходах милиционеров они не обнаружили.

Ограничен доступ к этим сведениям и для журналистов, и для общественных деятелей: в приказе министра Нургалиева говорится, что все данные о доходах милиционеров и членах их семей — конфиденциальные. Вот и получается, что приказ министра Нургалиева существует в какой-то параллельной действительности: он есть, но узнать, как он применяется, сколько зарабатывают милиционеры, их жены и дети, а также какие у них источники дохода, — трудно даже для служб собственной безопасности. То есть тренд соблюден — декларации есть и борьба с коррупцией на бумаге присутствует, но на практике нет ничего…

Потеряв былую влиятельность, ДСБ лишился рычагов давления на подразделения МВД и, соответственно, своего основного источника доходов. Но у этого есть и оборотная сторона. Сегодня, когда заходит речь о необходимости серьезных проверок (например, по делам Магнитского, Трифоновой или немецкого автоконцерна Daimler), все чаще от сотрудников ДСБ приходится слышать примерно такое объяснение: какой смысл лишний раз подставляться и что-то всерьез проверять, если времени и сил на этот уйдет немерено, а следователь все равно не даст ход делу, крайними же сделают нас?

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera